Портрет потенциального адепта секты

Мартинович В.А.

Мартинович В.А. Портрет потенциального адепта секты // Адукацыя i выхаванне. 2009. №3. – С.59-63.

В настоящей статье рассматривается одна из основных тем, относящихся к области профилактики негативного влияния сект на общество, — портрет потенциального адепта секты. Выделяются как общие причины ухода в религиозные организации, так и ряд социальных и психологических характеристик людей, наиболее склонных к уходу в секты и культы. Выявлены также основные качества личности, предотвращающие либо значительно затрудняющие вход в секту.

Почему люди уходят в секты? Этот достаточно сложный вопрос в современном обществе обычно упрощается до примитивности. Часто можно услышать, что «злостные сектанты «зазомбировали»» человека, отобрали у него свободу, лишили способности самостоятельно мыслить и правильно оценивать окружающий мир. В пример приводится множество сломанных судеб, людей, искалеченных морально и психически, бросивших работу или учёбу, разрушивших собственную семью. Возникает закономерный вопрос: как можно довести человека до такого состояния? Однако этот вопрос изначально неправильно сформулирован, так как априори предполагает, что человека «приводит» к этому кто-то извне.

В первую очередь имеются в виду сами сектанты, на которых сваливается вся вина за искалеченную душу пострадавшего. Это самое простое решение, которое совершенно освобождает нас от ответственности за сам факт ухода близкого человека в секту, от страшного и неприятного осознания своей собственной вины. Да, обвинить во всём секту — очень просто. Намного сложнее разобраться в запутанных процессах и предпосылках, предваряющих и сопровождающих уход в неё.

Интересно, что в то время как в общественном дискурсе тема ухода в секты окружена множеством различных мифов и заблуждений, она же является одной из самых глубоко разработанных проблем психологии религии. Проблемой обращения в религиозные организации занимались ещё родоначальники этой науки — У. Джеймс, Д. Лойба, Э. Старбук и другие. В 1976 году исследователи феномена обращения в религиозные организации Д.Скроггс и У. Дуглас отмечали, что с начала XX века вышло более 500 научных работ, посвященных этой теме. На Западе для обозначения процесса входа в религиозную организацию широко используется термин конверсия (от англ. conversion — переход в другую веру, перемена убеждений, взглядов) [1; 2]. Классическим можно считать определение конверсии, сформулированное Р. Травизано в 1970 году. Учёный полагал, что суть входа человека в религиозную организацию заключается в изменении его общей идентичности, которая включает в себя:

  • а) мировоззрение индивида;
  • б) его личностные характеристики;
  • в) установки для большого количества ситуаций, предписывающие ему его отношение к людям и окружающей среде [3].

В 1976 году Р. Аустин выделил два основных аспекта входа в религиозную организацию:

  • а) структурный — приобретение либо изменение членства в религиозной группе, которое может сопровождаться внутренним перерождением личности;
  • б) психологический — духовное, внутреннее перерождение личности, которое может сопровождаться изменением членства в религиозной группе [4].

Структурный и психологический аспекты входа в секты чаще всего сопровождают друг друга. В таком случае речь идёт о тотальной конверсии. Однако они могут существовать и отдельно. В последнем случае человек может формально войти в религиозную структуру, так и не став её полноценным членом, или же, наоборот, отвечать всем психологическим характеристикам сектанта, ещё не вступив ни в какую организацию. Учёные отмечают, что вход в секту включает в себя две основные составляющие:

  • а) комплекс действий, совершаемых сектой для вербовки нового члена;
  • б) индивидуальные характеристики самого человека, его поведение, закладывающие основу для возможного вхождения в секту. Соответственно, возникает вопрос о том, какие именно социальные и психологические характеристики личности делают её потенциальным адептом сект и культов.

О том, как религиозные организации прибегают к обману и хитрости при вербовке новых адептов, написано уже много. Рассматривая портрет потенциального члена секты, мы к этому возвращаться не будем. Важно помнить, что лишь немногие секты начинают вербовку с непосредственного контакта «лицом к лицу» — на улице или у дверей квартиры. Большинство просто вывешивают объявления на столбах, помещают их в местной прессе или интернете. То есть чаще всего первый шаг для вступления в секту делает сам человек, который вовсе не обязан откликаться на рекламу, останавливаться на улице и начинать разговор с навязчивым сектантом да и вообще открывать ему двери своей квартиры. Если первый шаг сделан случайно, машинально, по ошибке, из интереса к чему-то новому и т.д., то на втором этапе, когда человек приходит по объявлению на собрание, начинает разговор с сектантом на улице или дома, подавляющее большинство людей теряют интерес к организации и отсеиваются. Тех же, кто остаётся, уже можно рассматривать как потенциальных членов секты. При этом являются таковыми отнюдь не потому, что остались на втором этапе. Причинно-следственная связь здесь другая. Они остаются именно потому, что уже задолго до этого сформировались как потенциальные члены секты. Это очень важное различие. Некоторые учёные считают, что для глубокого понимания всей истории прихода человека в секту важнее всего понять причины и мотивы, побудившие его после первых же минут знакомства с организацией остаться в ней. Именно поэтому при работе с пострадавшими специалистов интересуют в первую очередь особенности биографии человека, а не то, как конкретно на него воздействовала секта.

Кто же те люди, которые, сами того не подозревая, с наибольшей вероятностью могут пополнить ряды сектантов? Весь массив характеристик, присущих потенциальным членам секты, можно разделить на общие и частные. К общим характеристикам, в той или иной мере присущим всем без исключения потенциальным адептам сект и культов, относятся:

  • а) отсутствующие или сильно сниженные способности к критическому мышлению, всестороннему осмыслению любых возникающих на жизненном пути ситуаций, и в частности тех, где требуется сделать выбор между двумя альтернативными вариантами. При этом уровень образования, научные звания и степени далеко не всегда свидетельствуют о наличии критического мышления и никак не застраховывают от попадания в секту. Более того, даже знания об опасности сект совершенно бесполезны, если человек не умеет мыслить самостоятельно, критически воспринимать получаемую информацию, проверять и перепроверять «авторитетность» её источников. Именно поэтому занятия по логике, философии и развитию критического мышления гораздо полезнее специализированных лекций и книг по сектоведению;
  • б) отсутствующие или сильно сниженные способности к самостоятельному принятию решений, недостаток умения и готовности нести ответственность за свои поступки. В секты чаще всего уходят люди, стремящиеся «быть как все», плыть по течению, не выделяться из общего потока, убегающие от своих проблем и мнений, боящиеся и спасающиеся от самих себя. Секты обеспечат их «хлебом и зрелищами», и они добровольно отдадут за это свою свободу и полноту жизни. Такие люди будут очень благодарны тем, кто возьмёт на себя тяжкий труд — принимать за них все важные решения;
  • в) отсутствующая или чисто формальная принадлежность к традиционной религии. Глубокое знание и понимание основ христианской веры в сочетании с критичностью мысли и внутренней свободой являют собой непреодолимое препятствие для любых попыток закабаления человека, втягивания его в секты и иные тоталитарные системы. Однако простого крещения в церкви без регулярной и осознанной духовной активности для этого недостаточно.

Следует отметить, что наличие даже не всех трёх характеристик в комплексе, а лишь одной из них значительно повышает для человека риск быть втянутым в секту. Различаются лишь способы и результаты входа в религиозную организацию. Так, неверующие, но ответственные и критически мыслящие люди, войдя в секту, достаточно быстро достигнут там руководящих должностей. В то же время глубокая вера, лишённая критичности мышления и ответственности, может привести человека к внутрицерковному сектантству.

Исследования показали, что наиболее часто в секты и культы уходят люди с техническим образованием. Поэтому увеличение в школах и вузах количества времени, отведённого на изучение гуманитарных дисциплин вообще и религиоведения в частности, является важнейшим фактором профилактики ухода молодёжи в секты. Соответственно, сокращение гуманитарных дисциплин в долгосрочной перспективе неизбежно даст негативный эффект.

Можно выделить как минимум пять распространённых частных социально-сихологических характеристик, или, говоря точнее, личностных типов, потенциально склонных к уходу в секты и культы.

К первому типу относятся люди, имеющие какие-либо проблемы социального (неприятности на работе, в учёбе, недовольство своим статусом и положением в обществе и т.д.) или личного характера (семейные неурядицы, конфликты, психические или физические заболевания и т.д.). Люди этого типа осознанно или бессознательно ищут «спасения» от своих трудностей в секте. Последняя же претендует на глубокое понимание их сложных проблем, обещает дать готовые рецепты, как эти проблемы решить. Реальность с её сложными и неоднозначными ситуациями человек меняет на искусственный, простой и беззаботный мир секты, отдаляющий его от жизни. Ему так хочется поверить в то, что рассказываемая ему сказка — это «истинная» жизнь, что сектантам и трудиться особенно не нужно, чтобы привлечь его в свои ряды. Он уже готов нырнуть с головой в новую реальность и совершенно не задумывается о той цене, которую придётся за это заплатить. В современном обществе огромное количество людей пытаются спастись от себя и мира в алкоголе, наркотиках, азартных играх и… сектах.

Ко второму типу относятся, как ни парадоксально, люди, не имеющие по жизни никаких особых проблем. Устроенные и обеспеченные, они просто не знают, чем заняться в этом благополучном, но сером и однообразном мире. Сытый бунт выталкивает их на «поиск приключений». Секта для них — один из вариантов развлечения. Придя в религиозную организацию, они вполне могут в ней остаться и со временем искренне уверовать в её вероучение. Но изначальным мотивом в данном случае был не побег от проблем жизни, а поиск игры, развлечения, новых впечатлений, какого-то нового смысла в жизни. Снова и снова такой человек добровольно отправляется на поиск того, что ему кажется интересным приключением, но в конечном итоге может обернуться весьма печальными событиями для него самого и его близких.

Личности, относящиеся к третьему типу, далеки от крайностей первых двух. Как правило, это замкнутые, спокойные, хорошо воспитанные, умные и вежливые люди, практически не имеющие друзей и особых увлечений. Церкви они не посещают. Их достаточно развитый морально-этический кодекс, которым они руководствуются на практике, не имеет, однако, серьёзных оснований в виде стройной системы взглядов. Секта искусно предлагает им такое обоснование в своей доктрине и, самое главное, обеспечивает их общением с людьми, которые проявляют к ним интерес. К ним таким, какие они есть: замкнутым, пассивным и немножко скучным. Вероучение и ритуалы группы для них второстепенны. Важно само ощущение того, что их понимают и принимают, что с ними рядом есть кто-то, с кем можно поговорить, и кто, возможно, поможет в нужную минуту. Основная масса молодёжи, уходящей в секты, относится именно к этому типу.

К четвёртому типу относятся люди достаточно самоуверенные, стремящиеся к познанию чего-то нового, интересного и загадочного. Они способны, отдав все силы выбранному делу, впоследствии его без всяких проблем бросить, найдя новое увлечение. Такие люди не могут отличить серьёзную, стройную и глубокую систему знания от грубой подделки, претендующей на абсолютное господство во всех областях знаний сразу. Религиозное знание как таковое представляет для них основной интерес. «Религиозное» означает «хорошее» — таков их основной принцип. Различий они не видят и потому обречены на вечные скитания из одной секты в другую, всё принимая, со всем соглашаясь и ничего не понимая до конца. В тех случаях, когда эти люди отягощены достаточно большим зарядом активности, они могут погубить очень многих, уведя их в секту, которую впоследствии сами бросят.

К пятому типу относятся люди, стремящиеся к принятию эксклюзивных и «элитарных» вероучений и систем мировоззрения. Уровни образования и доходов у них могут быть самыми различными. Их объединяет неприятие любых форм массовости и коллективизма, которые являются для них си-нонимами чего-то примитивного и ложного. Владение истиной, по их мнению, является уделом немногих. Секты, ориентирующиеся на работу с этим типом людей, формируют у них уверенность в ценности, уникальности и неповторимости организации и предлагаемых ею знаний с помощью трёх достаточно простых и порой взаимно пересекающихся способов. В первом случае секта требует огромных денег (до нескольких тысяч долларов) за участие в её мероприятиях. Таким образом у человека создаётся впечатление, что он покупает чрезвычайно ценные знания, доступные лишь единицам. Высокая цена, заплаченная за эти знания, представляется ему залогом истинности, элитарности и эксклюзивности информации, получаемой, по сути, от обыкновенных мошенников. Люди этой категории не могут понять, что за деньги можно купить далеко не всё, а действительно сокровенные и глубокие истины даются человеку «бесплатно». Во втором случае секта создаёт многогранное и сложное вероучение, способное заинтересовать лишь более или менее образованных людей. Ощущение уникальности группы поддерживается не за счёт больших капиталовложений, а с помощью учения, доступного для понимания лишь избранным. При этом сложность и запутанность вероучения принимаются в качестве главного критерия и признака его истинности, глубины, ценности. В третьем случае имидж уникальности формируется за счёт серьёзных ограничений, налагаемых на вход в группу. Секта либо вообще не ведёт никакой миссионерской работы, либо приглашает строго ограниченное количество последователей. Последние составляют круг «посвя-щенных» в тайну организации и наслаждаются ощущением своего превосходства над остальным населением планеты. Секты и культы, дающие людям чувство собственной уникальности, избранности среди тёмной и необразованной толпы, достаточно легко находят доверчивых жертв собственной мании величия или просто людей, стремящихся хоть в чём-то превосходить всех и вся.

Описанные выше социально-психологические характеристики являются важнейшей предпосылкой ухода человека в секты и культы. Нередко люди по своим психологическим характеристикам являются сектантами ещё до формального входа в секту, который лишь структурно закрепляет их состояние и мироощущение. К категории потенциальных членов сект относятся также люди, элементы мировоззрения которых совпадают с какими-либо компонентами учения секты. Дело в том что большинство возникающих сект и культов в процессе разработки своего вероучения активно используют идеи и смысловые конструкции не институализированной, нетрадиционной религиозности общества. Имеются в виду псевдонаучные и псевдорелигиозные идеи, которые активно распространяются в современном обществе, но никем из обывателей не отождествляются с сектантством и потому свободно принимаются в качестве достоверных и истинных. К наиболее известным из этих идей можно отнести веру в астрологию, порчу, сглаз, ауру, биоэнергетику и экстрасенсорные способности человека, реинкарнацию, НЛО, аномальные и геопатогенные зоны, фэн-шуй, различные гадания и т.д. Встречая сектантское учение, в котором в той или иной форме присутствуют указанные идеи, человек понимает, что оно не является для него чем-то радикально новым. Он уже верит во что-то из того, что ему предлагается религиозной организацией. Даже если у него нет социально-психологической предрасположенности к уходу в секту, он может задуматься, а не войти ли ему в организацию, которая проповедует что-то знакомое. Сами по себе эти идеи и смысловые конструкции, хотя и вводят людей в заблуждение, не наносят социально-психологического вреда. Однако именно они упрощают вход человека в действительно опасные секты и культы.

Если человек хочет быть обманутым и уже готов присоединиться к секте, для его вербовки требуется минимальное усилие. Что примечательно, по улицам и квартирам ходят не лидеры сект, действительно способные очень грамотно «обработать» человека, а рядовые адепты. Некоторые из них не обладают даже элементарными навыками общения, не говоря уже о серьёзных методах психологического воздействия на сознание и подсознание человека.

Итак, приход в секту всегда есть результат взаимодействия. Влияние идёт не только со стороны того, кто вербует потенциальную жертву, но и со стороны самого вербуемого. Если сектант случайно наталкивается на профессионала в области религиоведения или просто человека, способного логически мыслить, последовательно анализировать предмет разговора, то в результате может быть «завербован» и сам проповедник секты. По крайней мере, в процессе этого краткого взаимодействия можно попытаться пробудить его критическое мышление, показать несостоятельность ложных стереотипов его мировосприятия, что, в конечном итоге, способно привести к его самостоятельному выходу из секты.

  1. Previous Convictions. Conversion in the Real World. Ed. by Martyn Percy. — London : SPCK, 2000. — 140 p.
  2. Religious Conversion. Contemporary Practices and Controversies. Ed. by Christopher Lamb & Darrol Bryant. — London : Cassell, 1999. — 342 p.
  3. Travisano, R.V. Alternation and conversion as qualitatively different transformations / R.V. Travisano // Social Psychology Through Symbolic Interaction. — Waltham, MA : Ginn-Blaisdell, 1970. -P.238-248.
  4. Austin, R.L. Empirical adequancy of Loflands conversion model / R.L. Austin // Review of Religious Research. 1976. Vol. 18:3. -P.282-283.

Фото: pro100news.inf

Просмотрено: 290 раз.

Рекомендуем

Международная научно-практическая конференция «X Чтения памяти митрополита Литовского и Виленского Иосифа (Семашко; 1798-1868)»

Минская духовная семинария 6-7 декабря 2017 года проводит международную научно-практическую конференцию «X Чтения памяти митрополита Литовского и Виленского Иосифа (Семашко; 1798-1868)»

В Минской духовной семинарии открывается иконописное отделение

Обучающимся будет предоставлена возможность овладеть искусством иконописи и получить богословское образование в рамках высшего образования первой ступени (бакалавриата).