Трагедия украинского Православия

«Какое соблюдает единство, какую любовь хранит, или о какой любви помышляет тот, кто предавшись порывам раздора, рассекает Церковь, разрушает веру, возмущает мир, искореняет любовь, оскверняет Таинство?»

  Святитель Киприан Карфагенский.

1 (1)В нынешнем году исполняется десять лет со дня трагического события в истории украинского Православия—раскола, учиненного бывшим предстоятелем Украинской Православной Церкви митрополитом Филаретом и представителями власти. Начало разделения, как и несколько веков назад, во время Брестской унии, положили униаты, разгромив в начале 1990-х три православных епархии Западной Украины. Затем, не без помощи тех же униатов, был организован автокефальный раскол, охвативший сотни приходов Галиции. Наконец, созданный в 1992 году филаретовский раскол распространил межконфессиональные противостояния по всей Украине. Единокровные, единоверные люди были вовлечены в конфликт, истощающий духовные силы народа. Только в такой обстановке был возможен единственный за всю историю наших братских народов визит Папы Римского в Киев, колыбель восточнославянского Православия. Если историческая каноническая Церковь в Украине выступила против визита, в той унизительной для православных форме, в которой он происходил, то раскольники (автокефальный и филаретовский «патриархаты») с восторгом встречали понтифика, раскрыв Украину для униатско-католического прозелитизма. Теперь уже и резиденцию униатского кардинала Любомира Гузара, стремящегося получить Софию Киевскую, переносят в Киев.

Понимая пагубность церковного разделения, руководство страны и СМИ настойчиво проводят идею объединения. Украинский парламент даже разработал «Концепцию объединения украинских церквей». Но что за союз предлагают политики и журналисты, вряд ли понимающие духовную природу Церкви? Ведь Церковь не Верховная Рада, где под одной крышей могут ужиться различные партии, а единое неделимое мистическое Тело Христово. Да, Церковь—это Царство, но Царство не от мира сего, живущее по собственным законам—канонам, написанным не юристами, а святыми отцами и освященным двухтысячелетней историей Православия.

Что же сегодня представляют из себя раскольники, с которыми предлагают объединится каноническому украинскому Православию? Какую духовность несут они страждущему народу Украины?

Украинскую Православную Церковь—Киевский Патриархат (УПЦ КП) сегодня возглавляет ее главный идеолог, лишенный всех степеней священства, отлученный от Церкви Михаил Антонович Денисенко, бывший митрополит Филарет, сегодня именующий себя патриархом. Филарет—глубоко трагическая личность. Бывший на вершинах власти, теперь он стал изгоем в православном мире. Его жизнь есть яркое отражение судеб всего раскола, основание которого—дьявольская гордость. Старейший иерарх Украинской Православной Церкви, митрополит Харьковский и Богодуховский Никодим так объясняет загадку поведения Филарета: «Сегодня, думая о Филарете, я склоняюсь к мысли, что он еще в зародыше был предназначен для обмана, лести и властолюбия. Его, видимо, как комсомольца заслали в Церковь. Если бы он действительно был верующим, он не нарушил бы обетов монашества, не присвоил бы все деньги Церкви и не сколачивал себе состояния…не стал бы орудием духа злобы поднебесной. Ведь он без страданий покинул Святую Апостольскую Церковь!

Такого разрушителя Православная Церковь в Украине не видела. И он теперь сеет только зло. Лермонтов в «Демоне» лучше всего выразил сущность демонизма: «Сею зло без наслаждения». Я полагаю, что Филарет уже не способен покаяться. Он готов даже толкнуть народ на резню и братоубийство, лишь бы отомстить Православной Церкви за то, что она не позволила ему кощунствовать внутри стада Христова».

1 (1)Филаретовский епископат сплошь состоит из беглых священников РПЦ и УПЦ, попавших под запрет православных архиереев. Скажем, недавно «рукоположенный» Филаретом в епископа Одесского и Балтского Паисий является ни кем иным, как запрещенным несколько лет назад за «тяжкие нравственные преступления, невозможные в церковной ограде» бывшим клириком Крымской епархии.

Киевский Патриархат сегодня—это около тридцати епархий, несколько учебных заведений. В Киеве раскольникам принадлежат такие исторические и культурные памятники, как захваченный в 1992 году Владимирский кафедральный собор, хранящий шедевры великих мастеров (Васнецов, Нестеров, Врубель), Михайловский Златоверхий монастырь. По всей Украине филаретовцы при поддержке боевиков УНСО (украинская национальная самооборона) продолжают захватывать православные храмы. Внешне благолепные, внутри эти храмы пусты. Главный же скандал филаретовской церкви—отсутствие монастырей, не «бумажных», а реальных. «Если в некой религиозной общине,—пишет диакон Андрей Кураев,—нет монашества, значит, она не в состоянии зажечь в своих адептах жажду жертвенного служения, отдачи себя до конца. То, что за Филаретом нет монастырей, свидетельствует о некоем изъяне, который на церковном языке называется отсутствием благодати».

Безблагодатная УПЦ КП стала сектой с далеко не христианской деятельностью. Об этом красноречиво свидетельствует знаменитое братство «Чин святителя Иллариона», возникшее вскоре после образования филаретовского «патриархата». Устав братства утвержден Филаретом, юридический адрес—резиденция Филарета. «Чин святителя Иллариона»—крупнейшая в Украине организация, занимающаяся вербовкой наемников в горячие точки бывшего СССР—Карабах, Абхазию, Чечню. Погибших боевиков отпевают филаретовские священники. Это лишь один из примеров подобной деятельности раскольников.

УПЦ КП стремится играть роль государственной церкви. В своих выступлениях раскольники широко используют чисто политическую риторику, говоря о необходимости создания некой «независимой украинской национальной патриотической церкви». Лицемерие таких заявлений очевидно: раскольники, разрушив единство украинского Православия, теперь фарисейски пекутся о создании «единой независимой» церкви.

Если среди филаретовцев и есть искренние патриоты, то это никак не сам Филарет. Еще будучи предстоятелем канонической УПЦ, он запрещал говорить по-украински. Когда тогдашний ректор Киевской Духовной Семинарии протоиерей Петр Влодек предложил издать «Закон Божий» на украинском языке, митрополит Филарет, необычайно вспылив, произнес свое «крылатое» определение украинского языка—«украинского языка не существует, а есть лишь польско-жидовский гибрид».

1 (1)Вообще, вопрос языка в расколе скорее политический. Об этом свидетельствует история Украинской Автокефальной Православной Церкви в диаспоре: и в США и в Канаде украинские автокефалисты перешли на английский. В канонической УПЦ украинский язык имеет широкое распространение: по желанию общин он вводится наряду с церковно-славянским, и они мирно сосуществуют.

Ослабив Православие в Украине, филаретовский раскол подвергает испытанию всю Вселенскую Церковь. Не только в Украине, но, наверное, и во всем православном мире уже не осталось ни одного изгнанного из Православия священника, который не оказался бы впоследствии в УПЦ КП епископом или митрополитом. Некий Евлогий, запрещенный в служении Вселенским Патриархом, оказался в филаретовском «патриархате» в качестве экзарха Западной Европы и Канады. Филаретовской «церковью» приняты в общение старостильники Греции, раскольники Болгарии (их глава, «патриарх» Пимен, с почестями был принят Филаретом в Киеве), белорусские автокефалисты в США. В России священник храма в Ногинске Андриан попал под запрет, перешел в Русскую Зарубежную Церковь, и там был запрещен, пока не попал в УПЦ КП, где стал архиепископом Богородским (Москва и Московская область). Впрочем, это не помешало ему «помазать» царя на престол Российской империи. Раскольники создают свой «интернационал» для борьбы со Вселенской Церковью. В Украине он соединяет в себе несоединимое: и националистов, и монархистов …Возможен ли в сложившейся ситуации канонический диалог с раскольниками?

Для оправдания своей деятельности УПЦ КП стремится привлечь Константинопольскую Патриархию. Однако, как свидетельствуют результаты переговоров между представителями Русской Православной Церкви и Вселенской Патриархии, прошедших в июле 2001 года в Цюрихе, Константинополь подтвердил признание только одной православной Церкви в Украине—канонической УПЦ, возглавляемой Блаженнейшим митрополитом Владимиром.

О каноническом статусе УПЦ свидетельствует историческая встреча трех патриархов—Московского, Константинопольского и Грузинского в Одессе в 1997 году. Во время празднования 950-летия Киево-Печерской Лавры в августе 2001 года, поддержку каноническому православию Украины выразили представители всех Поместных Православных Церквей.

Что же сегодня может служить преодолению раскола? Как всякий раскол, он питается внецерковными источниками. Образование УПЦ КП было спровоцировано политическими силами. Поэтому, как справедливо отмечает предстоятель УПЦ митрополит Владимир, «необходима деполитизация раскола. Ведь для верующего человека намного важнее понятия «благодатная» и «безблагодатная», «православная» и «неправославная», чем «московская» или «киевская». Сегодня можно говорить о том, что позиция центрального правительства в Киеве изменилась, нет такой прямой поддержки Филарета, как раньше. Если политическая поддержка вообще будет снята, раскол рассыпется, потому что не имеет ни благодати, ни силы Божией.

1 (1)Будет ли способствовать миру дарование автокефалии канонической Церкви Украины? Сегодня это спорный вопрос. В Украине есть люди, страстно желающие автокефалии, и, возможно, для них это было бы решение проблемы. Но известно, что большая часть православных украинцев решительно не хочет автокефалии. И в этом—опасность новых разделений. Уврачевать раскол возможно только опираясь на общецерковное видение этой проблемы, прислушиваясь к народу Божию, путем спокойного осмысления того, что происходит в независимой Украине. Особенно важно—не политизировать церковные проблемы. Когда «за» или «против» автокефалии выступают депутаты, политические партии, то это не имеет ничего общего с церковным решением вопроса.

Принимая во внимание тяжесть греха раскола, УПЦ в отношении к отпавшим руководствуется принципом церковной акривии, особой строгости в применении канонов. Крещеные в расколе принимаются в каноническую Церковь не иначе как через Крещение. Православная Церковь всегда открыта для желающих вернуться с покаянием. Устами апостола Павла она взывает к своим чадам: «Уста наши отверсты к вам…сердце наше расширено…Вместите нас…Вы в сердцах наших так, чтобы вместе и умереть и жить» (2 Кор. 6, 22; 7, 2-3). «Мы должны помнить,—говорит митрополит Владимир,—что нет греха, который бы не прощал Господь и нет греха, который бы Церковь не покрыла своей любовью. Церковь ждет тех, кто ушел, ждет, чтобы они вернулись. И тогда будет единая Церковь и полное единство во Христе».

Вот уже 2000 лет Церковь совершает Свою надвременную миссию по слову Спасителя: «Врата ада не одолеют ее» (Мф. 16, 18). Главная опасность раскола в том, что он отвлекает нас от Христа, от сосредоточения на духовной жизни. Стоит ли отвлекаться на ненужные разговоры, на тщетные человеческие попытки спасти Церковь? Ведь спасает Церковь Христос, а мы должны спасаться и жить в Ней. Мы верим: молитвами Церкви настанет тот день, когда православные Украины будут «едиными усты и единым сердцем» исповедовать Единого Бога в Троице славимого.

 Андрей Сулаков,
студент II курса МинДА

Просмотрено: 0 раз.

Рекомендуем

В Минской духовной семинарии состоялась презентация сборника публикаций известного белорусского деятеля В. В. Богдановича (1878–1939)

В ходе мероприятия перед слушателями выступил составитель сборника, доцент кафедры истории Беларуси, археологии и специальных исторических дисциплин ГрГУ А.С. Горный.

В издательстве Минской духовной семинарии вышел сборник материалов XVII Семинара студентов ВУЗов Беларуси

В состав сборника включены 85 докладов участников форума, выступавших в рамках пленарного заседания, шести тематических секций, а также представивших свои сообщения в секции заочного участия.