Священник Климент Шамко (1889-1937): к истории общей трагедии польского и белорусского народов

Доцент А.В. Слесарев

Священник Климент Шамко (1889-1937): к истории общей трагедии польского и белорусского народов в ХХ столетии // Минские епархиальные ведомости. — 2013. — № 2 (105). — С. 75-77.

17 августа 2012 г. в Варшаве Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл и председатель Польской епископской конференции архиепископ Юзеф Михалик подписали «Совместное послание народам России и Польши». В этом документе особо подчеркивается то обстоятельство, что российский и польский народы во многом соединяет трагическая история периода репрессий, порожденных тоталитарными режимами, а «прочное примирение как фундамент мирного будущего может быть достигнуто лишь на основе полной правды о нашем общем прошлом» [8]. Не менее трагическая общая история объединяет белорусский и польский народы. Сталинские репрессии периода «Большого террора» 1937-1938 гг., одним из предлогов для проведения которых была борьба с «диверсионно-шпионской работой польской разведки», затронули как этнических поляков, так и исторически тесно связанных с польским народом белорусов. Настоящий доклад раскрывает одну из множества забытых страниц этой общей трагической истории.

Ко второй половине 1930-х гг. в СССР завершился процесс концентрации политической власти в руках Генерального секретаря ЦК ВКП(б) И.В. Сталина. Убийство первого секретаря Ленинградского обкома и горкома партии С.М. Кирова, произошедшее 1 декабря 1934 г., повлекло за собой проведение серии показательных судебных процессов над наиболее влиятельными представителями коммунистической партии и советского правительства. Организация открытых процессов против «партийной оппозиции» в столице послужила импульсом к организации аналогичных процессов в регионах [4, с. 387-417].

Нанося основной удар по всем потенциальным очагам инакомыслия в советском обществе, сталинский режим не обошел стороной своих главнейших идеологических оппонентов в лице священнослужителей и активных последователей различных религиозных конфессий. В июле-сентябре 1937 г. было возбуждено следствие делу «Гомельской подпольной контрреволюционной организации церковников». Общее число арестованных по процессу составило 57 человек, среди которых 34 являлись православными священнослужителями и монашествующими, а остальные активными прихожанами церквей Гомеля и Гомельского района [1, 2]. Согласно официальной версии следствия, данная организация была создана в конце 1924 г. и ставила перед собой задачу «свержения Советской власти путем организации вооруженного восстания в период нападения иностранных государств на Советский Союз, восстановление капиталистического строя» [2, л. 418]. Стремясь завоевать расположение населения, члены «гомельской контрреволюционной организации церковников» якобы «вели агитацию, популяризируя фашизм. В беседах с населением подчеркивали преимущества государственного устройства фашистских стран Германии, Польши, Италии, а равно преимущества в техническом оснащении фашистских стран перед Красной армией» [2, л. 427].

Наличие «польского фактора» в названном уголовном деле в значительной степени было обусловлено приказом наркома внутренних дел Н.И. Ежова № 00485 от 11 августа 1937 г. «Об операции по ликвидации диверсионно-шпионской работы польской разведки» и его же закрытым письмом № 59098 от 11 августа 1937 г. «О фашистско-повстанческой, шпионской, диверсионной, пораженческой и террористической деятельности польской разведки в СССР». Согласно данным документам, на всей территории Советского Союза действовала разветвленная сеть польской разведки, составившая контрреволюционную террористическую «Польскую организацию войскову» (ПОВ). В ее состав якобы входили многие прибывшие из Польши политэмигранты и политобменные, все оставшиеся в СССР военнопленные польской армии, все перебежчики из Польши, независимо от времени их перехода в СССР, бывшие члены польских антисоветских политических партий и «наиболее активная часть местных антисоветских националистических элементов польских районов». Стремясь обосновать репрессивную политику по отношению к полякам, занимавшим видные должностные посты в системе управления советского государства, нарком внутренних дел отмечал, что агентура ПОВ проникла в НКВД, РККА, в аппарат Коминтерна, в Народный Комиссариат иностранных дел, в оборонную промышленность, в систему сельского хозяйства. Деятельности ПОВ были приписаны подготовка антисоветского переворота в первый период революции, пораженческая работа в период советско-польской войны, фашистско-националистическая работа среди польского населения СССР, сотрудничество с троцкистской и иными советскими внутрипартийными оппозициями, шпионаж, проведение широкой диверсионно-вредительской и подрывной работы. Распоряжением Н.И. Ежова широкомасштабная операция по ликвидации всех региональных филиалов ПОВ была начата с 20 августа 1937 г. [7, с. 301-303; 5, с. 303-321].

Установка на репрессивные действия в отношении польского населения позволяла нанести сокрушающий удар по религиозной жизни в Восточной Белоруссии. В рассматриваемое время аресту и осуждению подвергалось не только православное духовенство, тем или иным образом связанное с пребывавшей в составе Польской Республики Западной Беларусью, но и священнослужители Римо-Католической Церкви, в большинстве своем традиционно представленные на территории Белоруссии этническими поляками.

Согласно следственной версии Гомельского горотдела НКВД БССР, «гомельская контрреволюционная организация церковников» имела непрерывную связь с Польшей и теснейшим образом блокировалась с польской подпольной контрреволюционной организацией. В рамках антисоветской организации гомельского православного духовенства была выделена действовавшая в интересах Польского государства «контрреволюционная подпольная фашистско-повстанческая группа», руководство которой было приписано священнику Клименту Шамко (1889-1937). Связующим звеном между гомельской и польской контрреволюционными организациями якобы являлся бывший декан Гомельского костела священник Константин Антонович Андрекус (1870-1937), еще в 1934 г. приговоренный к 10 годам ИТЛ за «контрреволюционную деятельность» и «проведение шпионско-диверсионной работы в пользу буржуазной Польши» [2, л. 418, 528; 6, с. 16-18].

Священник Климент Игнатьевич Шамко ко времени вхождения Западной Белоруссии в состав Польской Республики (1921) совершал приходское служение в Раковской волости Минского уезда. Оказавшись в пределах восстановленного польского государства, священнослужитель проявил политическую нелояльность и в сентябре 1924 г. Министерством исповеданий и народного просвещения Польши был лишен возможности продолжать религиозную деятельность. В том же году он принял советское подданство, а в 1925 г. переехал в СССР и получил назначение на приходское служение в село Жуковцы Киевской области. В 1933 г. священник был обвинен в «несдаче твердого задания» (неуплате налогов) и приговорен к 5 годам ИТЛ, но через год был оправдан. К 1937 г. проживал в Гомеле и работал чернорабочим в ремонтной конторе «Жилсоюза» [2, л. 248-249 об., 266-269, 435].

Арестованный 18 августа 1937 г., священник Климент Шамко был обвинен в шпионаже (подразумевалось сотрудничество с польской разведкой), возглавлении «контрреволюционной фашистско-повстанческой группы», участии в деятельности «контрреволюционной организации церковников», систематическом проведении антисоветской и фашистской агитации, восхвалении польского и японского фашизма (ст. 64, 68, 72 п. «Б» и 76 УК БССР). Показательно, что на одном из допросов показания священника Климента относительно процедуры официальной регистрации православного прихода в Польше были интерпретированы следователем как вербовка священнослужителя польскими спецслужбами [2, л. 248-269, 435].

Рядовыми членами «контрреволюционной подпольной фашистско-повстанческой группы» были объявлены три совершенно нецерковных человека Карабинович Иван Павлович, Карабинович Франц Павлович и Хидюк Антон Людвигович. Не имея отношения к Православной Церкви, названные лица были отнесены к «фашистско-повстанческой группе» «гомельской контрреволюционной организации церковников», главнейшим основанием к чему послужило их личное знакомство со священником Климентом Шамко. В частности, И.П. Карабинович проживал в одном общежитии со священнослужителем, а в бригаде грузчиков, руководимой А.Л. Хидюком, некоторое время работал священник Климент. Иногда в разговоре со своим бригадиром отец Климент предавался воспоминаниям о Польше и высказывал сожаления относительно принятого решения эмигрировать в Советский Союз. Участие в этих позволило причислись Антона Людвиговича к членам «контрреволюционной фашистско-повстанческой группы». Кроме того, будучи уроженцем Волынской губернии, Антон Людвигович Хидюк имел родственников на территории Польской Республики и поддерживал с ними переписку [2, л. 174-176, 277-279 об., 435, 439, 534, 541].

Согласно обвинительному заключению, И.П. Карабинович, И.Ф. Карабинович и А.Л. Хидюк совершили преступления, предусмотренные ст. 72 пункт «Б» и 76 УК БССР (58-10 и 58-11 УК РСФСР) («контрреволюционная пропаганда» и «участие в деятельности контрреволюционной организации»). Состоя в «контрреволюционной фашистско-повстанческой группе» священника Климента Шамко, они якобы проводили систематическую контрреволюционную фашистскую агитацию среди рабочих, восхваляли польский и германский фашизм и распространяли провокационные слухи [2, л. 435].

Решением Особой Тройки НКВД БССР от 30 октября 1937 г. священник Климент Шамко и Ф.П. Карабинович были приговорены к высшей мере наказания – расстрелу, а И.П. Карабинович и А.Л. Хидюк осуждены на 10 лет ИТЛ. Дальнейшая судьба приговоренных к заключению не известна [2, л. 520-538].

Объявленный связующим звеном между «гомельской контрреволюционной организацией церковников» и польской повстанческой организацией римо-католический священник Константин Андрекус был повторно арестован в июне 1937 г. во время отбытия наказания в ИТЛ. Будучи обвиненным в шпионаже и причастности к «Польской организации войсковой», 25 августа 1937 г. он был приговорен к высшей мере наказания [6, с. 17].

Начало объективного пересмотра отдельных приговоров по групповому делу «гомельской контрреволюционной организации церковников» относится ко второй пол. 1950-х гг., когда во всесоюзном масштабе начались процессы реабилитации политзаключенных. В результате дополнительных проверок, проводившихся в 1958, 1966, 1979, 1983 гг. по заявлениям родственников пострадавших, 33 осужденных (в том числе и 8 приговоренных к расстрелу) были полностью реабилитированы. В 1988 г. Гомельская областная прокуратура обратилась в Управление КГБ БССР по Гомельской области с просьбой о проведении дополнительной проверки обоснованности привлечения к уголовной ответственности и осуждения лиц, проходивших по делу «гомельской контрреволюционной организации церковников». Проведя тщательную проверку, сотрудники следственного отделения Управления КГБ БССР по Гомельской области выявили множество нарушений, допущенных во время проведения следственных мероприятий, наличие грубых противоречий и фактических несоответствий в показаниях арестованных, что свидетельствовало о необъективности следствия и несправедливости вынесенного решения [3, л. 1-2, 102-109]. Итоговое заключение по материалам проверки гласило: «Анализ материалов дела и дополнительных проверок […] свидетельствует, что все эти лица репрессированы в 1937 году необоснованно. […] Факт существования в 20-30-е годы в городе Гомеле и его окрестностях контрреволюционной организации церковников не нашел своего подтверждения» [3, л. 104-105, 113].

Решением Гомельского Областного суда от 17 октября 1988 г. были отмены постановления Тройки НКВД БССР от 30 октября 1937 г. в отношении еще не реабилитированных фигурантов дела «гомельской контрреволюционной организации церковников». Официальной причиной реабилитации и прекращения уголовного дела стало заключение о недоказанности вины осужденных [3, л. 107-169]. Римо-католический священник Константин Андрекус был реабилитирован в мае 1989 г. [6, с. 18].

Трагедия советского тоталитаризма не обошла стороной белорусский и польский народы, на протяжении многих столетий связанные тесными историческими и культурными взаимоотношениями. Вне всякого сомнения, общая память о невинных жертвах сталинской тирании может служить залогом преодоления периодически возникающих разногласий в белорусско-польских отношениях и основанием к дальнейшему мирному сосуществованию двух славянских народов.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Архив Управления Комитета Государственной Безопасности Республики Беларусь (УКГБ РБ) по Гомельской области. Дело № 11699-с (12270-с). – Т. 1.
  2. Архив УКГБ РБ по Гомельской области. Дело № 11699-с (12270-с). – Т. 2.
  3. Архив УКГБ РБ по Гомельской области. Дело № 11699-с (12270-с). – Т. 4.
  4. Авторханов А. Технология власти. – Frankfurt/Main: Посев, 1983. – 814 с.
  5. Закрытое письмо № 59098 о фашистско-повстанческой, шпионской, диверсионной, пораженческой и террористической деятельности польской разведки в СССР, 11 августа 1937 г. / Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. 1937 – 1938 / Под ред. А.Н. Яковлева. – М., 2004. – С. 303-321.
  6. Маракоў Леанід. Рэпрэсаваныя каталіцкія духлўныя , кансэкраваныя і свецкія асобы Беларусі (1917-1964). – Мн., 2008. – 776 с.
  7. Оперативный приказ Народного Комиссара Внутренних Дел Союза ССР № 00485 об операции по ликвидации диверсионно-шпионской работы польской разведки, 11 августа 1937 г. / Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. 1937 – 1938 / Под ред. А.Н. Яковлева. – М., 2004. – С. 301-303.
  8. Совместное послание народам России и Польши Предстоятеля Русской Православной Церкви Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и Председателя Епископской Конференции Польши Архиепископа Юзефа Михалика, митрополита Перемышльского // Патриархия.RU [Электронный ресурс]. – 2012. – Режим доступа: http://www.patriarchia.ru/db/text/2411498.html – Дата доступа: 09.11.2012.

Просмотрено: 13 раз.

Рекомендуем

Международная научно-практическая конференция «Государство, общество и Церковь в истории Беларуси»

3.

12-13 октября 2017 г. Белорусская Православная Церковь совместно с НАН Беларуси проводят научную конференцию, приуроченную к 500-летию издания Франциском Скориной печатной Библии и 300-летию со дня рождения святителя Георгия Конисского, архиепископа Могилевского.

В Минской духовной семинарии открывается иконописное отделение

4

Обучающимся будет предоставлена возможность овладеть искусством иконописи и получить богословское образование в рамках высшего образования первой ступени (бакалавриата).