О сущности сектанства

1Перед совершением дерзкой попытки заглянуть за завесу столь сложной проблемы «сущности сектантства», необходимо ответить на один немаловажный вопрос: А можно ли, уместно ли, нужно ли вообще пытаться искать ответ на проблему сущности сектантства? Может быть, это лишнее? Нужно ли вообще изучать секты, или надо просто отвечать на их вызов без попыток какого-либо понимания и объяснения? Церковь пока не дает ответа на этот вопрос, поэтому все написанное ниже, возможно, основывается на неверной предпосылке о том, что секты изучать все-таки нужно…

Секты в своей основе являются злом. Как ни странно, но знание этого, без дополнительных уточнений и пояснений, без глубокого понимания сущности данного явления, не может нам ни чем помочь. Более того, у многих людей, слабо разбирающихся в феномене сектантства, появляются совершенно негативные и неоправданные чувства отвращения, страха, неприязни, а иногда и ненависти по отношению к сектам и их членам. К сожалению, наша убежденность в злой природе сект зачастую укоренена лишь в наших эмоциях, что приводит к неграмотному обращению с данным необычным явлением. Часто встречающееся простое описание сект необходимо лишь как ступень к пониманию сущности сектантства, но не является ее раскрытием. К сожалению, в большинстве работ сектоведов описание «грязи» в сектах становится самодостаточным, а, следовательно, совершенно бесполезным и даже вредным, играя лишь агитационно-пропагандистскую роль.

Что мы знаем о сущности сектантства в дополнение к тому, что оно есть зло? Ничего. Мы даже не можем с уверенностью предположить, что о сектах допустимо говорить как о некотором едином феномене, имеющем нечто общее во всех своих многообразных формах проявления. В сектоведении давно идут серьезные дебаты по поводу того, что и на каком основании можно относить к сектам. При этом диапазон реально обсуждаемых конкретных примеров сект колеблется от Французской революции, коммунизма, фашизма, национализма, террористических группировок, рекламы, любых форм работы с массами до народных поверий, примет, особенностей внутрисемейных отношений и мировоззренческих взглядов и установок рядового гражданина любой страны мира. Поэтому проблема сущности сектантства есть в первую очередь проблема определения границ компетенции сектоведения и объекта его изучения. Наиболее часто встречающаяся попытка такой установки границ приводит к разделению сект на политические, коммерческие, псевдопсихологические, псевдонаучные, религиозные и т.д. При этом нет четких оснований и критериев для отделения религиозных сект от всех остальных типов. Поэтому, к огромному нашему сожалению, мы не можем себе позволить заниматься лишь религиозными сектами, хотя именно они являются главным объектом нашего внимания и интереса. В современном мире сектовед, занимающийся лишь религиозным сектантством, обречен на профессиональную деградацию.

Отчаянные попытки избежать зыбкой почвы полного незнания и непонимания сектантства приводят к формулированию научных теорий и моделей сущности сектантства. Так, многие утверждают, что ключ к разгадке проблемы лежит в процессах возникновения секты. Считается, что знание того, как организация возникла, является ответом на вопрос о ее сущности. Другие склонны искать самую сущность секты в сложном процессе изменения сознания человека при его обращении в секту.

2На данный момент существует более 80 различных терминов для обозначения сект. Все они обладают особыми смысловыми оттенками, передающими ту или иную специфическую характеристику секты, пытаясь, таким образом, с разным успехом понять самую сущность феномена сект.

На сегодняшний день самая распространенная среди борцов с сектами установка гласит: не важно, во что вы верите, куда и когда ходите, но если кто-то воздействует на ваше сознание и подсознание с помощью определенных методик, с целью достижения какой-либо выгоды, то вы находитесь в секте. Таким образом, целенаправленно организованное влияние на сознание рассматривается как основа и сущность сектантства, а сектоведение сводится к анализу методов и условий психологического воздействия на человека.

Менее известная, но довольно интересная теория утверждает, что контроль сознания существует везде. Но в зависимости от степени и направленности он может оказывать как положительное влияние (например, при воспитании, учебе в ВУЗе, прохождении службы в армии) так и отрицательное, и даже деструктивное. В последнем случае мы имеем дело с сектами.

Практически неизвестная теория утверждает, что сект, вообще-то говоря, не существует. Зато есть такое явление, как сектантское сознание. При этом важно не конкретное смысловое содержание вероучения, исповедуемого человеком, но сам способ данности этого учения в его сознании, некая особая форма восприятия мира и событий в нем, преодолевающая любые границы и проникающая во все существующие организации. В этом случае сущность сектантства нужно искать где-то в недрах души человека, и сектоведение превращается в науку об особенностях структуры сознания человека.

Некоторые ученые утверждают, что на протяжении всей истории человечества существовала и существует только одна секта или нетрадиционная религия, которая в поражающем многообразии форм всегда противопоставляла себя одной традиционной религии. При этом сущность ее сводится к этому постоянному смысловому отрицанию, противостоянию традиционной религии. В данном случае сектоведение становится скорее наукой исследующей смысловое содержание этой нетрадиционной религии и, в первую очередь, проблему его исторической преемственности через существовавшие на протяжении истории секты, культы, тайные общества и т.д.

Заслуживает серьезного внимания теория, утверждающая, что сущность сектантства нужно искать вне самого сектантства, в процессах социальной трансформации, секуляризации, научно-технического прогресса и других всевозможных изменениях общества, приводящих к возникновению сект и обеспечивающих их выживание, развитие и процветание. Здесь секты рассматриваются как своеобразный показатель болезни общества, как отходы его эволюционного развития, и сектоведение практически сливается с науками о культуре и обществе.

Иногда утверждается, что сущность секты состоит исключительно в ее негативном, деструктивном вероучении. Теория обладает сильным рациональным зерном, хотя в современных реалиях она далеко не всегда применима. Известно, что существует очень много сект или не имеющих никакого вероучения вообще, или же учение которых второстепенно по отношению к практикам, постоянно изменяется и т.д. В некоторых сектах допускается возможность, а иногда подчеркивается необходимость придерживаться учения Православной Церкви для возможности участия в жизни секты. Сектоведение в этом случае оформляется как сравнительное изучение мировоззренческих систем.

Существует еще очень много теорий, видящих сущность секты в наличии напряженности между ней и окружающим ее социо-культурным пространством, в наличии у нее претензий на абсолютность и т.д. и т.п. Практически все обозначенные суждения о сущности сектантства сопровождаются серьезной аргументацией в свою пользу и частично продвигают нас в глубь проблемы. Однако, в общем, они ставят еще большее количество вопросов, в полноте раскрывающих беспомощность современного сектоведения. Практически все они различными способами подтверждают, но не могут однозначно и окончательно доказать наш тезис о том, что секты по своей природе есть некоторое зло. Таким образом любые действия по отношению к сектам всегда основывались лишь на наших предположениях и гипотезах.

Интересно, эффективно и, вероятно, трагично то, что большинство православных сектоведов в борьбе с сектами берут за основу приведенные исследования светских религиоведов, социологов, психологов, психиатров, выходя таким образом за границы православного апологетического подхода и не всегда замечая возможные последствия такого шага.

О сущности сектантства мы можем говорить пока лишь образно, иносказательно и бездоказательно, но, тем не менее, совершенно верно и точно то, что секты—это неизлечимая болезнь общества.

«Как большие реки сопровождаются в своём течении омутами, заводями и просто болотами, так и великие религии рождают вокруг себя свои искажённые отражения—секты. Секта—это осколок великой идеи, обмеление большой реки, искажение и узость, так сказать, провинциализм в религии. Если мы встречаем религиозное учение, которое не принимает в себя всей истории человеческой мысли, не понимает этой истории, не объясняет её, проходит мимо, не благословляя и не осуждая, а просто не замечая того или иного факта человеческой жизни, мы имеем дело с сектой. Если какое-нибудь религиозное движение не животворит, не возрождает те страны, по которым оно протекает, если под его влиянием не расцветает человеческая мысль, мы имеем дело с сектой. Если, наконец, отдельные последователи данного учения не приобретают мудрости, чувства связанности со всем миром в его прошлом и настоящем, то это учение—не всецелая животворящая истина, а секта… В чем обаятельность секты? В её доступности и простоте. Секта в элементарном виде удовлетворяет все главные потребности человека: его потребность общаться с людьми, потребность этическую и потребность религиозную.» (Цит. по кн.: «История религий». М., 1909).

Вред секты можно наглядно увидеть своими собственными глазами, пережить в своей жизни. Лекарством и спасением от этой болезни является Церковь. Единственным эффективным средством борьбы Церкви с сектами является положительное раскрытие для людей неверующих всего неизмеримого богатства, глубины, красоты, мудрости, жизненности пути православного человека к Богу в «безграничных границах» Матери Церкви.

Самым эффективным и сложным средством работы с сектантами является прямой открытый разговор. Любая секта со всем ее вероучением, историей, ритуалами и псевдорелигиозным опытом не является чем-то серьезным и заметным по сравнению с Церковью. Если сектант искренне верует, то грамотная, ненавязчивая, спокойная, благожелательная беседа с ним о жизни Церкви и его секте всегда будет приводить, как минимум, к снятию жгучего барьера ненависти по отношению к Церкви с его стороны и часто к полному его обращению. Важно не смотреть на него с высоты своей колокольни, но на время умалившись, опустится до его уровня, и уже оттуда, поняв его, постепенно, медленно, шаг за шагом вместе с ним подниматься вверх, открывая ему таинственное величие и глубину жизни в Православной Церкви. Именно при таком общении с сектантом приходится сталкиваться с самой сущностью секты и преодолевать ее в жизни.

В.А.Мартинович.

Просмотрено: 0 раз.

Рекомендуем

В Жировичской обители прошли торжества по случаю праздника Жировичской иконы Божией Матери

180

Торжества возглавил митрополит Минский и Заславский Павел, Патриарший Экзарх всея Беларуси, в сослужении сонма архиереев Белорусской Православной Церкви.

Ректор МинДС совершил паломничество на Святую Гору Афон и Святую Землю

180

С 30 апреля по 14 мая 2017 года по благословению Патриаршего Экзарха всея Беларуси митрополита Павла ректор МинДС архиепископ Гурий совершил паломническую поездку на Святую Гору Афон и на Святую Землю.