Секты и молодежь

p1В нашем обществе широко бытует следующий стереотип: коварные секты стремятся захватить в свои ряды самую активную, талантливую, наиболее доступную и многообещающую прослойку населения—молодежь. Сей миф нашел свое отражение в специальных терминах, особенно активно употребляющихся в немецком сектоведении: «молодежная религия», «молодежная секта», «молодое религиозное движение».

Вооружившись скальпелем, попытаемся аккуратно вскрыть причины зарождения «молодежного мифа» в сектоведении и предложим ему альтернативу.

В большинстве случаев к сектоведам обращаются за помощью родители с просьбой вытащить из секты их «детей» от 15 до 25 лет. Средства массовой информации пестрят сообщениями об опасности сект для молодежи, и вполне реальными примерами потери сына или дочери, бросающими учебу в университете, порывающими с родными и близкими и уходящими в секту. Соответственно, когда проводится какая-либо очередная антисектантская кампания, основной акцент, ради всеобщего устрашения, делается на подрыве и разложении в сектах молодого поколения, будущего страны. Уход в секту единственного ребенка толкает обеспокоенных родителей к привлечению к проблеме общественного внимания и побуждает их к гораздо более радикальным действиям, чем в случае ухода взрослого члена семьи. Наконец, уход молодого человека в секту более заметен для окружающих, т.к. практически всегда сопровождается большим рвением и самоотдачей с его стороны, чем уход в эту же секту более зрелого индивида. Этот нездоровый и порой доходящий до абсурда и поломанной жизни энтузиазм вызывает обеспокоенность родителей. Излишним было бы упоминать о том, что в мире сект действительно встречаются организации, делающие основную ставку на вербовку именно молодежи, например, Бостонская Церковь Христа.

Итак, все обозначенные факты, взятые вместе, и формируют так называемый «молодежный миф» в сектоведении. Приступая к препарированию этого мифа, нужно понимать, что проблема заключается не в отсутствии реальных оснований у всего сказанного выше. Проблема в том, что неправильная интерпретация этого разрозненного массива однобоких фактов пробуждает в массовом сознании этот и ряд других мифов относительно сект. Впрочем, подобное тотальное мифотворчество проникает во все без исключения слои нашего общества и является наиболее привычным и легким способом восприятия и интерпретации действительности в целом.

p3Итак, прежде всего, нужно сказать, что большинство сект не только специально не пытается привлечь к себе молодежь, но рассматривает ее как возможный, но далеко не желательный элемент среди своих последователей. Такая ситуация складывается в том случае, когда секта сознательно ограничивает по каким-либо параметрам членство в группе, ей нужны большие капиталовложения, серьезный авторитет и вес в обществе обращаемых ею людей и т.д. Для удержания молодежи требуется система постоянной работы с ней. Это далеко не всегда интересно секте и отвечает стоящим перед ней целям. Глупо считать, что все секты всегда стремятся заполучить как можно больше молодежи. Вне всякого сомнения, если бы по незримому мановению волшебной палочки массы молодых людей приняли учение какой-либо секты, то та вряд ли бы сильно сопротивлялась. Главная проблема состоит в том, что наличие или отсутствие этих волшебных масс молодежи в сектах всегда влияет практически на все остальные сферы бытия группы, ее вероучение, структуру, общие цели и задачи, методы работы и т.д. Самые простые аспекты данного влияния молодежи будут рассмотрены ниже. Пока можно сказать, что учение секты может быть слишком глубоко и сложно для молодого человека и служить естественным препятствием для его входа в нее. Соответственно, если организация хочет изменить свою политику развития и привлекать к себе пачками молодежь, она вынуждена будет в каких-то моментах менять свое вероучение. Сектоподобные организации (которые составляют большинство от общего числа сект), предлагающие такие специфические услуги, как излечение от ряда болезней, гадание, предсказание судьбы, просто лишаются всякой надежды на лицезрение в своих рядах молодежи. Здесь даже не упоминаются те секты, которые вообще не ведут никакой вербовки не только молодежи, но и взрослого населения.

На общую ситуацию влияют не только внутренние особенности секты. Дело также в самой молодежи. Исследования показывают, что далеко не все молодые люди потенциально способны уйти в секту или, однажды попав в нее, оставаться там долгое время. Более 95% всей уходящей в секту молодежи, пробыв в ней непродолжительное время, благополучно возвращается в мир. При этом 94% уходят из секты без помощи сектоведа, необходимой лишь в особо тяжелых случаях. Тот шум, который периодически возникает на страницах СМИ составляет одну сотую того одного процента людей, которые, обратившись к сектоведам, жаждут всеобщей огласки и помощи в решении своей проблемы. Наивно было бы полагать, что те 150-200 громких случаев, ежегодно всплывающих на страницах СМИ стран СНГ, исчерпывают всю проблему. Однако их вполне хватает для создания в толпе неправдоподобных представлений и мифов о сектах, и их крайне недостаточно для понимания всех тонкостей, механизмов и закономерностей, регулирующих жизнь секты и ее отношение к молодежи. Трагичность ситуации, в которой оказываются секты, состоит также в том, что даже та молодежь, которая потенциально пригодна для ухода в секту, не стоит на месте и не ждет, пока ее найдут и завербуют, а может приобщиться к традиционным религиям страны или просто присоединится к одному из множества существующих коллективов «по интересам».

Следующая дилемма, с которой сталкивается большинство сект, вербующих молодежь, состоит в том, что для быстрого и устойчивого развития организации требуются активные, имеющие обширные социальные связи (наличие множества друзей, знакомых, родственников, сослуживцев и т.д.) и способные быстро завязывать новые контакты молодые люди, которых на самом деле приходит минимальное количество. На долгое время в секту чаще всего уходят получившие хорошее воспитание, замкнутые, не имеющие друзей, устойчивых интересов и религиозной принадлежности одинокие молодые люди, не обладающие выдающимися способностями для привлечения новых членов. Зная то, что секта развивается, главным образом, через социальные связи своих членов, несложно понять всю проблемность вербовки молодежи в организацию.

Высокий процент ухода молодежи из сект показывает, что на этом этапе жизненного пути опыт секты может стать одним из многих переживаний юности индивида, интерес же к сектантству в зрелом возрасте влечет за собой гораздо более серьезные, порой непоправимые последствия для индивида. Страшно, когда для взрослого человека секта становится итогом жизни. Предотвратить уход молодого человека в секту можно, но удержать стремящегося к сектантству взрослого, имеющего за плечами определенный жизненный опыт, намного сложнее. Молодой гораздо проще и быстрее поддается влиянию секты, но оно чаще всего непродолжительно.

На вербовку молодежи влияет целый ряд второстепенных факторов, нами здесь практически не упоминаемых. Например, демографическая ситуация в стране. Многие ученые считают, что всплеск вербовки молодежи в секты в 70-х годах тесно связан с бурным ростом рождаемости в мире сразу после второй мировой войны. Социальная система общества не рассчитана была на такое количество молодежи, что привело к многочисленным уходам в секты и массовым увлечениям разнообразными молодежными движениями и веяниями того времени. Соответственно, резкий последующий спад рождаемости привел к изменениям в тактике развития сект, обеспечившим их выживание без существовавшей ранее бурной циркуляции молодежи.

Существует огромное отличие молодежи, обращенной в секту, от рожденной в ней. Как это ни парадоксально, но, вероятно, самой страшной разрушительной силой для больш+инства сект являются дети сектантов, рожденные и воспитываемые в секте. В подавляющем большинстве случаев именно они, законные наследники своих отцов, чаще всего или уходят из секты, или становятся во главе радикальных изменений в ней. Именно они являются главной проблемой, с которой неизбежно сталкивается каждая секта. Они становятся во главе реформ, постепенно сближающих секту с миром и убирающих все «острые» и «конфликтные» элементы из секты. Здесь мы сталкиваемся с удивительной ситуацией, когда секте, ради сохранения ее изначальных претензий и стремлений нужно или дать рожденным в секте детям идеальное воспитание в духе своих изначальных традиций (что очень сложно), или просто выгнать их из организации (что также достаточно сложно, если, конечно, они сами, отказываясь от перспективы будущего привилегированного положения в секте, не уходят).

Сектоведение—это поистине неисчерпаемая многогранная и сложная наука, для которой поверхностные знания о сектах являются смертельным ядом, уничтожающим смысл и понимание постоянно меняющегося и порой непредсказуемого феномена сект. Проблема молодежи в сектах нами совершенно не была раскрыта. Был сделан лишь намек на тему и открыты некоторые взаимосвязи и тенденции в этой области. Из статьи можно сделать два вывода, один для сектоведения, другой для Церкви.

Вывод для сектоведения: учиться, учиться и еще раз учиться, углубляя и расширяя наше знание о всех тонкостях и переплетениях проблемы молодежи и сект.

Вывод для Церкви: принимая во внимание уже имеющееся в сектоведении знание о сектах, активизировать на всех фронтах работу с неправославной и православной молодежью. Или проще: Уважаемая православная молодежь! Не замыкайся в себе, стремись к новым знаниям и опыту! Мир, видя в тебе светлое и мудрое отношение к жизни, к тебе же и потянется.

Мартинович Владимир

Просмотрено: 0 раз.

Рекомендуем

Международная научно-практическая конференция «Государство, общество и Церковь в истории Беларуси»

3.

12-13 октября 2017 г. Белорусская Православная Церковь совместно с НАН Беларуси проводят научную конференцию, приуроченную к 500-летию издания Франциском Скориной печатной Библии и 300-летию со дня рождения святителя Георгия Конисского, архиепископа Могилевского.

В Минской духовной семинарии открывается иконописное отделение

4

Обучающимся будет предоставлена возможность овладеть искусством иконописи и получить богословское образование в рамках высшего образования первой ступени (бакалавриата).