Если друг оказался вдруг…

1Как хорошо, когда рядом с тобой идет по жизни человек, на которого ты можешь всегда положиться, человек, который не оставит в беде—настоящий друг. Он посочувствует в трудную минуту и будет радоваться, когда ты счастлив. Что же необходимо для истинной дружбы?

В последнее время мы наблюдаем всеобщее рвение только к материальному благополучию. Создается впечатление, будто деньги—это эквивалент счастья. Но задумаемся: могут ли деньги принести счастье человеку? Все ли мы можем купить? Можно ли купить, например, дружбу? Конечно, нет! Мы часто рвемся вперед, стремимся к какому-то миражу, тратим силы и не ценим того, что уже есть у нас, не ценим своих друзей, не благодарим Господа за то, что Он даровал нам их, за то, что мы имеем этот бесценный дар—дар дружбы.

Трудно, конечно сказать, что делает людей друзьями, но, несомненно, будет крепок только тот дружеский союз, который основывается на духовном единомыслии. Именно в религиозности людей заключается истинное видение и понимание происходящего. Если один человек верит в Бога, стараясь непреложно исполнять Его заповеди, другой само слово «Бог» пишет с маленькой буквы, а третьему вообще все безразлично, то может ли между ними быть какое-то единомыслие, а тем более настоящая дружба?

Хочется верить, что у каждого из нас есть настоящий друг—тот человек на которого всегда можно положиться, который не оставит тебя в беде, кому можно открыть самое сокровенное, кто будет сочувствовать тебе во время горя и радоваться, когда ты будешь счастлив. Священное Писание говорит нам: «Кто хочет иметь друзей, тот и сам должен быть дружелюбным» (Прит.18:25). Христианин уже по одному своему имени должен относиться дружелюбно к каждому человеку. Как можем мы следовать за Господом по Его Крестному пути, если не хотим понести и малые «тяготы друг друга» (Гал.6:2), если не готовы сострадать ближнему? Как можем мы предстоять Богу, Который по любви к погибающему человечеству отдал Своего Единородного Сына, если отвергаем тех, за кого пострадал Христос? Иногда хочется просто исключить некоторых людей из своей жизни—ведь так просто было бы жить только с теми, кто не представляет для тебя проблем? Однако, поступая так, мы становимся чуждыми Богу. Чуждыми не по Его воле, не по воле кого-либо другого, но по собственному свободному выбору. Происходит это именно потому, что тех, ради кого Христос жил и пострадал, мы как раз таки отвергаем. Господь сказал: «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин.15:13). Вот та высота, к которой нам заповедано стремиться и которой мы всегда должны проверять самих себя во взаимоотношениях с друзьями—единомыслие, жертвенная любовь и, конечно же, доверие.

В то же время не стоит быть чересчур доверчивым к посторонним людям, помня о том, что надо с человеком пуд соли съесть, прежде чем открыть ему свою душу. Ведь истинная дружба возможна только в случае взаимного доверия и бескорыстия, а любая другая будет напоминать эпизод из повести А. С. Пушкина «Капитанская дочка». Один из «друзей» Зурина (обманутый Петруша Гринев) оказался вынужденным кукарекать под бильярдным столом, а сам он стоял над ним и радовался, что обыграл «друга» на крупную сумму. Не дай Бог кому-либо из наших читателей оказаться в положении последнего, «ибо всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Лк.14:11). Пословица гласит: «не имей сто рублей, а имей сто друзей». И это, несомненно, так, ведь в деньгах нет никакого постоянства—сегодня они есть, а завтра их может и не быть. Истинная дружба, напротив, крепка как скала, и ничто не может поколебать ее. Когда нам плохо, мы не должны забывать о Божьем человеколюбии. Господь всегда слышит нас, «ибо у Бога не останется бессильным никакое слово» (Лк.1:37), и помогает видимым образом, посылая нам друзей, которые всегда протягивают руку помощи.

Но, как видим, выбирать друзей тоже необходимо с умом. «Друг познается в беде». Бывает, что только жизненные испытания и скорби, постигающие нас, дают нам возможность отделить пшеницу от плевел, еще раз проверить самих себя и убедиться в дружбе тех немногих, которые великодушно решились перенести с нами все тяжести земного бытия. Заметим, однако, что дружба лишь тогда бывает долговечной, когда мы стараемся развивать в себе чуткость и деликатность в отношениях с близким человеком. Только кто-то начнет проявлять неумеренную настойчивость (если не навязчивость), будет требовать во всем отчета у своего друга, как будто он—наша собственность, ревновать его к людям, к его личным делам, которых у каждого из нас немало, к жизни вообще—дружбе конец. Пусть наше искреннее расположение и любовь к друзьям ничем не печалит их и не доставляет тревоги, и тогда они всегда будут платить нам взаимностью.

У человечества существует множество различных видов дружбы, как различны и сами люди. Есть дружба по родству, по общности занятий, профессий, должностей, чинов, наук, искусств, по воинской службе и даже по злодеяниям… Но большинство из этих видов дружбы недолговечны, т.к. их часто прерывает расстояние, смена интересов и множество других причин. Обыкновенно такая дружба рождается из корысти, и тогда друзья ссорятся между собой по малейшему поводу.

1Есть, однако, единственная дружба, которая не имеет конца, не пресекается ни расстоянием, ни временем, ни другими обстоятельствами, ни даже самой смертью. Это та дружба, которая обусловлена одинаковым совершенством и добродетелью друзей. Скрепленный этим условием дружеский союз вечен. Если же наступает охлаждение в отношениях между друзьями, то это значит, что равного усердия сторон не было. Хотя оно одним великодушно и неутомимо поддерживалось, однако же малодушием другого прерывалось. «Если вы,—обращался блаженный Иосиф к преподобному Кассиану и иноку Герману,—желаете сохранить дружбу нерушимо, то вам надобно стараться…». Далее блаженный указывал, в чем необходимо проявлять старание, ведь существует шесть оснований истинной дружбы.

Первое основание лежит в отказе от земного богатства и всякого стяжательства. Вступивший на это основание восстанавливает то единство, какое было свойственно первохристианской общине, т.к. «у множества уверовавших было одно сердце и одна душа, и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее» (Деян.4:32). Второе основание усматривается в ограждении и даже отсечении своей воли во имя мнения ближнего. Восшедший на эту ступень подражает Спасителю, Который сказал: «Я сошел с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца» (Ин.6:38). Третье основание заключается в знании и крепком понимании того, что нужно предпочитать всему (даже полезному и необходимому)—мир и любовь. Стоящий на этой твердыне не опечалит чем-либо друга, зная драгоценность мира между людьми и помня слова Господа: «по тому узнают, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин.13:35). Четвертое состоит в том, что гнев недопустим даже по справедливым причинам. Укрепившийся на этом основании руководствуется рассудительностью и все движения гнева усмиряет по слову царя Соломона: «глупый весь гнев свой изливает, а мудрый сдерживает его» (Притч.29:11). Такой человек контролирует не только свои дела, слова, но и расположение духа, потому что знает—Богом вменяется в вину даже злое намерение. Свойство же гнева такое: «Сдерживаемый ослабевает и утихает, а обнаруживаемый более и более разгорается».

Пятое основание заключается в уврачевании гнева друга. Человек, утвержденный на этом основании, знает, что гибелен не только гнев на друга, но в равной мере и гнев друга на него. Блаженный Иосиф писал: «По какой причине допустит оставаться в себе или в другом скорби тот, кто вполне убежден, что не может быть справедливых причин непозволенной гибельной гневливости, и как может молиться, когда брат сердится на него, все равно как если бы сам он сердился на брата своего, всегда содержав в смиренном сердце изречение Спасителя: ,,если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой“ (Мф.5:23-24). Никакой пользы не будет, если ты хоть и уверяешь, что не гневаешься, и думаешь, что исполняешь заповедь: ,,Солнце да не зайдет во гневе вашем“ (Еф.4:26) и ,,кто гневается на брата своего напрасно, тот подлежит суду“ (Мф.5:22), а скорбь другого, которую мог бы укротить своею кротостью, по упорству сердца пренебрегаешь». Последнее, шестое, основание—в памятовании смертного часа, в неизвестности пребывания в этом мире. Оно поможет не только для сохранения нерушимой дружбы, но и для истребления всех пороков и приобретения добродетелей. «Как может и самую малую скорбь иметь на брата тот, кто верит, что он в каждый день во всякое время может переселиться из этого мира?»,—говорит блаженный Иосиф.

Под всеми основаниями дружбы и над ними лежит и возвышается исполнение воли Творца. Если каждый исполняет не свою волю, а единую воля Господню, то не только прекращаются все несогласия и раздоры, но вырываются с корнем и их причины, а в дружбе господствует любовь, которая по своему существу и есть единство стремлений.

Преподобный Кассиан, когда говорит о любви, указывает и разные ее степени: «Существует любовь, которая оказывается всем людям (в том числе и врагам), как учит нас Спаситель: „любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас“ (Мф.5:44) и апостол Павел: „делая добро, да не унываем, ибо в свое время пожнем, если не ослабеем“ (Гал.6:9). Также есть сердечное расположение, оказываемое лишь связанным одинаковостью нравов, общностью добродетелей, хотя само расположение многогранно: по-разному любят родителей, детей, братьев, сестер, супруги друг друга. Это есть истинно упорядоченная любовь, которая, не имея ненависти ни к кому, некоторых больше любит по праву заслуг, и, хотя любит вообще всех, однако отличает тех, которых должно любить с особенным расположением; и между теми, которые пользуются высшею, особенною любовью, она отличает некоторых, которые пользуются еще большим расположением перед прочими».

Все указанные основания дружбы приводят нас к следующему выводу: сходство нравов соединяет друзей, и никогда не может нерушимо сохраняться мир там, где нет единомыслия. Принимая во внимание все вышеперечисленное, христианин непременно воздвигнет крепкое здание истинной и вечной дружбы.

 Николай Шульмин,
студент 4-го курса МинДС

Просмотрено: 0 раз.

Рекомендуем

В Минской духовной семинарии прошли IV Чтения памяти священномученика митрополита Крутицкого Петра (Полянского)

В рамках мероприятия состолись выступления церковных и светских исследователей, обращенные на осмысление трагической истории Русской Православной Церкви в ХХ веке.

В Минской духовной семинарии состоялось заседание Ученого совета

В ходе заседания были подведены итоги первого семестра 2018/2019 учебного года и принята резолюция относительно поддержки позиции священноначалия Русской Православной Церкви в связи с посягательством Константинопольского Патриархата на каноническую территорию Украинской Православной Церкви Московского Патриархата.