Священник Дементий Сурмилло (1864-1937). Жизнеописание

27 ноября 2014 Версия для печати

Священник Дементий Сурмилло (1864-1937). Жизнеописание // Труды Комиссии по канонизации в Белорусской Православной Церкви (2010-2014). Вып. 2. – Жировичи : Издательство Минской духовной семинарии, 2014. – С. 34-37.

5Священник Дементий Григорьевич Сурмилло родился 8 марта 1864 г. на хуторе Павловка Усть-Медведицкой станицы Области Войска Донского. Происходил из семьи священнослужителя. В 1892 г. Дементий Григорьевич окончил Могилевскую духовную семинарию, вступил в брак и был рукоположен во священника. Получив назначение на должность настоятеля Рождество-Богородичного храма деревни Ново-Марковичи Рогачевского уезда Минской губернии (в настоящее время Жлобинский район Гомельской области), он совершал приходское служение на одном месте около сорока лет. Вместе со своей супругой Елизаветой Григорьевной Сурмилло сященник Дементий воспитал шестерых детей[i].

Помимо приходского служения, священник Дементий Сурмилло принимал участие в работе органов местного самоуправления и являлся секретарем земской управы. Разделяя со своей паствой тяжелый крестьянский труд, иерей Дементий в дореволюционное время возделывал 30 гектаров пахотной земли, имел 12 гектаров сенокосной земли, лошадь, корову, свиней, домашнюю птицу[ii].

С началом Первой мировой войны старший сын священнослужителя Владимир Сурмилло был мобилизован в Российскую Императорскую армию, окончил школу прапорщиков и был произведен в офицерский чин. В 1917 г. он погиб[iii].

После падения российского самодержавия и установления власти большевиков для священника Дементия Сурмилло и его семьи начался период суровых испытаний. В 1922-1923 гг. священник Дементий был арестован по обвинению в контрреволюционной деятельности, однако по прошествии одного месяца он был освобожден за недоказанностью вины. В 1926 г. второй сын священнослужителя Михаил Дементьевич Сурмилло был объявлен польским шпионом и приговорен к трем годам исправительно-трудовых лагерей. В 1930 г. семья Сурмилло была раскулачена, а сам священник Дементий по обвинению в неуплате налогов приговорен к двум годам заключения. Подав кассационную жалобу, он через три недели был освобожден. В 1932 г. на основании ст. 72 и 76 УК БССР (контрреволюционная агитация и организационная антисоветская деятельность) иерей Дементий был снова арестован и приговорен к трем годам высылки в Северный Край. В вину ему вменялись «контрреволюционная деятельность, связь с белополяками и шпионаж». Отбыв установленный срок, священник Дементий Сурмилло поселился в деревне Жирховка Жлобинского района Гомельской области, где начал нелегальное совершение богослужений на дому[iv].

Моральные страдания репрессированного священнослужителя в значительной степени усиливались переживанием за судьбу детей. Так, в 1933 г. его средний сын Петр Дементьевич самовольно покинул расположение тылополчения г. Осиповичи, в котором он пребывал после мобилизации, и скрылся в неизвестном направлении. По версии органов внутренних дел П.Д. Сурмилло бежал в Польшу, что в значительной степени усугубляло непростое положение всех членов его семьи. По прошествии двух лет после этого только что вернувшегося из ссылки священника Дементия постигло новое горе. Его второй сын Михаил скончался в 1935 г. в Оренбурге[v].

Обладая высоким пастырским авторитетом, священник Дементий Сурмилло имел большое влияние на местных крестьян. Следуя его призывам, в дни великих и двунадесятых праздников колхозники посещали богослужения и отказывались выходить на работы. Кроме того, священник Дементий сумел убедить около 50 обладателей единоличных хозяйств не вступать в колхозы, что давало им возможность игнорировать введенную в стране шестидневную неделю и по-христиански соблюдать воскресные дни. Пытаясь уберечь деревенскую молодежь от коммунистического соблазна, священнослужитель подчас оказывал на них воздействие через родителей, не допуская последних к церковным таинствам из-за нехристианского поведения детей. Одним из средств поддержания религиозной настроенности среди крестьян окрестных деревень священник Дементий избрал распространение рукописных листовок, которые в материалах следствия названы «Письмами от Бога». В одной из таких листовок, датированных весной 1937 г., содержался призыв к отказу от празднования 1 мая, поскольку в том году этот день совпадал с Великой Субботой[vi].

Очередной арест священника Дементия Сурмилло был произведен 18 июля 1937 г. Жлобинским Районным отделением управлением государственной безопасности (РО УГБ) НКВД на основании 72 и 68 ст. УК БССР («антисоветская пропаганда» и «шпионаж»). Согласно официальному постановлению об аресте, священнослужитель в годы гражданской войны оказывал содействие белополякам и выдавал красных партизан. Кроме того, иерей Дементий якобы проводил антисоветскую контрреволюционную деятельность, направленную против проводимых мероприятий Партии и Соввласти в деревне. В качестве меры пресечения было избрано содержание под стражей в арестантском доме Жлобинского РО НКВД с последующим направлением в Бобруйскую тюрьму[vii].

Во время следствия священник Дементий Сурмилло категорически отрицал инкриминировавшиеся ему преступления. Однако в прикрепленных к делу показаниях «свидетелей» утверждалось, что священнослужитель в 1919-1920 гг. принимал активное участие в борьбе с большевиками на стороне Польши, руководил штабом белопольского партизанского отряда, занимался шпионажем и выявлял красных партизан. Развивая следственную версию об антисоветской деятельности иерея Дементия, «свидетели» выдвинули аналогичные обвинения и в адрес членов его семьи. В частности, покойный сын священнослужителя Михаил был обвинен в вооруженной борьбе против Красной армии на стороне белополяков, а дезертировавший в 1933 г. из трудовой армии сын Петр объявлялся бежавшим в Польшу. Обвинение в активной борьбе против советской власти было выдвинуто также и в отношении Ивана Григорьевича Сурмилло, родного брата священнослужителя, который по версии следствия к 1937 г. проживал в Китае. Согласно заявлению самого священника Дементия, И.Г. Сурмилло скончался еще в 1924-1925 гг.[viii]

Комментируя свидетельские показания, священник Дементий заявил: «Если и даны показания граждан (…), что мой сын и я принимали участие с белополяками против красных, то это только по злобе. (…) Из-за враждебного отношения ко мне отдельные граждане, которые показали против меня, показали по злобе»[ix].

В качестве основания для выдвижения священнику Дементию Сурмилло обвинения в антисоветской агитации послужила его реплика по поводу известия об осуждении представителей высшего командного состава Красной армии: «Не беспокойтесь, Тухачевского и Уборевича не расстреляли. Это только так пишут, а подставили для видимости каких-нибудь колхозников вместо их и расстреляли»[x]. Вполне очевидно, что к произнесению этих слов священника Дементия побудили недоверие к официальной печати и наивное представление о недосягаемости сталинских репрессий для советской элиты. Однако в 1937 г. даже такие бесхитростные рассуждения могли послужить поводом к вынесению сурового приговора…

На основании собранных следственных материалов 3 августа 1937 г. было составлено обвинительное заключение, согласно которому священнику Дементию Сурмилло инкриминировались пособничество польским войскам в борьбе с Красной армией в 1919-1920 гг., проведение активной антисоветской деятельности под видом религиозного служения, шпионаж в пользу Польши при содействии ближайших родственников и срыв мероприятий советской власти. Обвинительное заключение утверждало полную доказанность совершения священнослужителем преступлений, предусмотренных 72 и 68 ст. УК БССР (антисоветская агитация и шпионаж)[xi].

Весьма примечательно, что в списке «преступлений» священника Дементия, перечислявшихся в обвинительном заключении, содержалось указание на исполнением им своих прямых пастырских обязанностей: «В мае месяце своих приближенных убеждал в том, что одно спасение в Боге, Которому надо усиленно молиться и только Он может освободить людей от сатаны. (…) Распространял “Божьи письма” – воззвания к верующим, а особенно это было во время переписи населения, чтобы призывать неустойчивых записываться верующими»[xii].

Постановлением Тройки НКВД БССР от 7 августа 1937 г. священник Дементий Григорьевич Сурмилло на основании вышеизложенных обвинений был приговорен к расстрелу. Приведение приговора в исполнение состоялось 18 августа 1937 г.[xiii] По прошествии полувека уголовное дело священника Дементия подверглось пересмотру. Решением прокурора Гомельской области от 18 июня 1989 г. священнослужитель был признан необоснованно привлеченным к уголовной ответственности и посмертно реабилитирован[xiv].

Снятие с иерея Дементия политических и уголовных обвинений, а также факт вынесения смертного приговора по обвинению в духовном руководстве паствой, позволяют воспринимать его трагическую кончину как мученичество за Христа. Последнее обстоятельство дает надежду на возможность прославления священника Дементия Сурмилло в лике святых новомучеников земли Белорусской.

[i] Архив УКГБ РБ по Гомельской области. Дело № 13474-с. – Л. 1, 4-4 об., 7 об., 14.

[ii] Архив УКГБ РБ по Гомельской области. Дело № 13474-с. – Л. 4-5, 7.

[iii] Архив УКГБ РБ по Гомельской области. Дело № 13474-с. – Л. 4 об., 7 об.

[iv] Архив УКГБ РБ по Гомельской области. Дело № 13474-с. – Л. 4 об.-8 об., 19 об., 20 об.

[v] Архив УКГБ РБ по Гомельской области. Дело № 13474-с. – Л. 4 об., 7 об., 18, 33-34.

[vi] Архив УКГБ РБ по Гомельской области. Дело № 13474-с. – Л. 19 об.-21 об., 25 об.-26, 33-34.

[vii] Архив УКГБ РБ по Гомельской области. Дело № 13474-с. – Л. 4 об., 6.

[viii] Архив УКГБ РБ по Гомельской области. Дело № 13474-с. – Л. 6, 16, 19-20 об., 25 об, 33-34.

[ix] Архив УКГБ РБ по Гомельской области. Дело № 13474-с. – Л. 15.

[x] Архив УКГБ РБ по Гомельской области. Дело № 13474-с. – Л. 21 об.

[xi] Архив УКГБ РБ по Гомельской области. Дело № 13474-с. – Л. 33-35.

[xii] Архив УКГБ РБ по Гомельской области. Дело № 13474-с. – Л. 33.

[xiii] Архив УКГБ РБ по Гомельской области. Дело № 13474-с. – Л. 38-39.

[xiv] Архив УКГБ РБ по Гомельской области. Дело № 13474-с. – Л. 40.

Просмотрено: 9 раз.

Рекомендуем

21 октября в Минской духовной семинарии пройдет V открытая конференция «Духовность. Нравственность. Традиции»

Организаторами форума выступают Минская духовная семинария, ГУО «Минский городской институт развития образования» и МОО «Христианский образовательный центр имени святых Мефодия и Кирилла».

Международная научно-практическая конференция «X Чтения памяти митрополита Литовского и Виленского Иосифа (Семашко; 1798-1868)»

Минская духовная семинария 6-7 декабря 2017 года проводит международную научно-практическую конференцию «X Чтения памяти митрополита Литовского и Виленского Иосифа (Семашко; 1798-1868)»