Иван Игнатьевич Малышевский

Имя профессора Ивана Игнатьевича Малышевского (1828—1897), одного из замечательных выпускников Минской Духовной Семинарии, занимает достойное место среди таких русских церковных историков прошлого как митрополит Макарий (Булгаков), профессор Е. Е. Голубинский, профессор П. П. Знаменский, профессор М. О. Коялович и др. Своими учеными трудами он внес огромный вклад не только в русскую, но и в общеславянскую церковно-историческую науку, значительно обогатив ее. И. И. Малышевский долго составлял лучшее украшение Киевской Духовной Академии, он был хорошо известен не только в России, но даже далеко за ее пределами—на православном Востоке и в странах южно-славянских.

malishevskiyВся жизнь И. И. Малышевского протекала в непрерывном служении науке во славу Божию и Православной Церкви. Многие помнили «красноречие его сердца, искренне убежденного в истине евангельской и собственным опытом познавшего ее силу. Но с этим христианским умом, с обилием знания, соединялось другое качество историка-христианина—это незлобивое, младенчески доверчивое, простодушное сердце. Многосведущий историк весь был кротость, чистосердечие, любовь, простота, откровенность—в этом добрый наставник полагал свое христианское звание» .

Родился будущий профессор 13 июля 1828 г. в семье униатского священника в м. Негневичи Новогрудского уезда Минской губернии. Родители его были благородного шляхетского происхождения. Отец был прекрасно образован, начитан, у него имелась хорошая библиотека, что для сельского священника в те времена было достаточной редкостью. Свою любовь к книгам и чтению будущий профессор перенял именно у отца. В отеческом доме он получил и первоначальное образование.

По достижении десятилетнего возраста Иван Малышевский был отдан в 1837 г. в Жировичское духовное училище, которое находилось в то время при униатской духовной семинарии. С того времени началось его школьное образование.

Именно здесь, в Жировичах, под влиянием наставников, воспитывавших своих учеников в духе любви к православной вере и России, у Ивана Малышевского начало формироваться мировоззрение. В то время уже активно шла подготовка к воссоединению западнорусских униатов с Православной Церковью. По воспоминаниям архиепископа Антония (Зубко), униатское духовенство всего окрестного края в деле воссоединения с Православной Церковью руководствовалось взглядами наставник ов Жировичских семинарии и училища. «Все белое униатское духовенство, разузнавало, что думали об этом важном деле—воссоединении с Православной Церковью—в Жировицах, где занимавшие должности в консистории и семинарии были челом, высшим авторитетом униатского духовенства. В Жировицах все держали сторону Православия». И в 1839 г. произошло само воссоединение.

По окончании в 1843 г. училищного курса Иван Малышевский поступил в Минскую Духовную Семинарию, в которой учился до 1849 г. Как лучший из выпускников он был направлен для продолжения образования в Киевскую Духовную Академию.

В 1853 г. Малышевский окончил академический курс и был удостоен степени магистра богословия. Надо отметить, что курс, на котором учился в академии Иван Малышевский, изобиловал одаренными воспитанниками. Из выпускников этого курса вышли известные впоследствии церковные деятели, такие, как, например, митрополит Сербский Михаил (Иоаннович), Казанский архиепископ Владимир, Волынский архиепископ Модест, Пензенский епископ Павел, Черниговский епископ Вениамин, епископ Евгений (Шерешилов), занимавший с 1877 по 1880 гг. Минскую кафедру и др.

Как талантливый и подающий надежды выпускник И. И. Малышевский прямо со студенческой скамьи занял академическую кафедру по классу истории Русской Церкви и русской гражданской истории. С первых же дней он с огромной энергией и усердием начал основательно изучать свой предмет. Но слабый организм молодого наставника не мог долго выдержать усиленных занятий. Вскоре он опасно заболел, причем, у него открылось и кровохарканье. Тогда ему были запрещены всякие занятия, некоторое время предписано было даже совершенно не говорить. Безусловный покой и правильное лечение восстановили пошатнувшееся здоровье И. И. Малышевского, а редкая аккуратность в образе жизни и строгая воздержанность во всем со временем настолько укрепили его здоровье, что он вскоре мог с прежним усердием продолжать свои занятия.

Выдающиеся дарования ума, прекрасные качества характера и усердие в исполнении служебных обязанностей позволили молодому наставнику очень скоро завоевать всеобщее уважение в среде его сослуживцев.

С 1858 г. Малышевский стал преподавать еще и историю русского раскола, а несколько раньше (с 1857 г.) он начал преподавать в академии французский язык.

В 1861 г. И. И. Малышевский получил звание экстраординарного профессора. С образованием в 1863 г. в академии особой кафедры по русской гражданской истории он оставил за собою кафедру истории Русской Церкви, которую и занимал до конца своей жизни.

В 1873 г. за диссертацию «Александрийский патриарх Мелетий Пигас и его участие в делах Русской Церкви» И. И. Малышевский получил степень доктора богословия.

Как профессор Малышевский всегда пользовался самой лучшей репутацией у начальства и расположением студентов. Его лекции всегда пользовались особенной популярностью. Один из его современников вспоминал: «Он дал окончательное торжество русской, свободной, изящной и прекрасной речи в преподавании исторической науки в Киевской Духовной Академии. В своих лекциях он умел находить и показывать своим слушателям совершенно новые области, а, с другой стороны, изложение их давал в такой оригинальной конструкции, с такими сравнениями и объяснениями, в таком искусном освещении, что его лекции казались чем-то совершенно новым, оригинальным, неожиданным и потому поразительным» .

Многие студенты, зная необычайную эрудированность профессора, его любовь к науке и постоянную готовность помочь, избирали его рецензентом своих курсовых и научных работ. Малышевский был строг и аккуратен во всем, тем более, во всем том, что касалось исторической науки, и научной литературной деятельности, в частности; но, вместе с тем, он всегда шел навстречу студентам, часто закрывая глаза на их некоторые погрешности в трудах и снисходя к их неопытности.

«Глубокочтимый, незабвенный, дорогой наш наставник!.. В отношениях твоих с нами твоя доброта и снисходительность покоряла наши сердца… Как часто твоя благородная, участливая, кроткая, приветливая, любящая душа очаровывала нас своей нравственной красотой, согревала лучами своей доброты и заставляла любить мир и людей…»—говорил впоследствии в адрес профессора один из бывших его студентов .

Долговременно и плодотворно было служение И. И. Малышевского в родной академии. «Это был образец истинного профессора и друга: постоянно занятый какой-либо серьезной учено-литературной работой, он трудился до последних дней своей жизни, не жалея своих сил и своего, издавна не крепкого, здоровья. Но, мало того, что сам он по искренней любви к науке постоянно трудился; он всячески содействовал, чтобы и другие, подобно ему, также с любовью занимались наукой. Если кто-либо из студентов или наставников обращался к нему за руководством при своих занятиях, он не только не скупился на советы и указания, а, напротив, с особой любовью и, как говорится, дорогой душой, делился с молодыми и немолодыми учеными всеми своими сведениями и имевшимися в его обширной библиотеке пособиями».

Почти с первых же лет своей служебной деятельности И. И. Малышевский начал заниматься литературным трудом. В то время при Киевской Духовной Академии издавался журнал «Воскресное чтение». В редакции этого журнала всегда было полное обилие материала, и поместить статью какого-либо автора, кроме постоянных сотрудников, на страницах «Воскресного чтения» считалось большой честью и отличием. И.И. Малышевский, благодаря вниманию к нему со стороны ректора академии, на первых же порах своей службы имел возможность помещать свои статьи на страницах этого малодоступного, но известного журнала.

Вообще, за время своей 40-летней ученой деятельности И. И. Малышевский напечатал множество книг, статей, брошюр преимущественно по истории Церкви первых веков христианства и Церкви при византийских императорах, а также по истории западнославянской и южнославянской Церквей. Среди его сочинений по истории славянских Церквей можно назвать: «Судьба славянской Церкви в Моравии и Паннонии при учениках Кирилла и Мефодия», «Варяги в начальной истории христианства в Киеве», «Отношение Руси к Церкви Римской при святом Владимире», «Святые Кирилл и Мефодий», «Евреи в Южной России и в Киеве в X—XII вв.», «Киевские церковные соборы», «Подложное письмо половца Ивана Смеры к великому князю Владимиру», «Святые Людмила и Вячеслав», «Доминиканец Яцек Одровонж, мнимый апостол земли русской», «Новый сборник западно-русских полемических сочинений» и т.д. Кроме того, Малышевским были составлены исторические записки о Киевской Духовной Академии за 50-летие с 1819 по 1869гг. и о Русской Церкви за 25-летие царствования императора Александра II. Им же изданы, разошедшиеся в десятках и даже сотнях тысяч экземпляров, популярные брошюры: «Правда об унии» (переведена на польский и чешский языки), «Западная Русь в борьбе за свою веру и народность», «Житие святого равноапостольного князя Владимира», написанное к празднованию 900-летия крещения Руси. Особенно замечательна написанная по поручению Императорской Академии Наук «Рецензия на историю Русской церкви профессора Е.Е. Голубинского». В этой работе выразились общие начала разработки русской церковной истории, лежавшие в основе всей ученой деятельности профессора И. И. Малышевского, а также были заново перерешены многие запутанные вопросы древнейшей истории Русской Церкви.

В 1879 г. Малышевский по просьбе своего бывшего академического однокурсника и друга, епископа Минского и Туровского Евгения (Шерешилова), принял деятельное участие в издании творений святителя Кирилла Туровского, вышедших в Киеве в 1880 г.

Глубокий знаток русской церковной истории, профессор Малышевский обладал выдающимися преподавательскими способностями, привлекавшими в его аудиторию сотни слушателей. Он славился как талантливый оратор в торжественных собраниях и серьезный публицист. Искренний патриот, образованнейший русский и славянский деятель, он принимал живое и деятельное участие в общественной жизни юго-западного края. Малышевский вел обширную переписку со многими выдающимися русскими иерархами и светскими людьми. Одно время редактировал «Киевские Епархиальные Ведомости».

Как человек любвеобильного сердца и восприимчивого характера И. И. Малышевский деятельно принимал участие во многих учреждениях и обществах, служащих религиозно-просветительским целям. Так, он был деятельнейшим членом Киевского отделения Славянского благотворительного общества. Принимал живое участие в деятельности Киево-Владимирского братства, одной из главных задач которого было обращение евреев в православно-христианскую веру. А вот одно учреждение в Киеве И. И. Малышевский любил просто всей своей доброй душой—это Попечительство о слепых. Всякой свободной минутой он пользовался для того, чтобы посетить это заведение. «И какой любовью, задушевностью и истинно христианским сочувствием были проникнуты все его рассказы о впечатлениях, полученных им во время этих посещений и о наблюдениях над несчастными».

В качестве члена строительного комитета И. И. Малышевский принимал самое живое и деятельное участие в строительстве и окончательной отделке Киево-Владимирского собора, почетным старостой которого он был впоследствии выбран. «С большой энергией и редкой тщательностью Иван Игнатьевич исполнял принятую на себя новую обязанность. Все силы его ума и сердца были направлены к тому, чтобы в здешнем, художественно устроенном, храме царило благочиние, чистота и порядок. Его по-детски чистая, благочестивая душа глубоко смущалась замечавшимися на первых порах отступлениями от благочиния или же неблагоговейным поведением присутствовавших в храме, нередко приходивших сюда из простого любопытства и забывавших о святости того места, в котором они находились. Для достижения возможно строгого порядка в храме Иваном Игнатьевичем предпринято много разных мер, стоивших ему немалых умственных напряжений и усилий, трудно изобразимых в кратком слове, но хорошо известных нам, служащим в этом храме, и понятным всякому, знакомому с обычной административной и хозяйственной деятельностью».

Вообще, во всякой должности, во всяком звании И. И. Малышевский был всегда деятелен и исполнителен. «Идеальные стремления, воспитанные в нем Киевской Духовной Академией, он старался приложить и к общественному служению в городском управлении». Избранный в гласные Киевской Городской Думы, живо интересуясь делами общественного благоустройства и их правильным направлением, он с большой энергией заботился об увеличении числа народных училищ в Киеве и о лучшем устройстве существующих. «Считая правильное образование народа основою и оплотом могущества отчизны, он во время своего блюстительства над народными школами старался вдохновить как учащих, так и обучающихся святым рвением к этому высокому делу». Наблюдаемые И. И. Малышевским школы действительно видели в нем заботливого и усердного попечителя, облегчавшего по возможности их нужды и потребности.

Без преувеличения, кажется, можно сказать, что в Киеве не было ни одного учреждения, заботившегося о помощи несчастным и бедным и о поднятии грамотности и религиозно-нравственного уровня простого народа, в котором бы не принимал участия профессор И. И. Малышевский; и при этом, участия не простого, номинального, ограничившегося известным денежным взносом, а живого, деятельного, сердечного. В одном из учреждений он был председателем или вице-председателем, в другом—членом совета, в третьем—казначеем, в ином—просто членом, но членом не действительным только на бумаге, а, чаще всего, несшим на себе большую часть различных обязанностей и забот,—и все это при неослабевающей энергии в деятельности.

К концу своей жизни И. И. Малышевский уже состоял почетным или действительным членом около двадцати научных и благотворительных обществ и учреждений.

Скончался профессор 11 января 1897 г. Во время его похорон «почти весь Киев в лице своих представителей провожал гроб покойного до могилы, в то время, как многие учреждения и лица, находящиеся вне Киева, поспешили выразить свое искреннее сочувствие Киевской Духовной Академии в лице ее преосвященного ректора по поводу смерти достойнейшего профессора».

Похоронили И. И. Малышевского на Щекавицком кладбище Киевского Братского монастыря.

«Иногда говорят, что смерть человека есть начало забвения о нем. Нет, видимая смерть человека-христианина есть только начало новой жизни, введения его в жизнь вечную, бесконечную. По крайней мере, смерть И. И. Малышевского послужила для всех, знавших его, только к яснейшему уразумению того, какого доброго, кроткого, незлобивого,—словом, прекрасного человека, талантливого ученого, учителя и товарища лишились все в нем».

 Г. Э. Щеглов, магистр церковной истории, 
диакон Александр Самуйлов, бакалавр богословия

Просмотрено: 0 раз.

Рекомендуем

В Минской духовной семинарии открывается иконописное отделение

4

Обучающимся будет предоставлена возможность овладеть искусством иконописи и получить богословское образование в рамках высшего образования первой ступени (бакалавриата).

В Минской духовной семинарии состоялся торжественный выпускной акт

4

Праздничные мероприятия возглавил митрополит Минский и Заславский Павел, Патриарший Экзарх всея Беларуси. В нынешнем году Минскую духовную семинарию окончило 74 человека.