Атеистична ли наука?

Иерей Алексей Хотеев

73CnWfCcfac

2017 год в Республике Беларусь объявлен Годом науки. Нет нужды много распространяться о том, какую видную роль выполняет наука в современном обществе. Она воспринимается как мерило правильных ответов, верных объяснений и точных высказываний. Научные суждения рациональны, логичны, доказательны. Научное знание зачастую противопоставляется как опытно-экспериментальное, полученное практическим путем, знанию предположительному, умозрительному, основанному на нерациональных допущениях. Говорят, что наука не нуждается в «гипотезе Бога» для объяснения действительности. В таком случае можно поставить вопрос: должна ли наука быть атеистичной?

Некоторые данные о состоянии и развитии науки в нач. XXI в.

Объем научной информации удваивается каждые 20 лет, существует более 15 тыс. отраслей научного знания, издаются свыше 20 тыс. научных (рецензируемых) журналов. По подсчетам, опубликованным ЮНЕСКО в 2015 г., число ученых в мире достигло 7,8 млн. человек.

Здесь важно сделать одну существенную оговорку. О науке можно говорить в трех контекстах: как познавательной деятельности, как явлении культуры и как социальном институте. Два последних подхода рассматривают науку как особую форму человеческой деятельности по изучению и благоустройству окружающего мира и как особый социальный статус людей, профессионально этим занимающихся. Понятно, что среди них в силу воспитания или личных жизненных обстоятельств есть немалое количество верующих в Бога. Поэтому количество ученых не равно числу атеистов, и занятие наукой не мешает иным оставаться религиозным человеком. Это, как говорится, — факт.

Поставленный вопрос касается оценки этого факта: допустимо ли считаться религиозным и заниматься научной деятельностью. Дискуссии об этом порой ведутся в ученом мире. Есть атеисты, которые считают, что религиозная вера несовместима с научным мышлением. Об этом, например, писали в свое время известный российский физик, лауреат Нобелевской премии акад. Виталий Гинзбург († 2009) и академик НАН Беларуси Анатолий Рубинов. Согласно некоторым исследованиям, такой точки зрения придерживаются около 30 % ученых-атеистов. Иногда они квалифицируют своих верующих коллег как «высокообразованных», но никак не «ученых». Суть объяснения сводится к тому, что научное мышление несовместимо с верой в чудеса и сверхъестественное вмешательство в природные процессы. Наука предполагает только естественные причины и принимает только рациональные объяснения (сциентистский редукционизм).

Однако возможно ли объяснить все многообразие внутреннего мира человека естественными причинами? Это было бы сродни такому рассуждению: раз химические вещества (например, наркотические) влияют на ход наших мыслей и чувств, следовательно, единственная основа нашего мышления и эмоций — химическая. Однако душевные движения, совесть, сознание, мышление, чувства трудно свести к некому побочному эффекту от работы нейронов. Человек мыслит себя как творческая и свободная личность, ощущает в себе способность принимать или не принимать вещества, необходимые организму, руководствуясь теми или иными этическими соображениями (например, объявляя политическую голодовку). Поэтому химия и физиология далеко не все могут объяснить в мотивации человеческого поведения. Методы исследования, применимые в сфере естествознания, не вполне адекватны, когда объектом изучения становится сам человек.

К ответу на поставленный вопрос можно подойти и с другой стороны: само стремление познать окружающий мир имеет религиозную основу. В самом деле, человек стремится не только уяснить, каким образом устроена природа и как функционируют ее элементы, но и для чего, почему она образована так, а не иначе. Ученый так же как любой человек хочет знать смысл, цель, назначение всего сущего. Однако строгое научное мышление не может выйти за пределы констатаций типа «А есть В», поэтому возникает философский или религиозный поиск ответов на вопрос «почему». Этот поиск стимулирует само развитие науки, ее постоянное стремление дать ответ на вопрос «как», чтобы затем на другом уровне размышления перейти к вопросу «для чего».

Таким образом, представляется, что наука по отношении к религии или атеизму должна занимать нейтральное положение, не присваивать себе мировоззренческих функций. В противном случае она рискует превратиться в мифологию, в некую «научную веру». С другой стороны, ничто не мешает ученому черпать силы для своих занятий в религиозном воодушевлении.

 

Опубликовано: газета «Воскресение», 2017, № 1.

Просмотрено: 47 раз.

Рекомендуем

Международная научно-практическая конференция «Государство, общество и Церковь в истории Беларуси»

3.

12-13 октября 2017 г. Белорусская Православная Церковь совместно с НАН Беларуси проводят научную конференцию, приуроченную к 500-летию издания Франциском Скориной печатной Библии и 300-летию со дня рождения святителя Георгия Конисского, архиепископа Могилевского.

В Минской духовной семинарии открывается иконописное отделение

4

Обучающимся будет предоставлена возможность овладеть искусством иконописи и получить богословское образование в рамках высшего образования первой ступени (бакалавриата).