«Художники—люди простые…»

1 (1)Художнику дано Богом особое видение этого мира. Нельзя на картине отобразить созданную Творцом красоту, не имея в себе любви и благоговения ко всему творению. Редакции нашего журнала было особенно интересно узнать мнение мастеров данного жанра искусства по теме взаимоотношений человека и созданного Богом мира.

—Каждый человек в меру своих дарований способен в мире совершать свое служение Богу подобно священнику. Скажите, пожалуйста, как это служение совершает художник, как он возвещает Царство Божие на земле, служит преображению видимого мира?

Бархатков Игорь Антонович, член союза художников РБ:

—Все люди, прежде всего, должны жить честно. Многие художники советского периода не знали Бога, но были истинными творцами прекрасного, потому что жили и работали честно, во имя красоты. Настоящие художники не стремятся к признанию. Истинное предназначение художника раскрывается тогда, когда он работает не ради денег, имени, звания, а когда стремится создать что-то красивое. В картине должна быть душа художника. Его произведение должно нести большой духовный заряд, говорить то, что трудно выразить словами. Лучше Бога никто ничего не создаст. Но необходимо стремиться к совершенству, к постижению Божественной красоты. Для этого нужна полная самоотдача. Настоящий художник не выпячивает свое «я», не рекламирует себя. Многие иконописцы, например, не подписывают свои иконы, как это делают художники, но чувствуется, сколько в иконе духовной силы. Чтобы писать иконы, человек должен быть очень высокой духовности.

Для создания картины необходимо отрешиться от суеты. Город содержит в себе много соблазнов, поэтому мы с семьей уехали в деревню. Американский мыслитель Г. Д. Торо говорил, что индеец строит вигвам 3 недели, а потом 30 лет смотрит на звезды. А современный человек 30 лет строит свой вигвам, и у него уже нет времени смотреть на звезды, он про них вообще забывает.

Нынешние художники часто превращаются в ремесленников, потому что, будучи людьми искусства, они не стремятся к искусству. Художник должен стремиться к совершенству, приблизиться к чему-то подлинному, что есть в мире. Можно назвать это Божественной красотой. Вся история России—это Православие. Искусство было великим. А сейчас люди мало верят. Все заняты тем, как заработать, как прожить; идеи стали мелкими. Если бы были большие идеи, были бы большие картины.

Лубневский Александр, член союза художников РБ:

—Мне кажется, что каждый человек должен осознавать, что нет маленьких людей, нет маленьких ролей. Каждый человек участвует в созидании храма Божия, который есть видимый мир. Человек может выполнять какую-то, пускай даже грязную работу, но осознавать, что он служит Богу. И если кто-то чего-то достиг, то только благодаря Богу. На своем опыте я убедился, что без Господа человек ничего не может сделать: ни картину написать, ни огород посеять, ни урожай собрать. Талантами нельзя гордиться, нам они даются для какого-то служения. Очень важно, чтобы человек это осознавал и жизнь свою строил во славу Божию. В моем понимании, жить нужно, не обманывая. В своей профессии главное—не лукавить. Певец может спеть под фонограмму, и люди не всегда услышат фальшь, но Господь все видит. Есть одна хорошая притча. Когда реставраторы разобрали старинный замок, то были потрясены тем, что находилось на внутренней стороне его стенок. Там, куда никто не мог заглянуть, была удивительной красоты гравировка. Молодой реставратор удивился: зачем она, если никто этого не видит? А старый ответил: люди не видят, а Господь видит! Мы многими дарами пользуемся, даже не замечая, сколько в это было вложено сил, терпения, любви. Можно не замечая этого, прожить всю жизнь. Мне кажется, чтобы не засыпать в таком равнодушии, нужна какая-то работа. Тут очень помогает участие, возможность кому-то помочь, потратиться. Отдав что-то, ты получаешь больше. Умение отдавать—это путь к решению многих проблем личности. Господь дает силы через любовь. Я думаю, что таланты нужно измерять любовью. Чем больше человеку дано, тем больше он должен отдавать. Я пытаюсь всегда себе напоминать, что хожу по земле, которая пропитана кровью. Если об этом помнить, то ты никогда на нее не плюнешь. Но для такого сознания необходимо воспитание, нужна база, на которую можно будет в жизни опираться. Для меня—это христианская культура. Казалось бы, в утренних и вечерних молитвах мы произносим одни и те же слова. Но это является неким камертоном, по которому мы настраиваем себя. Воспитание личности должно быть таким, чтобы человек мог свободно и осознанно брать на себя ответственность за свои поступки. Он должен отказываться от совершения чего-то плохого не по какой другой причине, как потому, что Господь так сказал. Человек должен уметь услышать Господа. Не спрашивать совета, чтобы переложить ответственность на кого-то, слукавить. Человек сам должен решать, что делать, а что—нет.

Иногда можно жить по всем правилам, но возникает некое ощущение, что жизнь засыхает. Бывает, человек согрешает, но это порождает в нем бурное покаяние. Конечно, это не значит, что нужно грешить. Жизнь должна быть полноценной, и ничто как христианство может человеку это дать. Любой парень или девушка поймут, что если они не разменяли свои чувства, то у них больше шансов полноценно жить.

Возвращаясь к искусству, можно сказать, что—это подвиг, будь то батюшка, будь водитель троллейбуса. Можно, например, водить троллейбус с любовью, а можно идти на эту же работу как на каторгу, раздражаться на пассажиров и пешеходов и т.д. Испытывая какие-то трудности в жизни, мы можем прославлять Бога или наоборот. Это наш выбор: изливать слова покаяния и любви к Распятому, подобно евангельскому разбойнику, что был справа от Креста; или уподобиться другому, хулившему Христа.

Если человек любит природу, она одарит его обязательно. Многие художники, писатели, поэты делали открытия в самые тяжелые периоды своей жизни. Без страдания мы грубеем, становимся невосприимчивыми ни к чужому горю, ни к чужой радости. Для меня художник—это человек, который открыт миру. Если ты закрыт, то, с одной стороны, приобретаешь некую неуязвимость, и тебе трудно причинить боль; но с другой стороны, ты превращаешься в бесполезного человека, потому что в тебя не входит ничто постороннее, что обогатит тебя.

Нам не хватает некоего аристократизма духа. Нужно помнить прошлое своей страны, беречь культуру, те образцы, на которых можно воспитывать молодое поколение. Для меня знание того, что когда-то происходило на нашей земле, знание о каком-то художнике—это огромный шаг вперед. Потому что на этом мы завтра будем учиться.

Ткаченко В. А., член союза художников РБ, руководитель ИЗО-студии ДК Тракторного завода г. Минска:

—Человек служит Богу своей жизнью. Художник, к примеру, воспевает прекрасное: красоту и гармонию мира, людей. Даже если он изображает трагичное, то изображает это во благо, во славу красоте, во славу Создателя. Сама жизнь дана для того, чтобы быть прожитой. Нельзя, чтобы она завяла, погибла, а чтобы принесла плоды. Человек должен трудиться и радоваться. И немножко печалиться для нас полезно. В этом гармония: сегодня поплачешь—завтра повеселишься. Хоть и сказано, что все суета сует, но радость можно найти даже среди суеты. К сожалению, человек больше разрушает, чем творит. Это в идеале он должен служить миру. В реалии человек больше потребляет, чем созидает. Так что мы живем совсем не так как надо.

—Святитель Лука Войно-Ясенецкий говорил: «Художник только тогда создает нечто подлинно гениальное, когда угадывает замысел Творца Вселенной». Как художник проникает в замысел Творца?

Бархатков И. А.:

—Художники—люди простые. Они больше работают интуицией. Живописец может не быть философом, но он является философом в своих работах. Ученым труднее: им нужно все доказывать. Интуиция—это Божественный дар. Ян ван Эйк писал на своих картинах: «через меня сделал Бог». Мы являемся инструментом в руках Божиих. Художник должен только честно сделать свою работу, стараться не кривить душой, а Бог через тебя сотворит все, что нужно будет. В творчестве художника должна быть искренность.

Очень важно—сохранить память о жизни предыдущих поколений, нельзя разрушать дело отцов. Как увидеть замысел Творца? Путь Христа состоял в том, чтобы показать людям, как нужно жить и к чему стремиться. Всеобщая цель—это Воскресение, воскресение через страдание. Этот путь прошли наши отцы. Поэтому нам необходимо помнить примеры их жизни.

Много можно привести в пример художников, которые сделали нечто подлинно гениальное. Великий белорусский художник—В.К. Белыницкий-Бируля, в творчестве которого усматривается удивительный духовный мир. Это также художники 40-80-хх годов прошлого столетия. Не все они получили всеобщее признание и стали народными, но они были настоящими художниками, искренними, скромными. Среди них—И. Басов, Е. Красовский, И. Карасев, А. Бархатков, Э.Карпович и др. Всю свою энергию они выплеснули в картины, а не потратили на зарабатывание славы.

Лубневский Александр:

—Природа—это творение Божие. Когда тебе не хватает сил, ты исчерпал себя, то она тебя восстанавливает, лечит. Для меня природа—это общение с Богом. Увидеть Творца—задача не только художника, но и любого человека. Нужно стараться увидеть Господа в каждом человеке. Это нелегко. Иудеи ожидали Спасителя, но ведь не узнали Его. И задача художника—найти Бога, найти Его в красоте. Именно этот поиск нас образовывает. Для меня чувства иногда выше разума. Они порождают некие высокие мысли. Если наш ум-это инструмент, то крылья этого инструмента—это наше сердце. Есть люди, которые в творчестве могут выплеснуть какой-то негатив. А можно что-то нарабатывать хорошее и потом это выразить в творчестве. Человека можно измерять по степени его душевных затрат. На просьбу человека можно ответить, лишь бы отделаться, а можно потратиться на него. Умение потратиться очень важно. Можно читать молитвы, но при этом не молиться.

Взять какой-нибудь предмет или живое существо. Для ученого оно состоит из химических элементов. Их что-то объединяет: какая-то сила, энергия. Это важно почувствовать. Некоторым художникам Господь дал дар, который позволяет воплотить эту энергию в своих картинах. Часто они чувствуют, что и не они сделали свой труд. Нечто соединилось, сочеталось так, что это произведение состоялось. С одной стороны, любое произведение можно выстраивать как математику, но с другой стороны искусство—это тайна. Главное—при создании произведения чувствовать страх Божий, тогда Господь даст то, что тебе надо.

Мне очень нравится русское искусство XIX века. Это А.Саврасов, И.Левитан, К.Коровин, В.Поленов, французские художники—Ван Гог, Поль Гоген, Поль Сезанн. Я любил читать биографии этих художников, и в них красной нитью проходило огромное сострадание к людям. Например, Ван Гог хотел быть священником. Этот человек видел себя в служении людям, он горел этим. Подобные люди всю свою жизнь отдали искусству, поэтому стали великолепными художниками. Представьте на секунду, если бы не было этих людей. Начинает окружать какая-то пустота. Их картины—это мостик к их душам. Для меня признак хорошего произведения искусства—это, когда, соприкасаясь с ним, ты сам хочешь творить, писать, сочинять стихи.

Ткаченко В.А.:

—Я думаю это вполне истинно, потому что художник, для того чтобы что-то создать должен быть искренним. Он должен выражать свою душу, свою натуру, свою сущность. Художником может быть не каждый человек, потому что надо себя полностью отдать, и не просто отдать, а полностью источиться, сжечь себя, ничего не оставив себе в своем творчестве. Поэтому оно будет служить, будет воздействовать, нести пользу. Но все это сложно: разные люди, их традиции и культуры. Поэтому сказать о чем-то глобально будет неправильно. Допустим то, что нам европейцам приемлемо, то чуждо африканцам, арабским народам. Народ неоднороден, он совершенно разный, особенно сейчас. Это трагедия. Во Франции начиналось то, что скоро будет везде. Я хочу сказать, что каждый человек—это сын своего народа. Он выражает идеи, помыслы, мечтания своего народа. В любом творчестве человек самовыражается. По мере размывания границ национального самосознания, искусство становится более безжизненным, уродливым. Идет деградация…

Марк Шагал, Пикассо—это все культура определенного народа. Разные культуры, разные традиции, следовательно,—разное искусство. Одно разрушает, другое созидает. У известного богослова Павла Флоренского я прочитал мысль о том, что весь реализм—это мусор, а абстракционизм—настоящее искусство. Это его точка зрения.

Великими художниками были Суриков, Врубель. Они дарили людям то, что подлинно красиво. Но люди упрощаются, и чем дальше—тем больше. Они все больше и больше теряют свои корни, древние истоки.

Что касается замысла Творца, то мне кажется, что он уже потом определяется. В конце концов, я думаю, что все, что ни делается—все по воле Божией. Человек делает, значит, в этом есть замысел. Кто-то что-то начинает, затем бросает—значит, ищет, где есть этот замысел. Счастлив тот, кто с самого начала занимается тем, что ему предопределено.

—Какую картину Вы бы написали с целью предостережения от экологической катастрофы?

Бархатков И. А.:

—Главное—писать красиво. Только методом красоты можно сказать людям главное через картины. Важно, чтобы картина была проникновенной, отражала красоту. Через красивые картины можно достучаться до сердец. Мне кажется, искусством трудно воспитать. Хотя бы не развратить других людей. Нужно писать так, чтобы люди поняли, что есть другая красота, другой мир. Картина отражает внутренний духовный мир ее автора, в ней нельзя обмануть человека, краски через тебя все скажут.

Лубневский Александр:

—Я не думаю, что надо рисовать какую-то специальную картину на эту тему. Если сказать людям—станьте хорошими, это не сработает. Может работать только личный пример, чья-то молитва. Мы сейчас, наверное, и живем, потому что кто-то за нас молится. Если ты на своем месте, занимайся своей работой. Если ты монах, будь хорошим монахом, если художник—будь хорошим художником. А такой специальной картины нет, как нет специальной молитвы, специальных слов, которые ты скажешь, и люди изменятся. Есть кропотливая работа, ежедневный подвиг, который каждый из нас пытается нести в меру своих сил. Не нужно больших подвигов, в наше время хотя бы не сломаться, не врать самому себе, остаться человеком. Воспитание заложено в жизни самого воспитывающего. Есть просто слова, а есть личность, которая говорит эти слова. Ведь есть разница между апостолом Павлом и человеком, который просто произнесет такие же слова, не прожив их, не потратившись. Общество не нуждается в бесплатных советах. Нужно поставить себя на место другого человека и тогда мы увидим, нужно ли сказать слово или просто отойти в сторонку и помолиться за него. А задача искусства—искать красоту, отыскивать небезобразное в прекрасном. Кто-то видит решетку на окнах, а кто-то небо и облака. Все зависит от того, кто мы, куда устремлены.

  С художниками беседовали: Мария Шукан, 
аспирантка Института государства и права НАН Беларуси,

Диана Корзун,референт МОО 
«Христианский образовательный центр имени свв. Мефодия и Кирилла»

Просмотрено: 0 раз.

Рекомендуем

В Минской духовной семинарии прошли IV Чтения памяти священномученика митрополита Крутицкого Петра (Полянского)

В рамках мероприятия состолись выступления церковных и светских исследователей, обращенные на осмысление трагической истории Русской Православной Церкви в ХХ веке.

Открыт набор участников на Девятый республиканский обучающий семинар «Миссия и милосердие»

Семинар будет проходить в Минской духовной семинарии (Гродненская область, Слонимский район, а/г Жировичи) с 7 по 13 июля 2019 г.