История расколоведения как научной и учебной дисциплины

Слесарев А.В.

Слесарев А.В. Расколоведение. Введение в понятийный аппарат. — М.: Новоспасский мужской монастырь, 2012. — С. 6-15.

Закономерным следствием стремительного развития отечественной науки в XIX ст. явилось возникновение новой отрасли церковно-исторического знания, обращенной на изучение русского старообрядческого раскола. Данное обстоятельство привело к выделению в рамках традиционного богословского образования самостоятельной расколоведческой специализации, имевшей не только теоретическую, но и прикладную направленность. Церковное священноначалие вполне справедливо рассматривало введение расколоведения в качестве эффективного средства на пути к преодолению негативных последствий отделения от канонической Церкви противников богослужебных реформ патриарха Никона[1].

В силу складывавшихся исторических обстоятельств становление расколоведения проходило в несколько этапов. Впервые вопрос необходимости научной специализации в изучении проблематики церковных расколов был поставлен в нач. 1850-х гг. Духовно-учебным правлением при Святейшем Правительствующем Синоде. В 1853 г. было принято решение об открытии при Московской и Санкт-Петербургской духовных академиях, а в 1854 г. при Казанской духовной академии и семинарии миссионерских отделений по «Истории и обличению русского раскола и сектантства» (известному также как «Расколоведение»). Одновременно с этим Казанская академия приступила к изданию церковного журнала «Православный собеседник», преимущественно ориентированного на апологетическую и антираскольническую проблематику. Научные публикации по истории русского старообрядчества начали появляться также и на страницах «Христианского чтения», «Богословского вестника», «Душеполезного чтения», «Братского слова» и других церковных журналов. С 1855 г. изучение расколоведения стало неотъемлемой частью академического образования, а в 1857 г. во всех четырех духовных академиях были открыты кафедры «Истории и обличения русского раскола и сектантства». Программа новой учебной дисциплины предполагала ознакомление студентов с историей, современной статистикой, историографией и особенностями вероучения русского старообрядчества. Кроме того, в рамках данного учебного курса будущие пастыри получали необходимые практические наставления относительно методики миссионерской работы среди старообрядцев и сектантов. Помимо духовных академий, преподавание расколоведения в 1850-е гг. вводилось также и на миссионерских отделениях некоторых духовных семинарий. Последовательными сторонниками выделения расколоведения в самостоятельное научно-педагогическое направление были святитель митрополит Московский Филарет (Дроздов), митрополит Санкт-Петербургский Григорий (Постников), митрополит Московский Макарий (Булгаков) и профессор-протоиерей Александр Васильевич Горский[2].

Дальнейшее реформирование системы духовного образования Православной Российской Церкви привело к принятию в 1869 г. нового Академического Устава, предполагавшего обязательное изучение «Истории и обличения русского раскола и сектантства» на церковно-исторических отделениях духовных академий. В это время учебная программа расколоведения включала в себя обширный цикл лекций, позволявший будущим пастырям не только подробно изучить историческое развитие старообрядчества, но и получить подготовку к последующему ведению конструктивного диалога с представителями раскола. Реформа 1869 г. способствовала быстрому становлению расколоведения как самостоятельной отрасти церковно-исторического знания. Несмотря на это, по прошествии всего лишь полутора десятилетия был принят новый Академический Устав (1884), отменивший распределение учебных дисциплин по специализациям. В итоге проведенной реформы предмет «История и обличение русского раскола и сектантства» был переименован в «Историю и обличение старообрядчества и сектантства» и отнесен к числу необязательных дисциплин, избираемых по желанию студентов. Наметившийся в это же время стремительный рост старообрядческого раскола побудил Святейший Правительствующий Синод уже в 1888 г. издать распоряжение о восстановлении кафедр расколоведения в двенадцати духовных семинариях, а в 1891 г. возродить кафедры «Истории и обличения раскола и сектантства» во всех духовных семинариях Православной Российской Церкви. С этого времени все будущие пастыри Церкви изучали расколоведение в пятом и шестом классах семинарии[3].

Коренные изменения, внесенные реформой 1884 г., не могли не оказать своего негативного воздействия на общее состояние русской церковной науки и духовного образования. Определением Святейшего Правительствующего Синода от 4 января 1897 г. предмет «Обличение русского раскола» был введен в качестве обязательного для преподавания в Московской духовной академии[4]. В начале ХХ ст. стала очевидной потребность в реорганизации учебных планов духовных школ Православной Российской Церкви. Новый Академический Устав, разработанный в 1910-1911 гг., ставил задачи реформирования духовного образования по университетским стандартам, что предполагало распределение учебных дисциплин в группы по принципу научной специализации. В результате этой реформы «История и критика сектантства» была выделена в самостоятельную учебную дисциплину, а «История и критика раскола» приобрела статус общеобязательного предмета в рамках церковно-исторической специализации[5].

Среди наиболее крупных специалистов по расколоведению в дореволюционный период можно отметить митрополита Московского Макария (Булгакова), митрополита Санкт-Петербургского Григория (Постникова); профессоров Санкт-Петербургской духовной академии И.Ф. Нильского, П.С. Смирнова; профессоров Московской духовной академии Н.И. Субботина, Е.Е. Голубинского, профессоров Казанской духовной академии А.П. Щапова, Н.И. Ивановского, М.Н. Васильевского и многих других.

Естественное развитие расколоведения как самостоятельной отрасли церковной науки было прервано революционными потрясениями 1917 г. и последующими трагическими событиями большевистского антицерковного террора, приведшими в кон. 1920-х гг. к практически полному уничтожению системы православного духовного образования. Однако определенное продолжение преподаванию расколоведения обеспечила русская эмиграция. Так, в 1923-1936 гг. при монастыре святого Кирика в Станимаке (Болгария) действовало четырехклассное пастырско-богословское училище Русской Православной Церкви Заграницей, программа которого была ориентирована на традиционный семинарский курс и включала в себя предмет «История и обличение русского старообрядчества и сектантства»[6].

Изменение общей линии советской религиозной политики, произошедшее в годы Второй мировой войны, имело своим следствием начало восстановления высших и средних духовных школ Русской Православной Церкви, каковыми стали Московский богословский институт и богословско-пастырские курсы в Москве, Ленинграде, Киеве, Одессе, Минске, Луцке, Саратове, Ставрополе и Львове[7]. Процесс возрождения церковной науки и образования не обошел стороной расколоведение. Так, учебная программа Православного богословского института, открытого в Москве летом 1944 г., включала в себя предмет «История и разбор русского сектантства и раскола». Аналогичным образом, в учебные планы богословско-пастырских курсов был включен курс «Сектоведение и расколоведение»[8]. Постановлением Ученого совета Православного богословского института от 7 июня 1944 г. заведующим кафедрой Истории обличения раскола и сектантства был назначен доцент протоиерей Димитрий Иванович Боголюбов[9].

В 1946 г. состоялось открытие Ленинградской духовной академии, преобразование Московского православного богословского института в Московскую духовную академию (МДА), а богословско-пастырских курсов в духовные семинарии. В контексте данных изменений Учебный Комитет Русской Православной Церкви утвердил учебные планы для духовных семинарий, согласно которым «История и обличение раскола и сектантства» должна была преподаваться во втором и третьем классах[10]. Однако на практике далеко не все семинарии придерживались установленного образца. Например, уже в июне 1948 г. педагогическое совещание Минской духовной семинарии приняло решение о включении сектантской проблематики в курс сравнительного богословия и выделении предмета «История раскола», преподавание которого предполагалось только в четвертом классе. Аналогичным образом, в 1940-1950-е гг. учебная программа Московских духовных школ предполагала изучение «Расколоведения» в рамках семинарии и «Историю и разбор русского раскола» в рамках академии[11].

В январе 1947 г., по прошествии полугода после преобразования Московского Православного Богословского института в духовную академию, протоиерей Димитрий Боголюбов был утвержден в звании профессора кафедры «Истории и обличения раскола и сектантства». На своем посту он пребывал вплоть до ухода на покой, произошедшего в 1951 г.[12] В возрожденной Ленинградской духовной академии (ЛДА) «Историю и обличение раскола и сектантства» читал профессор С.А. Купрессов, имевший опыт преподавания названной учебной дисциплины в дореволюционной Санкт-Петербургской (Петроградской) духовной семинарии. В 1949-1956 гг. доцентом (затем профессором) кафедры расколоведения ЛДА, а в 1956-1960 гг. профессором аналогичной кафедры в МДА являлся протоиерей Иоанн Козлов[13].

Помимо стационарных богословско-пастырских курсов, ориентированных на дореволюционные семинарские программы, расколоведческая проблематика находила отражение в учебных планах некоторых краткосрочных епархиальных курсов, рассчитанных на сообщение слушателям элементарных знаний о православном вероучении, церковной истории и литургической практике. Так, обучение на богословских курсах Орловско-Брянской епархии, действовавших в августе-сентябре 1947 г., предполагало изучение «Расколоведения» и «Сектоведения» как отдельных предметов[14].

Резолюцией Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I от 5 ноября 1955 г. были утверждены новые учебные планы для духовных учебных заведений, в которых расколоведение приобретало наименование «Разбор учения русского раскола и сектантства». Придерживаясь прежнего взгляда на целесообразность разделения расколоведческой и сектоведческой проблематики, педагогический совет Минской духовной семинарии выделил в качестве самостоятельных учебных дисциплин «Разбор учения русского раскола» и «Разбор учения русского сектантства»[15].

Восстановление расколоведения могло иметь своим следствием не только продолжение научного изучения старообрядчества, но и естественное развитие науки, разработку теоретических вопросов, а также включение в сферу научного изучения историю церковных расколов и разделений новейшего периода. Однако этого не произошло. В 1960 г. Учебный Комитет Русской Православной Церкви принял новые учебные программы для духовных академий и семинарий, исключавшие преподавание расколоведения[16]. Данное решение не было поддержано лишь Минской духовной семинарией, в которой «Разбор учения русского раскола» и «Разбор учения русского сектантства» преподавались вплоть до ее закрытия[17]. Вынужденное прекращение работы Минской духовной семинарии, произошедшее в 1963 г., ознаменовало собой окончательное исчезновение расколоведения из системы русского духовного образования.

На протяжении последующих десятилетий церковные расколы и разделения подвергалась поверхностному рассмотрению в рамках некоторых церковно-исторических дисциплин («История Русской Православной Церкви», «История Поместных Православных Церквей» и др.) или не изучались вовсе. Прекращение изучения и преподавания расколоведения повлекло за собой снижение исследовательского интереса к проблематике церковных расколов, что в конечном итоге обусловило малую разработанность этой отрасли церковно-исторического знания к началу ХХI ст.

В августе 2011 г. Ученый Совет Минской духовной академии принял решение о восстановлении систематического преподавания предмета «Расколоведение» для студентов выпускного курса. Учебная программа Минской духовной академии по «Расколоведению» предполагает систематическое рассмотрение истории русских, белорусских и украинских церковных разделений XX – нач. XXI ст., не изучаемых или изучаемых в недостаточной степени в рамках предметов «История Русской Православной Церкви» и «История Белорусской Православной Церкви»[18].


[1] Глубоковский Н.Н. Русская богословская наука в ее историческом развитии и новейшем состоянии. – М.: Изд. Свято-Владимирского Братства, 2002. – С. 88; Смолич И.К. История Русской Церкви. 1917-1997: В 2-х ч. – Ч.2. – М.: Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1997. – С. 161.

[2] Глубоковский Н.Н. Указ. соч. – С. 89; Добромыслов В.П. Макарий Булгаков, митрополит Московский как расколовед: В 2-х ч. – Ч. 1. – Рязань, 1900. – С. 1-101; Кузоро К.А. Преподавание истории и обличения церковного раскола на миссионерских отделениях духовных академий и семинарий второй половины XIX – начала XX вв.: по архивным данным / Макарьевские чтения: материалы восьмой международной конференции (21-23 ноября 2009 года) / Отв. ред. В.Г. Бабин. – Горно-Алтайск: ГАГУ, 2009. – С. 43-48; Синицына Н.В. К истории раскола последней трети XVII в. (Соловецкое и Московское восстания) / Макарий (Булгаков), митрополит. История Русской Церкви. Кн.7. – М.: Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1997. – С. 501; Сухова Н.Ю. Вертоград наук духовный: сборник статей по истории высшего духовного образования в России XIX – начала ХХ века. – М.: ПСТГУ, 2007. – С. 252-253.

[3] Ивановский Н.И. Современная нужда в усилении преподавания в духовных семинариях истории и обличения расколо-сектантства // Миссионерское обозрение. Журнал внутренней миссии. – 1906. – № 1. – С. 7; Определение Святейшего Синода № 1127 от 25 мая – 14 июня 1888 г. об открытии самостоятельных кафедр по истории и обличению русского раскола и сектантства в 12 духовных семинариях // Церковные ведомости. – 1888. — № 26. – С. 163; Синицына Н.В. Указ. соч. – С. 501; Смолич И.К. Указ. соч. Ч.1. – С. 461, 467-468; Уставы православных духовных семинарий и училищ, Высочайше утвержденные 22 августа 1884 года, с относящимися к ним постановлениями Святейшего Синода. – СПб.: Синодальная типография, 1888. – С. 147.

[4] Арсений (Стадницкий), митрополит. Дневник. 1880-1901. – Т. 1. – М.: ПСТБИ, 2006. – С. 550.

[5] Кузоро К.А. Исследование старообрядчества в духовных академиях второй половины ХIХ – начала ХХ вв. / Макарьевские чтения: материалы шестой международной конференции (21-23 ноября 2007 года) / Ред. В.Г. Бабин. – Горно-Алтайск: РИО ГАГУ, 2007. – С. 164-172; Смолич И.К. Указ. соч. Ч.1. – С. 485-486.

[6] Сухова Н.Ю. Русские богословские школы за рубежом: сохранение традиции и поиск нового (1920-1940-е гг.) // Материалы XVIII Ежегодной Богословской конференции Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета: В 2-х т. – Т. I. – М., 2008. – С. 263–272.

[7] Цыпин Владислав, протоиерей. История Русской Церкви. 1917-1997. – М.: Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1997. – С. 622-626; Шкаровский М.В. Санкт-Петербургские (Ленинградские) духовные школы во 2-й половине ХХ – начале ХХI века // Вестник церковной истории. – 2008. – № 4(12). – С. 171-172.

[8] Григорий (Чуков), архиепископ. Учреждение духовно-учебных заведений // ЖМП. – 1943. – № 3. – С. 23.

[9] Муравьев Н., Лебедев Н. Проф.-прот. Д.И. Боголюбов (Некролог) // ЖМП. – 1953. – № 7. – С. 6; Савинский С.В. Московские Православные Духовные Академия и Семинария в 1946/47 учебном году // ЖМП. – 1947. – № 7. – С. 29.

[10] Архив МинДС. Ф. 1. Оп. 1. Д. 21. Л. 3-4; Цыпин Владислав, протоиерей. История Русской Церкви. 1917-1997… С. 626-627; Шкаровский М.В. Санкт-Петербургские (Ленинградские) духовные школы… С. 174-175.

[11] Архив МинДС. Ф. 1. Оп. 1. Д. 21. Л. 53-53 об.; Трофимчук М.Х. Академия у Троицы. Воспоминания о Московских духовных школах. – Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2005. – С. 98, 143.

[12] Муравьев Н., Лебедев Н. Проф.-прот. Д.И. Боголюбов (Некролог) // ЖМП. – 1953. – № 7. – С. 6; Савинский С.В. Московские Православные Духовные Академия и Семинария в 1946/47 учебном году // ЖМП. – 1947. – № 7. – С. 29.

[13] Георгиевский А.И. Профессор-протоиерей Иоанн Козлов // ЖМП. – 1971. – № 11. – С. 34–35; Матвеев А. Проф. С.А. Купрессов (Некролог) // ЖМП. – 1966. – № 2. – С. 30.

[14] Колесников Б., протоиерей. Из Орловской епархии // ЖМП. – 1947. – № 11. – С. 65.

[15] Архив МинДС. Ф. 1. Оп. 1. Д. 17. Л. 28-29; Архив МинДС. Ф. 1. Оп. 1. Д. 38. Л. 33.

[16] Карпук Дмитрий. Ленинградские духовные школы в годы обучения протоиерея Александра Меня (1959-1963 гг.) // Санкт-Петербургская Православная Духовная Академия [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.spbda.ru/news/a-646.html – Дата доступа: 12.02.2012.

[17] Архив МинДС. Ф. 1. Оп. 1. Д. 39. Л. 29, 45-48.

[18] Слесарев А.В. Учебная программа по «Расколоведению» для III-го курса МинДА – Жировичи: МинДА, 2011. – 24 с. начала ХХ века.

Просмотрено: 10 раз.

Рекомендуем

Международная научно-практическая конференция «Государство, общество и Церковь в истории Беларуси»

3.

12-13 октября 2017 г. Белорусская Православная Церковь совместно с НАН Беларуси проводят научную конференцию, приуроченную к 500-летию издания Франциском Скориной печатной Библии и 300-летию со дня рождения святителя Георгия Конисского, архиепископа Могилевского.

В Минской духовной семинарии открывается иконописное отделение

4

Обучающимся будет предоставлена возможность овладеть искусством иконописи и получить богословское образование в рамках высшего образования первой ступени (бакалавриата).