Уиверсализм христианского благовестия и вызов националистических идеологий

Слесарев Александр Валерьевич, кандидат богословия

(Доклад, прочитанный на VII Международной научной конференции «Этносоциальные и конфессиональные процессы в современном обществе». Гродно, 13-14 декабря 2007 г.)

Уважаемое высокое собрание!

В своем сообщении я остановлюсь на весьма актуальной проблеме понимания природы отношения христианства к тем или иным светским мировоззренческим системам, именуемым сегодня политическими идеологиями. Злободневность данной проблематики во многом обусловлена тем обстоятельством, что в переживаемую нами постсоветскую эпоху еще не до конца завершен процесс поиска национальной идентичности не только в социально-политической, но и в конфессиональной сфере. Переживавшиеся в начале 1990-х гг. неизбежный распад коммунистической системы и возникновение на ее обломках целого ряда новых государственных образований сопровождались вполне закономерными тенденциями к выработке новых идеологических систем. Освобождение от удушающего засилия марксистской идеологии породило радикальный пересмотр отношения к национальному и религиозному вопросам. В этой связи для целого ряда государств, а, пожалуй, в наибольшей степени для Беларуси и Украины, резко актуализировался вопрос выбора конфессиональных координат для построения нового национально-политического мировоззрения. В орбиту искусственно культивировавшейся антироссийской настроенности самым непосредственным образом был включен и церковный аспект. Становление независимых национальных государств порождало проекты создания независимых национальных Автокефальных Церквей. Или же, в виде альтернативы, предлагалась идея восстановления церковной унии как «единой национальной конфессии». Негативные последствия попыток использования Церкви в идеологической сфере со всей печальной очевидностью можно наблюдать на примере украинского Православия, где, помимо канонической юрисдикции, имеется целый ряд псевдоцерковных образований, не признающих друг друга и не признанных на уровне Вселенского Православия. Помимо этого, с особой печалью вспоминаются события конца 1980-х и начала 1990-х гг., когда разгул униатского экстремизма, поддерживаемый националистически ориентированными политиками, привел к насильственному разгрому трех украинских православных епархий. Этот печальный пример наводит на размышления относительно перспектив развития белорусского общества, которому временами в рамках уже разработанных систем националистического мировоззрения предлагаются искусственные модели разрешения конфессионального вопроса. В частности, не так уж и редко можно встретить призывы к образованию независимой Белорусской Автокефальной Церкви, а, пожалуй, еще чаще звучит утверждение того что греко-католицизм (уния) является национальной религией белорусов. В этой связи особую остроту и актуальность приобретает проблема отношения христианства к тому вызову, который исходит со стороны националистически ориентированных идеологий. Имеет ли право Церковь, призванная к служению не только Творцу, но и народу Божию, дистанцироваться от общественных процессов? Но, с другой стороны, имеет ли она право освящать своим авторитетом политическую борьбу, отдавать предпочтение той или иной политической концепции или партии?

Ответ на эти противоречивые вопрошания возможен только в том случае, если Христианская Церковь рассматривается не только как социальный институт, призванный к сохранению и приумножению базисных ценностей национальной культуры. Подобный подход резко ограничивает понимание христианства. Церковь Христова в глубинной основе своего существования БОГОЧЕЛОВЕЧНА. Подобно тому, как во Христе нашли свое гармоничное соединение Божественное и человеческое начала, Церковь не исчерпывается лишь только земной социальной составляющей. Являясь, по слову ап. Павла, «Телом Христовым» /1 Кор. 12:12/, Христианская Церковь онтологически, природно пронизанная Божеством, выходит за рамки традиционно понимаемой социальной институции. Церковь земная призвана быть такой общностью людей, которая, возвышаясь над национальными, социальными и политическими разделениями, дарует человечеству подлинное единство, освященное причастностью к наивысшему источнику всякого единения – Единому Богу. В Церкви «нет ни эллина, ни иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос»,- говорит Священное Писание /Кол. 3:11/. А это значит, что единение в Боге превосходит всякие разделения на основе национальных, социальных и иных признаков. Таким образом, христианское благовестие предлагает миру такую модель мировосприятия, которая базируется на принципе универсализма, возвышающего человечество над всеми земными разделениями. Однако евангельский универсализм ни в коей мере не исключает возможность культурного и этнического многообразия человечества. Не отрицается и возможность существования множественности подходов к выбору модели государственного устроения. В данном контексте возвышение Церкви над миром отнюдь не значит отрицание этого мира.

Для наглядности отметим, что проповедь Христа осуществлялась в весьма специфическом культурном контексте, характерном для палестинского иудаизма первой половины I столетия н.э. Однако евангельское благовестие и христианство вообще, без особых затруднений могут быть инкультурированы в любые исторически сложившиеся формы земного бытия человека. И, не отрицая универсальный, надмирный характер Церкви Христовой, мы можем говорить о прекрасном преломлении Благой Вести (а именно так переводится слово “Евангелие”) в многоразличных культурных традициях. С чарующей уникальностью предстают перед нами столь разнящиеся между собой христианство православного Востока и христианство латинского Запада, христианство византийское и христианство славянское, христианство арабское и христианство британское. Подобным образом христианский универсализм допускает сосуществование различных подходов к вопросу политической или экономической организации общества. Христианство не предлагает и не может предложить некой единственно приемлемой формулы общественного развития. Первоочередной задачей Церкви Божией на земле является преображение и очищение человечества, пререориентировка любых форм его социального существования в первспективе Вечности.

Исходя из изложенного понимания природы Христианской Церкви, можно констатировать, что имеющие место быть попытки ее включения в систему идеологических построений в принципе недопустимы. Любая идеология притязает на исключительную безошибочность в изложении перспектив дальнейшего социально-политического развития и не терпит мировоззренческой конкуренции. Но в принципе не может существовать единого мнения среди людей относительно наиболее приемлемого подхода к организации общественной, политической и экономической жизни. Именно поэтому политические идеологии по своей природе всегда нецерковны. Нецерковны они и в том случае, если одним из своих обязательных конструктов предполагают церковное учение, церковную традицию, церковную организацию. Универсальность Церкви исключает возможность создания «церковной идеологии». Политизация Церкви недопустима, поскольку противоречит самой церковной природе. Церковь обязана уважать свободу каждого человека, в том числе и свободу в выборе политической ориентации. Конечным итогом церковной политизации может стать предписание христианам поддерживать только одну политическую партию, только одно политическое мировоззрение и только одну стратегию политического поведения, что в принципе недопустимо.

Помимо этого, немаловажно отметить, что в отличие от любой светской идеологии христианство обращено не к коллективам, а к каждой отдельно взятой личности. Христос допускает только свободное обращение к Нему человека и не терпит в этом процессе никакого насилия, даже информационного, так часто сопровождающего насаждение тех или иных светских мировоззренческих систем.

Как уже отмечалось, острая потребность в формировании национально-политических идеологий возникшая в целом ряде новообразованных государств на заре 1990-х гг., породила новый идеологический вызов, брошенный современностью Христианской Церкви. Громкий лозунг «Независимому государству – независимую Церковь!», не учитывавший реальные потребности самой Церкви, привел к трагедии раскола в Украине. Не стала исключением в этом отношении и Республика Беларусь. Неоднократно попытка формулирования основных принципов национального, культурного и политического возрождения страны включала в себя призыв к православным белорусам разорвать все церковные связи с Московским Патриархатом и самоорганизоваться на основе автокефалии. Не менее интенсивно стала культивироваться идея возвращения белорусского народа к греко-католицизму, поскольку уния, якобы является «национальной религией белорусов».

Несостоятельность означенных идеологических постулатов видится уже в том, попытка использования политического потенциала Христианской Церкви и включения ее в систему национально ориентированного политического мировоззрения попирает саму природу этой Церкви, лишает ее заповеданного Христом универсализма. Если христианство с легкой руки заинтересованных лиц свести всего лишь к «национальной религии», в таком случае будут попраны фундаментальные принципы земного существования Церкви.

Искусственность подобного рода построений проявляется еще и в том, что они нисколько не учитывают насущные потребности Церкви и канонические нормы ее бытия. Так, например, идея возрождения церковной унии в качестве «национальной религии белорусов» развивается в абсолютном отрыве от современного восприятия данного церковного феномена не только православием, но и католицизмом. В настоящее время состояние взаимоотношений между западным и восточным христианством исключает развитие и воплощение в жизнь униональных проектов. На проходившей в 1993 г. в сирийском монастыре Баламанд Совместной международной комиссии по богословскому диалогу между Римско-католической и Православной Церквями было принято следующее официальное решение: «Теперь, когда католики и православные снова принимают во внимание отношение друг друга к тайне Церкви и вспоминают о том, что они сестры, ?…? формы «миссионерского апостольства», названные «униатством», оказываются неприемлемыми ни в качестве метода, который можно использовать, ни в качестве модели единства Церкви, которого мы добиваемся»1. В этом же документе явление унии было охарактеризовано как «источник конфликтов и страданий – сначала для православных, а потом и для католиков»2. Повторюсь, уния сегодня неприемлема не только для Православия, но даже и для католицизма.

В контексте рассматриваемой проблематики вызывает чувство недоумения та настойчивость, с которой определенные заинтересованные круги продолжают искусственную реанимацию отжившей свой век униатской идеи, рассматривая ее как наиболее оптимальный вариант разрешения конфессионального вопроса в рамках националистической белорусской идеологии.

Подобная попытка изменить естественный ход церковной жизни видится в пропаганде идеи автокефалии Белорусской Православной Церкви. Побуждающей причиной этому служит стремление к максимальной церковной белорусизации ради более широкого распространения белорусской национальной идеи. Основной причиной сопротивления реализации данного идеологического проекта со стороны Белорусского Экзархата Русской Православной Церкви является совсем не его «русофильская политика», как утверждает пропаганда. При Белорусском Экзархате уже много лет действует компетентная комиссия по переводу Священного Писания и богослужения на белорусский язык. Целый ряд предметов в Минских Духовных Академии и Семинарии преподается на белорусском языке. Причина неприятия идеи автокефалии на сегодняшний день видится в нежелании менять естественное течение церковной жизни ради реализации той или иной политической концепции. Церковь может освятить процесс возрождения национального сознания белорусского народа, но не имеет никакого права становиться орудием по формированию политического и даже национального мировоззрения. Церковь может обеспечить нацию фундаментальными нравственными ориентирами, но не имеет права позволить использовать себя в качестве одного из рычагов PR-технологий.

Подводя итог данному сообщению, можно еще раз подчеркнуть, что в ответ на современный вызов националистических идеологий, пытающихся лишить Церковь ее надмирного универсального характера, Православие руководствуется евангельским принципом «отдавать кесарево кесарю, а Божие Богу» /Мф. 22:21/. А принцип этот, по слову замечательного религиозного мыслителя Семена Людвиговича Франка, означает то, что «со дня Христова откровения и доныне всюду, где есть истинная христианская вера, подлинное христианское сознание, царству «кесаря», царству мира сего поставлены незыблемые пределы в лице суверенной, свободной жизни души в Боге. Все силы мира сего, весь в остальных отношениях безграничный авторитет государственной власти наталкивается отныне на несокрушимую стену, ограждающую жизнь в Боге свободного чада Божия. ?…? Как бы трудны, сложны, запутанны ни были конкретные отношения этого суверенно-свободного царства к миру и его силам, его принципиальная суверенность, его безусловная свобода от мира есть самоочевидная аксиома»3.

Примечания: 

1. Согласованное заявление по униатству. Совместная международная комиссия по богословскому диалогу между Римско-католической и Православной Церквями. Баламанд, 1993 / Экуменическое движение. Антология ключевых текстов.- М.: Библейско-Богословский Институт св. апостола Андрея, 2002.- С. 169.

3. Франк С.Л. Свет во тьме. Опыт христианской этики и социальной философии.- Париж: YMKA-PRESS, 1949.- С. 162-163.

Использованная литература

  • Библия: Священное Писание Ветхого и Нового Завета.- М., 1996.
  • 1. Аксючиц Виктор. Атеистическая идеология. Государство. Церковь / Русское зарубежье в год тысячелетия Крещения Руси: Сборник.- М.: Столица, 1991.- С. 213-233.
  • 2. Барабанов Е.В. Раскол Церкви и мира / Из-под глыб: Сборник статей.- Париж: YMKA-PRESS, 1974.- С. 177-197.
  • 3. Бедуелл Ги. История Церкви.- М.: Христианская Россия, 1996.- 302 с.
  • 4. Мейендорф Иоанн, протоиерей. Церковь и государство / Русское зарубежье в год тысячелетия Крещения Руси: Сборник.- М.: Столица, 1991.- С. 281-287.
  • 5. Поспеловский Д.В. Тоталитаризм и вероисповедание.- М.: Библейско-Богословский Институт св. апостола Андрея, 2003.- 656 с.
  • 6. Редлих Роман. Размышления солидариста об идеологии и партийности / Русское зарубежье в год тысячелетия Крещения Руси: Сборник.- М.: Столица, 1991.- С. 318-332.
  • 7. Розеншток-Хюссии Ойген. Великие революции. Автобиография западного человека.- М.: Библейско-Богословский Институт св. апостола Андрея, 2002.- 646 с.
  • 8. Согласованное заявление по униатству. Совместная международная комиссия по богословскому диалогу между Римско-католической и Православной Церквями. Баламанд, 1993 / Экуменическое движение. Антология ключевых текстов.- М.: Библейско-Богословский Институт св. апостола Андрея, 2002.- С. 169.
  • 9. Флоровский Георгий. Из прошлого русской мысли.- М.: Аграф, 1998.- 432 с.
  • 10. Франк С.Л. Свет во тьме. Опыт христианской этики и социальной философии.- Париж: YMKA-PRESS, 1949.- 404 с.

Просмотрено: 8 раз.

Рекомендуем

ИНТЕРВЬЮ: "Как бороться с депрессией — опасной реальностью нашего времени"

180

От расстройства психики страдают миллионы людей. Что это — психическое заболевание или духовная проблема? Об этом наша беседа с ректором МинДС, архиепископом Новогрудским и Слонимским ГУРИЕМ.

Народный артист и вера: Беларусь простилась с Александром Тихановичем

В день прощания с народным артистом Беларуси Александром Тихановичем священнослужители рассказали о глубокой вере в жизни любимого публикой исполнителя.