Возлюби ближнего своего

1Ближним можно назвать всякого человека, которому пришлось оказаться рядом. В нем, как и в каждом из нас, заключен бессмертный образ Господень. Рассмотреть его в любом, даже неприятном нам, человеке, возлюбить ближнего, как Самого Христа Спасителя—трудная и, вместе с тем, весьма легкая задача.

Человек, который родился и рос в полной изоляции, никогда не видя людей и не слыша их речи, не сможет ощущать себя полноценной личностью. Такой человек не научится человеческим чувствам, человеческим знаниям, человеческому слову. Его существование ничем не будет отличаться от существования животного. Человек становится человеком благодаря общению с другими людьми, благодаря жизни среди людей. И именно через людей человек опытно познает, что такое любовь.

Образ Божий в человеке заключается в том, что человек способен любить. Любовь—это то, что человек вынес с собой из рая. Любовь в ее высших проявлениях (любовь к Богу и любовь к ближнему) есть наследие рая. Любовь—это то, что в естестве человека осталось от его первозданного богоподобного состояния. Обратите внимание: многие люди, даже самые незначительные, благодаря любви перерастают собственную меру и становятся великими.

Только в любви, благодаря любви человек может уподобиться Богу. Господь создал человека из любви и для любви—к Нему и к ближнему. Часто люди думают, что можно быть с Богом и при этом забывать о ближнем. Многие и к Церкви относятся как к месту, где можно спрятаться, закрыться, уединиться в укромном уголке, чтобы никого вокруг не замечать. Но разница между Церковью и миром как раз и заключается в том, что в Церкви люди открыты и обращены лицом друг к другу, тогда как в миру они могут враждовать, ненавидеть или просто игнорировать друг друга.

Но как же полюбить ближнего? В первую очередь, нужно за внешним обликом человека попытаться увидеть его внутреннюю, глубинную сущность. Нужно попытаться прозреть в каждом человеке образ Божий, сокрытый в нем. Ведь очень часто мы видим лишь внешнего человека, поврежденного грехом, утопающего в страстях, и не замечаем того образа Божия, который сокрыт под внешними наслоениями. А именно его мы должны увидеть и ему поклониться в каждом из наших ближних.

Для библейско-христианской традиции характерен особый, возвышенный взгляд на человека. Мнение об «унижении» человека в христианстве является глубоко ошибочным. Что такое человек в восприятии атеиста? Это обезьяна, только с более развитыми способностями. Что такое человек в восприятии буддиста? Одно из перевоплощений души, которая до своего вселения в тело человека могла существовать в теле собаки или свиньи и после смерти человеческого тела может вновь оказаться в теле животного. Понятие «личности» как совокупности души и тела, соединенных неразлучно, в буддизме вовсе отсутствует: человек сам по себе считается только некой промежуточной стадией в странствовании души из тела в тело.

Христианство научило нас любить и ценить в человеке не его атрибуты и достоинства, а его существенное ядро—душу. Оно первое провозгласило абсолютную ценность и единственность всякой человеческой души. Христианство смогло очистить человеческую душу от всего случайного и греховного и показать ее бесконечную красоту и Божественную сущность. Если человек—такая святыня, то каждое легкомысленное действие по отношению к себе или к ближнему преступно.

Человек—это личность, созданная по образу Бога, т.е. являющаяся иконой Творца (греч. eikon—«образ»). По своему достоинству человек стоит не ниже ангелов. «…Что есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его? Не много Ты умалил его перед ангелами: славою и честью увенчал его; поставил его владыкою над делами рук Твоих; все положил под ноги его» (Пс.8:5-7). Преподобный Макарий Великий замечал: «Высоко достоинство человека. Смотри, каковы небо, земля, солнце и луна; и не в них благоволил упокоится Господь, а только в человеке».

1Строго говоря, любовь при двух своих направлениях едина. Направляемая к людям, она в очищении своем зависит от любви ко Господу. Начало, созидающее души—любовь, Божественное свойство, творчески сильное, способное оживлять человека. Каждый скрывает в своей душе задатки любви под покровом пороков и суеты. При эгоистическом взгляде на ближнего он иногда кажется совершенно лишним, вредным и неисправимым.

«Как Я возлюбил вас,—говорил Христос,—так и вы… любите друг друга» (Ин.13:34). Смысл этих слов такой: «В силу того, что Я возлюбил вас, и вы любите друг друга». Любовь Спасителя к ученикам имела целью связать их взаимной любовью, возвышенной, чистой и идеальной. «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга» (Ин.13:34). Заповедь о любви названа Господом новой по своему содержанию, по новым побудительным основаниям и образам, по совершенной мере любви. Здесь норма любви определяется как любовь Христа и дается образец любви—в смерти «за други своя» (Ин.15:13). Спаситель полюбил нас для того, чтобы привести нас туда, где Бог будет всем для всех. Так врач, любящий больных, любит в них не болезнь, а здоровье. А мы заботливостью о взаимной любви должны приближать друг друга к обитанию в нас Бога.

Должен ли человек уважать и любить себя самого? Евангелие отвечает заповедью: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Лк.10:27). Это значит, что любовь к себе является нормой. Но заповедь призывает не замыкать эту норму на себе самом, а распространить ее и на своих ближних. Каждый человек—образ Божий. Видеть этот образ, любить и поклоняться образу Бога человек должен как в самом себе, так и в другом человеке. Преподобный Симеон Новый Богослов писал: «На всех верных должны мы смотреть, как на одного и думать, что в каждом из них пребывает Христос, и такое любовное иметь к нему расположение, чтобы быть готовыми положить за него души свои».

животворного действия любви полно Евангелие. Господь постоянно общался с грешниками, мытарями и блудницами, ел и пил с ними, не гнушаясь всех, заклейменных общественным мнением. Эти люди, всеми презираемые, чувствовали в Спасителе оживляющую до глубины души силу. И Христова любовь творила из блудниц—мироносиц, из мытарей—апостолов.

Наивысшая любовь к ближнему—забыв о себе, пожертвовать собой и жить для других, стараясь принести им радость. Но любовь к ближнему должна быть мудрой. Она должна быть жертвенной как любовь Христа, Который возлюбил нас такими, какие мы есть. Она должна приносить ближним радость, а не быть «бременем неудобоносимым». Она должна быть абсолютной, но не должна вырождаться в ревность, приводить к ссорам и обидам, стеснять свободу ближних, не должна быть эгоистичной, не должна уменьшаться, если не встречает ответа: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует… любовь… не ищет своего… все покрывает, всему верит, надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает» (1Кор.13:4-8).

Человечество создано, как семья, призванная жить общей жизнью, постоянно помогая друг другу. Жизнь каждого человека неразрывно связана с жизнью всех людей, потому что человечество задумано Богом не только как семья, но и как единый церковный организм. Так, например, супружество есть осуществление этой полноты человечества, когда двое становятся единым существом (Мф.19:5).

По мысли преподобного Иустина Поповича, уже в раю человечество было задумано, как Церковь. Каждый человек так сильно связан с другими людьми богоподобной природой, что в будущем он будет иметь возможность осуществиться как Церковь. Развитие способностей и добродетелей каждого человека является естественным созиданием всего человечества, как богоподражательного Адама, который становиться новым человеком, а новое человечество—осуществленной Церковью.

Церковь по своей природе есть бесконечный и непрерывный рост жизни и единой веры, поэтому все в ней соборно, поэтому все в ней непрестанно учатся и сотрудничают для спасения и преображения всех. «Один дух должны мы быть с Господом—дух святыни, дух любви, благости, кротости, долготерпения, милосердия. Кто не имеет этого духа в себе, тот не Божий. Итак, я должен быть любовь, единая любовь, всех считать за одно. Да все едино будут (Ин.17:21)»,—писал святой праведный Иоанн Кронштадтский.

Человек часто так далек от состояния любви, которой живет Царство Небесное, что ему не только не доступна, но иногда даже и неприятна эта любовь. А происходит это потому, что он представляет Царство Любви, как Царство Любви к себе. Но Евангелие говорит, что оно—Царство любви к ближнему. В этом Царстве себя совсем не замечаешь. Это исчезание перед Богом является самым трудным для нашего эгоистического сознания. Так любить ближнего, чтобы всегда видеть в нем Христа, в каждом, даже неприятном, человеке—вот какое это Царство!

Когда мы живем в Боге, для нас не стоит вопрос, кого любить, а кого не любить, кого приблизить, а кого отдалить. Для человека, в котором царствует Господь, нет разделения, как нет разделения для Бога. Господь не может любить одних и не любить других, прийти для спасения одних и не прийти для спасения других. Мы для него все дети—каждый в отдельности и все вместе. Для человека, который с Богом, уже не важно, кого любить: любящего или ненавидящего. Он не понимает, как можно вообще кого-то не любить, как можно за кого-то не пострадать. Не понимает, потому что в нем действует уже не человеческое, а Божественное.

 Дмитрий Палинский,
студент 4-го курса МинДС

Просмотрено: 0 раз.

Рекомендуем

В Минской духовной семинарии прошли IV Чтения памяти священномученика митрополита Крутицкого Петра (Полянского)

В рамках мероприятия состолись выступления церковных и светских исследователей, обращенные на осмысление трагической истории Русской Православной Церкви в ХХ веке.

В Минской духовной семинарии состоялось заседание Ученого совета

В ходе заседания были подведены итоги первого семестра 2018/2019 учебного года и принята резолюция относительно поддержки позиции священноначалия Русской Православной Церкви в связи с посягательством Константинопольского Патриархата на каноническую территорию Украинской Православной Церкви Московского Патриархата.