Что такое сребролюбие?

1Как воспринимается современным человеком слово «сребролюбие»? Если вдуматься, смысл понятен: сребролюбие есть любовь к деньгам. Эта любовь, наверное, самая главная в современном мире. Без нее не существовало бы «общества потребления». Какие опасности таит такой взгляд на жизнь?

Само слово «сребролюбие» сегодня воспринимается как достаточно архаичное. «Любовь к серебру» означает, в первую очередь, любовь к деньгам, а деньги уже давно практически везде бумажные. Они всего лишь эквивалент, бумажное (чаще «зеленое», а не «серебряное») выражение золотовалютного запаса страны… Однако Церковь, бережно храня свое наследие богословской и аскетической мысли, активно пользуется и этим, казалось бы, устаревшим словом. Им описывается одна из основных и пагубных человеческих страстей.

Преподобный Иоанн Лествичник называет эту страсть «тмоглавым бесом сребролюбия». Действительно, существует множество разновидностей и типов этого недуга. Сребролюбие, любостяжание, мшелоимство, лихоимство, скверноприбытчество, элементарная жадность, скупость, корыстолюбие… Список синонимов и смысловых оттенков можно продолжать, но во всех этих неприятных проявлениях человеческой греховности есть один общий мотив—желание и любовь обладать многим: много иметь, много приобретать; любовь к самому процессу приобретения и обладания. Для описания этого состояния человеческой души мы чаще всего пользуемся словом «сребролюбие» по той причине, что именно деньги дают человеку больше всего возможностей приобретать, обладать, получать услуги и удовольствия, и, соответственно, любовь к обладанию переносится на деньги.

Сами по себе деньги, имущество, доход не являются греховными. Господь дает их человеку для чего-то, и важно, как человек относится к тому, что имеет. «Богатство аще течет, не прилагайте сердце» (Пс. 61: 11). Можно быть очень богатым человеком и несребролюбцем, а можно, ничего не имея, быть скрягой, готовым перегрызть всем горло из-за шнурка или булавки… Деньги, конечно, искушают человека, но ведь человек к тому и призван, чтобы достойно перед Богом переносить все испытания. В притче о сеятеле Господь указывает, что причиной неприятия слова Божия в сердце человека является «забота века сего» и «обольщение богатства», а не само по себе богатство и не сам по себе век. Мир не может насильно погубить человека. Потому и говорится об «обольщении» богатством, о том, что человек сам себе врет, когда уповает на богатство, на то, что оно принесет славу и удовольствия и застрахует от неприятностей в будущем.

Такое упование на богатство лежит в основе страсти сребролюбия. Оно же делает сребролюбца по сути идолопоклонником—упование и надежду, которые человек должен возлагать на Бога, любостяжатель переносит на мертвые вещи и металл, или вообще, на абстрактные бумажные знаки, виртуальные деньги, делая из них себе божество, идол. «Сребролюбие,—говорит преподобный Иоанн Лествичник,—есть поклонение идолам, дщерь неверия, извинение себя своими немощами… Сребролюбец есть хулитель Евангелия и добровольный отступник».

Как отмечает святитель Василий Великий, «нередко само благоденствие жизни служит для многих вместо испытания». И надо сказать, что сегодня испытание благоустроенной жизнью оказалось более страшным, чем многие бедствия в истории человечества. Современное «благоденствие» как никогда раньше способствует тому, чтобы, в частности, то же сребролюбие развивалось и проявлялось в самых разнообразных и «экзотических», не сразу распознаваемых формах… Их настолько много, что мы порой не замечаем вовсе, что стали закоренелыми любостяжателями.

Именно это разнообразие форм сребролюбия двигает нашу экономику и технический прогресс. Самый бросающийся в глаза факт—банковская система, построенная на принципе «роста» —взимания платы за то, что тебе одолжили на время деньги… О противоречии принципам христианства и о греховности такой практики было много сказано в святоотеческой литературе. Сам Господь призывал давать взаймы, не ожидая ничего (Лк. 6: 35).

Стремление к роскоши и комфорту стало повсеместным проявлением любви к многоприобретению. Удовлетворив свои насущные нужды, человек очень скоро начинает искать не просто многих вещей, но дорогих и выдающихся по своим качествам. Во все времена этот порок обличали и указывали на то, что именно из-за этого стремления льется много слез и крови. Но ослепленные грехом не хотят об этом и думать. К тому же сейчас вся экономика развивается на основе удовлетворения спроса на роскошь и комфорт.

Поиск особенных вещей выливается в привычку, страсть под названием «коллекционирование». По поводу проявления этой страсти даже в церковной среде стоит привести замечание епископа Варнавы (Беляева): «…Здесь и археология как страсть должна быть обличена, когда не только светские ученые, но и люди с богословским образованием и в высоком сане смотрят на каждую икону и священную вещь только с точки зрения археологии, а не благочестия. Таким образом, иконы у них превращаются в настоящих идолов, и, если обстановка храма не «стильна», они не могут молиться».

Сребролюбие начинается с забвения Промысла Божия и с заботы о «черном дне». Система страхования основана на этой же тревоге перед неизвестными неприятностями, тревоге, неведомой человеку, уповающему на Господа. Страховать имущество придумали в Средние века средиземноморские купцы, отправлявшие свои товары морем и очень беспокоящиеся о том, доплывет ли их груз по назначению. Теперь страховка стала неотъемлемой частью нашей жизни, страховые компании процветают…

Та же забота о «черном дне» не позволяет сребролюбцу расслабиться—ему чужда лень, он очень трудолюбив. И здесь доходит до патологии. Многие страны уже обеспокоены размахом трудоголизма. Япония призывает своих граждан «отдыхать, чтобы сохранить здоровье нации»…

Естественная жажда знаний сегодня перерастает в любостяжательное по сути стремление обладать информацией. Обладать, порой не понимая до конца то, что прочел, услышал или увидел. Казалось бы, пустое многознайство—а какое множество шоу, умных «аналитических» передач и «познавательных» журналов делается на основе этой любви обладать информацией обо всем!.. Вы никогда не задумывались: а зачем Вам персональный компьютер с таким огромным объемом памяти? Все ли из того, что сохранено в нем или записано на множество купленных Вами дисков, Вы сможете хотя бы один раз просмотреть, прослушать или пробежать текст по диагонали? Но Вам ведь приятно чувствовать, что у Вас это есть, что Вы владеете самой широкой подборкой фильмов, и у Вас на флэшке чуть ли не вся Национальная библиотека?..

К этой же страсти накопительства—накопления многих знаний—можно отнести и просмотр, «потребление» новостных программ и изданий. Зачем нам столько знать о происходящем в мире? Конечно, многознание связано также с тщеславием и гордостью, но сегодня это скорее проявление именно страсти накапливать—ведь мы даже не успеваем похвастаться, блеснуть своими знаниями геополитической обстановки перед своими знакомыми…

Сегодня мы стремимся накапливать, «коллекционировать» контакты, иметь много знакомых и друзей. Актуальная проблема для тех, кто ведет блоги—«стоит ли продолжать «френдить» всех, кто «зафрендил» тебя, если в твоей «френд-ленте» уже 400 человек?»…

Еще один «изысканный», и в то же время, повальный вид многостяжания—фотографирование. Мы, как одержимые, стремимся остановить и прикарманить чуть ли не каждое мало-мальски интересное мгновение своей жизни. Многие из сделанных когда-то фотографий (еще на пленочной мыльнице) я до сих пор не распечатал…

Прогресс—это когда преодолевают естественные преграды, ограничивающие наше стремление обладать многим. У вас нет денег? Не вопрос—дадим в кредит, у нас очень развитая банковская система. Вы не можете себе позволить купить все книги или сделать фотографии всего, что видели? Нет проблем, вот вам диски и флэш-карта—загружайте! И так далее…

Хотя все основано на простом принципе, подмеченном норвежским писателем Эрлендом Лу: «Похоже, что американцы руководствуются в жизни простой теорией, которая сводится к тому, что два лучше, чем один, а три лучше, чем два и т.д. Так, например, они считают, что иметь двести долларов лучше, чем сто. Умилительная теория! <…> По-видимому, из теории, которая гласит, что два лучше, чем один, как следствие вытекает, что большое лучше, чем маленькое, а высокое лучше, чем низкое. Идея, в общем, привлекательная и ведущая к успеху». Мы привыкли критиковать американцев, но эту идею мы бесспорно разделяем…

Богатство не постыдно, а по- стыдно пристрастие к нему. Богатство даже может принести пользу человеку, т.к., если человек не способен ни к каким подвижническим трудам, то он может легко возместить их делами милосердия. Главное—избавиться именно от сребролюбия, а не от приобретений, дохода и богатства. Возвыситься до той мысли, что вещи—Божьи, а не наши, и даны Богом нам во временное пользование для оказания помощи нищим и бедным, чтобы через это получить вечную жизнь.

 Дмитрий Шило,
студент I курса МинДА

Просмотрено: 0 раз.

Рекомендуем

В Минской духовной семинарии состоялась презентация сборника публикаций известного белорусского деятеля В. В. Богдановича (1878–1939)

В ходе мероприятия перед слушателями выступил составитель сборника, доцент кафедры истории Беларуси, археологии и специальных исторических дисциплин ГрГУ А.С. Горный.

В издательстве Минской духовной семинарии вышел сборник материалов XVII Семинара студентов ВУЗов Беларуси

В состав сборника включены 85 докладов участников форума, выступавших в рамках пленарного заседания, шести тематических секций, а также представивших свои сообщения в секции заочного участия.