Что Церковь сделала для Победы

tanki22 июня 1941 г., в день памяти всех святых, в земле Российской просиявших, Германия напала на Советский Союз. Как проявило себя Русское Православие в этот период истории, какое участие в борьбе с агрессором приняли православные верующие?

В первый день войны Патриарший Местоблюститель митрополит Сергий в своем «Послании пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви» писал: «Фашиствующие разбойники напали на нашу Родину… Но не первый раз приходится русскому народу выдерживать такие испытания. С Божией помощью и на сей раз он развеет в прах фашистскую вражескую силу… Церковь Христова благословляет всех православных на защиту священных границ нашей Родины. Господь нам дарует победу».

Проявления патриотической деятельности Русской Церкви в годы Великой Отечественной войны были очень многообразны: служба церковнослужителей в рядах действующей армии и участие в партизанском движении; морально-нравственное влияние (через послания, обращения, проповеди); сбор денежных средств, драгоценностей, медикаментов, одежды, продуктов в фонд обороны; помощь раненым бойцам шефством над госпиталями и созданием санитарных пунктов; участие в сооружении оборонительных укреплений, в организации противовоздушной обороны и т. д.

Уже в первые дни после нападения часть духовенства была призвана в ряды действующей армии. Священнослужители активно проявили себя и в партизанском движении. Так, в выпущенном в годы войны кинофильме «Секретарь райкома» показано, как священник помогает партизанам, и в конце фильма набат церковного звона призывает на защиту Отечества. Церковная проповедь привела в военное время к вере многих солдат, офицеров, партизан, в том числе старших командиров, что нередко вызывало беспокойство партийных органов.

Великим подвигом стало поведение верующих и духовенства блокадного Ленинграда. В городе и его северных пригородах, оказавшихся в кольце блокады, находилось 10 действующих православных храмов. По предложению митрополита Ленинградского Алексия (Симанского), уже с 23 июня 1941 г. приходы Ленинграда начали сбор пожертвований на оборону. Храмы отказывались от всех расходов, кроме самых необходимых. Повсеместно солдатам собирали теплые вещи, прихожане жертвовали продовольствие для больных и т. д. Всего к концу 1941 г. взносы всех православных приходов Ленинграда составили общую сумму 2,1 млн. рублей. Личным примером духовенство призывало народ к мобилизации всех сил в помощь обороне и укреплению тыла.

Митрополит Ленинградский Алексий в своем докладе 8 сентября 1943 г. на Соборе епископов Православной Церкви говорил: «И мы можем отмечать повсюду, а живущие в местах, близких к военным действиям, как например, в Ленинграде, в особенности,—как усилилась молитва, как умножились жертвы народа через храмы Божии, как возвысился этот подвиг молитвенный и жертвенный…».

Материальная помощь государству и советской армии в целом стала одним из самых важных направлений патриотического служения духовенства и верующих в период войны. Уже с лета 1941 г. практически все православные приходы страны начали сбор денежных пожертвований и ценных предметов в фонд обороны, хотя всецерковный призыв «трудами и пожертвованиями содействовать нашим доблестным защитникам» Патриарший Местоблюститель митр. Сергий огласил 14 октября. Особенно активно в первые месяцы проявило себя духовенство Горького и Харькова. Протоиерей единственной церкви г. Горького А. А. Архангельский в апреле 1942 г. писал Патриаршему Местоблюстителю: «Любовь к Родине, защита ее целостности от врагов была заветом всех православных христиан. Поэтому верующие особенно горячо отнеслись к призыву о помощи на нужды фронта. Достаточно указать, что нами собрано пожертвований и передано в Фонд обороны свыше двух миллионов рублей. Верующие охотно несли по примеру своих предков не только деньги, облигации, но и лом серебра, меди и другие вещи, обувь, полотенца, полотно и пр. Было заготовлено и сдано немало валяной и кожаной обуви, шинелей, носков, перчаток, белья. Одной шерсти перевязали на носки более 4 пудов. Был организован особый сбор на подарки для бойцов в день годовщины Красной Армии, давший свыше 30 тыс. рублей. Подарки были разнесены по госпиталям для раненых, которые сердечно приняли такую внимательную о них заботу. Выпуск денежной вещевой лотереи также встретил поддержку среди верующих. Церковный совет внес за билеты 35 тыс. руб. с переводом их непосредственно в Фонд обороны для Красной Армии».

В Саратове за 1943 г. верующие собрали 2,3 млн. руб., а к 15 сентября 1944 г. еще 1,4 млн. руб., из них 600 тыс. на строительство 6 самолетов эскадрильи имени Александра Невского. В конце 1944 г. каждая епархия прислала в Синод отчеты о своей патриотической деятельности по специальной форме. Выяснилось, что к этому времени общая сумма церковных взносов на нужды войны по предварительным неполным данным составила более 200 млн. рублей, в том числе по Горьковской области—9,2 млн., Ставропольскому краю—6,1 млн., Свердловской области—4,7 млн., Красноярскому краю—4,2 млн. и т. д.

Особого внимания заслуживает факт создания на церковные средства танковой колонны «Димитрий Донской». Не существовало почти ни одного даже сельского прихода на свободной от вражеских захватчиков земле, который бы не внес свой личный вклад в общенародное дело. Собирались средства на танковую колонну и на оккупированной территории. 40 танков «Т-34», которые составили общецерковную танковую колонну, были построены на заводе Челябинска. Их передача частям Красной Армии состоялась у деревни Горелки, в 5 километрах северо-западнее Тулы. С каждым годом войны сумма церковных взносов заметно росла. В 1943 г. саратовские православные клирики и миряне 131 тыс. рублей внесли на восстановление Сталинграда, а новосибирские—110 тыс. на строительство сибирской эскадрильи «За Родину».

Но особенное значение в заключительный период войны имел начатый в октябре 1944 г. сбор средств в фонд помощи детям и семьям бойцов Красной Армии. 10 октября в своем письме к Сталину возглавлявший Русскую Церковь после смерти митрополита Сергия (Страгородского) митрополит Ленинградский Алексий (Симанский) писал: «Эта забота со стороны всех верующих нашего Союза о детях и семьях наших родных воинов и защитников да облегчит великий их подвиг, а нас да соединит еще более тесными духовными узами с теми, кто не щадит и крови своей ради свободы и благоденствия нашей Родины».

В советских документах можно встретить самые разные суммарные цифры патриотических взносов Русской Церкви в годы войны—от 50 млн. до 10 млрд. рублей. По подсчетам Московской Патриархии, к лету 1945 г. было собрано более 300 млн. рублей, не считая драгоценностей, вещей и продуктов. Реально общая сумма была больше как минимум на несколько десятков миллионов, так как далеко не везде был организован четкий учет взносов. Естественно, не учитывались и суммы, вносимые верующими под влиянием призывов иерархов Церкви непосредственно в государственные банки.

В прифронтовой полосе при храмах существовали убежища для престарелых и детей, а также перевязочные пункты, особенно в период отступлений 1941-1942 гг., когда многие приходы взяли на себя попечение об оставленных на произвол судьбы раненых. Участвовало духовенство и в рытье окопов, в организации противовоздушной обороны, мобилизуя людей, утешая потерявших родных и кров. В тылу, в сельских местностях, бывали случаи, когда священники после воскресной литургии призывали верующих вместе с ними выйти на колхозные поля для выполнения тех или иных срочных работ.

Особенно много священнослужителей трудилось в военных госпиталях. Такие госпитали были устроены в значительной части монастырей и находились на полном содержании и обслуживании монашествующих. Так, например, сразу же после освобождения Киева в ноябре 1943 г. Покровский женский монастырь исключительно своими силами организовал госпиталь, который обслуживали в качестве медсестер и санитарок насельницы обители. Монастырь получил несколько письменных благодарностей от администрации за отличное обслуживание раненых, а настоятельница игуменья Архелая была представлена к награждению орденом за патриотическую деятельность. Настоятельницу другого—Одесского Михайловского— женского монастыря игуменью Анатолию (Букач) наградили медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», так как она с сестрами оказала советской армии большую помощь медикаментами, продуктами и одеждой.

В Красноярске в годы войны в должности главного хирурга эвакогоспиталя трудился святитель Лука (Войно-Ясенецкий), известный ученый-медик, прошедший лагеря и ссылки. Благодаря его операциям большому числу раненых воинов была сохранена жизнь. В операционном кабинете владыки висели иконы, и каждую операцию он начинал с молитвы. В 1945 г. за научный труд «Очерки гнойной хирургии» возведенному в сан архиепископа Луке была присуждена Сталинская премия I степени, большую часть которой он пожертвовал на помощь сиротам.

За патриотическую деятельность почти 40 представителей духовенства были награждены медалями «За оборону Ленинграда» и «За оборону Москвы», более 50 удостоены медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», несколько десятков—медали «Партизану Великой Отечественной войны».

Невозможно рассказать обо всех случаях и фактах служения ближним по причине их многочисленности, многое осталось неизвестным. Но истинным для нас остается то свидетельство, что первым делом и заботой для Русской Православной Церкви в тот трудный период истории нашего Отечества было всеобщее дело победы.

Константин Мачан,
студент III курса МинДА

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.