Деньги и секты

1 (1)Существует немало новых религиозных организаций, ставящих истинной целью своей деятельности обогащение верхушки. Каждый раз, когда заходит речь о деньгах и сектах, вспоминаются знаменитые слова Рона Хаббарда, основателя дианетики: «Хочешь заработать миллион, создай свою религию».

Это высказывание часто обобщается, и на его основании выдвигается предположение, что весь феномен сектантства в целом построен на стремлении руководителей сект обогатиться за счет простодушных последователей. Данное мнение представляет собой очередной миф, не учитывающий всю неоднозначность и внутреннюю противоречивость темы, которую мы попытаемся представить на ряде примеров.

Секты и материальное благополучие

В конце XIX—начале XX века в сектоведении было распространено убеждение, что в секты уходят главным образом люди бедные, из низших слоев общества. Считалось, что в секте они получают психологическую поддержку, помогающую им легче переживать свое сложное материальное положение. Жесткая дисциплина, культ постоянной работы, запрет на спиртное и развлечения достаточно часто приводили к тому, что уход в секту сопровождался не только психологической помощью человеку, но и исправлением его материального положения. Действительно, описания жизни сект и сектантов того времени не редко являют картину достаточно обеспеченного существования рядовых членов секты, не говоря уже о ее руководителях.

Однако, как оказалось, сама экономическая успешность секты может стать основным препятствием к ее росту и развитию. Во-первых, улучшение благосостояния рядовых членов начинает привлекать в секту все большее количество людей, стремящихся за ее счет поправить свое материальное положение и не проявляющих серьезного интереса к ее вероучению и идеалам. Это ведет к конфликтам между старыми и новыми членами группы и, соответственно, к подрыву дисциплины, внутренней структуры секты, ее способности к самосохранению и достижению стоящих перед ней целей. Во-вторых, мы встречаемся с интересным явлением, когда человек, уйдя в секту и неожиданно для самого себя достигнув там определенного экономического благополучия, может внутренне поменяться. У него может ослабнуть интерес к самой секте, ее вероучению, целям и задачам. Сам мотив пребывания в секте (вера и стремление помочь организации) теряет свою актуальность и заменяется мотивом сохранения и приумножения своего материального состояния. Кроме того, перед человеком открываются ранее недоступные для него пути развития в светском обществе. Человек снова становится перед выбором своего дальнейшего пути, и нередко он предпочитает покинуть секту.

Известны случаи, когда секты благополучно переживали времена глубокого экономического кризиса, но не могли устоять перед изобилием. Так, утопические секты «Вефиль» и «Амана» распались из-за вышеназванных проблем с членами, имея при этом на счетах несколько миллионов долларов. Члены секты «Зоар» взбунтовались и потребовали разделить все имущество группы поровну между всеми адептами, упразднить саму организацию. Сектами было выбрано три основных варианта решения проблемы собственного экономического преуспевания.

При первом варианте лидеры сект, вовремя осознав всю критическую значимость этого вопроса, благоразумно не дают развиться секте до появления в ней излишков и изобилия, искусственно регулируя приход и расход финансов. В случае наступления угрозы материального благосостояния члены секты перестают работать вообще или активно раздают «опасные» излишки тем, кто в них нуждается.

При втором варианте секта запрещает всем своим последователям иметь какое-либо имущество вообще. Все материальное, как-то связывающее человека, принадлежит секте и лишь дается ее члену во временное пользование.

При третьем, наиболее распространенном варианте, секта искусственно регулирует необходимый минимум личного имущества члена секты. Вне зависимости от того, насколько серьезно она могла бы финансово поддержать своих последователей, этот минимум никогда не меняется. Секта сознательно не дает своим последователям какого-либо материального благополучия, поддерживая в них изначальное стремление работать за идею и на идею и не руководствоваться при этом никакими материальными интересами. При этом происходит обогащение руководства секты, которое может вкладывать деньги либо в дальнейшее развитие секты, довольствуясь при этом необходимым минимумом для собственного существования, либо целиком и полностью в самих себя. В последнем случае мы можем однозначно говорить о лидерах секты как о предпринимателях, создающих религиозную организацию ради своего обогащения. Однако даже тогда, когда основателя интересуют лишь деньги, мир повседневной жизни рядовых членов этой же секты гораздо богаче и сложнее. Он никогда не сводится к материальной прибыли и представляет собой весь спектр религиозных чувств, надежд, переживаний, опыта, мучений, тайных желаний. Этот мир, хотя и пробужденный к жизни корыстью одного человека, превосходит узкие рамки корысти и работает по своим собственным законам. В этом смысле сложно себе представить человека, более чуждого для искренне верующих последователей секты, чем ее основатель, который мотивирован исключительно жаждой денег и которого эти же верующие почитают в качестве божества, посланника Бога, пророка либо умудренного опытом религиозного лидера.

Во всех трех вариантах в той или иной степени происходит сознательное эксплуатирование рядовых членов секты вне зависимости от того, понимают ли они эту ситуацию или нет.

«Десятина»

Отношение к пожертвованиям и сборам на благо организации у всех сект сильно варьируется и находится в прямой зависимости от особенностей структуры организации. Секты, имеющие институт постоянного членства, но не предполагающие полный уход человека в группу, бросая при этом учебу, работу и место жительства, останавливаются на достаточно скромной просьбе ежемесячных пожертвований в виде десятой части всех своих доходов либо вообще не фиксируют размер необходимой жертвы.

Секты, не имеющие института постоянного членства и изначально предполагающие лишь временное участие человека в своей деятельности, назначают иную, как правило, произвольную, цену за саму возможность временного членства в организации. Так, курсы по астрологии или экстрасенсорике, обучение знанию об устройстве мироздания или прохождение нью-эйджеровского тренинга или семинара будут иметь строго фиксированную плату, которая может варьироваться от нескольких десятков до нескольких тысяч долларов. Организации этого типа нельзя назвать коммерческими культами в полной мере, так как их основная цель состоит не только и не столько в заработывании денег, сколько в распространении какого-либо сектантского учения, новых подходов к окружающему миру и своей жизни.

Наибольшие капиталовложения требуют утопические общины и те секты, в которые человек уходит, полностью бросая свои прежние работу, учебу и место жительства. В этих группах человек, несмотря на напряженную работу на секту, либо вообще не получает никакой зарплаты, либо отдает на группу более десяти процентов своего дохода. Нередко секты подталкивают людей продавать все свое имущество и отдавать его в организацию. Вне всякого сомнения, такие щедрые пожертвования достаточно легко позволяют поддерживать секту на плаву, однако они несут на себе еще одну, не менее важную, чем обеспечение материального благосостояния секты, функцию. Дело в том, что те люди, которые распродают все свое имущество перед уходом в секту, наиболее склонны оставаться в секте при любых обстоятельствах по сравнению с теми, кто либо вообще ничего не продает, либо продает лишь часть своего состояния. Таким образом, наиболее успешными являются утопические общины, требующие от потенциальных членов полной распродажи имущества, а не оставляющие этот вопрос для свободного выбора самого человека.

Деньги сект

Особый интерес представляют случаи создания сектами своей собственной валюты. Разрабатывая свои деньги, секты могут преследовать совершенно разные цели. Так, у давидиан и у даманхуриан своя валюта рассматривается как очередное вспомогательное средство дистанцирования группы от внешнего мира и ослабления зависимости от него, так и как наиболее адекватный способ регулирования экономических отношений между членами общины. В случае изменения общей направленности развития секты, может поменяться и отношение к собственной валюте. С внесением в жизнь даманхура серьезного акцента на туристической деятельности внутренние деньги секты превратились также в средство ведения расчетов за услуги даманхура людям, к самой секте не принадлежащим. При этом был установлен обменный курс валюты даманхура «кредито» к евро: один к одному. Стремление многих людей приобрести экзотические деньги общины для своей коллекции стало дополнительным источником дохода организации.

Валюта секты может разрабатываться не только для хождения внутри секты, но и для распространения во внешнем мире. Так, трансцендентальная медитация продает свою, созданную в 2002 году, валюту «раам» по курсу 1 раам к 10 евро, и рекламирует покупку раамов как жертву на развитие сельского хозяйства в странах третьего мира. Кроме того, за раамы можно делать покупки в некоторых магазинах в Голландии и в Ведическом городе Махариши в США. Не известно, насколько улучшилось благосостояние стран третьего мира из-за стараний трансцендентальной медитации, но можно предположить, что материальное положение самой секты не пострадало от того, что люди за настоящие деньги выкупают у нее раамы.

Хрестоматийным для данной темы является пример с мормонами. 6 января 1837 года Джозеф Смит, основатель мормонов, сообщает ближайшим последователям о том, что он получил откровение от Бога, гласящее, что он должен создать банк, который со временем станет самым могучим и большим банком и поглотит все остальные банки в мире. Несмотря на то, что Смиту было отказано в получении лицензии на ведение банковской деятельности, он покупает за большую цену станок для печатания банковских чеков, которые он и начинает производить в большом количестве. После кратковременного финансового процветания «банком» Смита начинают «заниматься» опытные торговцы и бизнесмены, и он быстро разоряется, впадая в огромные долги. В данной истории интересен сам мотив основателя секты: захватить все банки мира с помощью своего банка и своей «валюты». Кроме того важна причина неудачи Смита, характерная для большинства финансовых проектов сект: отсутствие специальных знаний и умений в области экономики и финансов, необходимых для успешной реализации задуманного.

Коммерческие культы

Можно выделить два основных типа коммерческих культов. К первому относятся группы многоуровневого маркетинга, получающие прибыль в первую очередь от вербовки новых членов и лишь затем от торговли товаром. При этом, в некоторых случаях товар может отсутствовать вообще. К культам этого типа, действующим в Беларуси, относятся Гербалайф, Астран (иные названия этого культа: Титан, Орион, Алмаз, Энерджен, Салют, Будучыня, Белорусский союз взаимодоверия и помощи), ИПСУМ, белорусский вариант Оомото и др. Основной принцип работы впечатляет своей простотой: человек, вступая в секту, платит определенную сумму денег в качестве «вступительного взноса» (в ряде сект он платит фиксированную сумму ежемесячно) и получает право официально вербовать в секту новых членов. Ему будет начисляться определенный процент от тех денег, которые в свою очередь принесут в секту завербованные им новые адепты группы. Чем больше людей ему удастся завербовать, и чем большее количество людей приобщат к секте те, кого он сам туда привел, тем больший процент от прибыли будет получать он сам. В наиболее жестком варианте коммерческих культов этого типа какой-либо товар отсутствует вообще. Деньги начисляются просто по факту вербовки новых людей и внесения ими вступительных взносов. В мягком варианте товар все же присутствует, и проценты начисляются как от суммы, на которую был продан товар, так и от разницы в ценах на товар для людей, стоящих у основания «пирамиды» и только присоединившихся. При этом само качество распространяемого товара остается под вопросом.

Второй тип коммерческих культов представлен организациями, использующими религиозно-символические системы аргументации для пробуждения необоснованной надежды у людей, приводящей их к убыточным для них капиталовложениям или покупкам по завышенным ценам низкокачественных товаров. К культам этого типа, действующим в Беларуси, относятся «Бума ЛЛЦ», «Бел Пост-Шоп», ИП «Покупки на дом». Схема работы одинакова: в газете печатается объявление о том, что Мария Дюваль, Доминик Уэбб, Софрос, Мадам, Великая Госпожа и прочие выдуманные персонажи предлагают за большие деньги выслать человеку его «счастливый номер», с помощью которого можно выиграть большую сумму денег в лотерее, получить некий «талисман счастья», предсказать судьбу, раскрыть секрет, который станет ключом к счастливой и богатой жизни, купить какой-либо предмет, обладающий небывалыми характеристиками и огромной ценностью по низким ценам или поучаствовать в беспроигрышной вещевой лотерее и т.д. В каждом случае подчеркивается неповторимость предложения, а также уникальная «духовная» связь с человеком, которую устанавливает один из обозначенных «благодетелей» и благодаря которой используется индивидуальный подход к человеку. Внушается, что для того, чтобы получить заветный номер, талисман, узнать тайну или выиграть какой-то предмет, человеку надо заплатить определенную сумму денег, которая на самом деле специально для него занижена и которую он в любой момент сможет потребовать обратно. На самом деле человек платит сильно завышенную сумму денег за «товар», который он вообще не получает, либо низкое качество которого даже и близко не соответствует заплаченным за него деньгам.

Коммерческие культы всех типов как правило не скрывают, что единственной целью их существования является зарабатывание денег.

В современном мире людям свойственна непоколебимая вера во всемогущество денег. Ослепленный этим безумным поклонением золотому тельцу человек пытается купить себе веру, правильную религию, подходящее мировоззрение, счастливое будущее, удачу в жизни, наконец, свое собственное спасение. Он обращается к продавцам этого «товара» (в секты и культы) и платит им за это большие деньги. Ему начинает казаться, что чем больше он заплатит, тем более надежные, точные и проверенные веру и мировоззрение он обретет. Вера, на которую он не потратил больших денег, не представляется ему чем-то надежным и качественным. Он не хочет и не может понять, что эти, самые ценные «вещи» нельзя купить ни за какую цену. Их можно лишь свободно и ответственно принять в свою жизнь вместе с приходом в Церковь.

 Мартинович Владимир, 
преподаватель МинДАиС, доктор богословия

Просмотрено: 0 раз.

Рекомендуем

В Жировичской обители прошли торжества по случаю праздника Жировичской иконы Божией Матери

180

Торжества возглавил митрополит Минский и Заславский Павел, Патриарший Экзарх всея Беларуси, в сослужении сонма архиереев Белорусской Православной Церкви.

Ректор МинДС совершил паломничество на Святую Гору Афон и Святую Землю

180

С 30 апреля по 14 мая 2017 года по благословению Патриаршего Экзарха всея Беларуси митрополита Павла ректор МинДС архиепископ Гурий совершил паломническую поездку на Святую Гору Афон и на Святую Землю.