«Где царит дух молитвы и все буквально им дышит…»

В начале мая ректор Минской духовной семинарии архиепископ Новогрудский и Слонимский Гурий побывал на Святой Горе Афон. Владыка поделился впечатлениями от поездки, пребывания в Ватопедском монастыре, где царит дух молитвы и все буквально дышит ею, рассказал о сути монашества и монашеской жизни.

—   Ваше Высокопреосвящен­ство, Вы уже бывали и раньше на Святой Горе. Какие новые впе­чатления вы привезли и какую духовную пользу почерпнули от этой поездки?

—   Действительно это уже не пер­вая моя поездка на Афон, и к новым впечатлениям я не стремился. Цель ее была исключительно духовной. Там, на Святой Горе, которая на­ходится под особым покровитель­ством Матери Божией, царит дух молитвы, буквально все им дышит. И мне хотелось проникнуться этим духом, окунуться в него.

Ведь что такое есть молитва? Не что иное, как беседа с Богом. И это величайшее счастье — беседовать даже не с известнейшим в мире че­ловеком или с имеющим огромную земную власть, а с Самим Богом — Творцом Вселенной. На Афоне это особенно ощущаешь.

Я не старался посещать святые места Афона — хотелось просто помолиться в Ватопедской обители, подкрепиться духовно, чтобы даль­ше нести свой крест.

Дух, конечно, там подвижниче­ский и на первом месте — Богослу­жения. Меня всегда поражает та полнейшая отдача, с какой афон­ские монахи и трудятся, и молятся, чтобы не расслабляться и ни на что другое времени не оставалось.

Конечно, едешь туда, обреме­ненный заботами, хлопотами, душа словно придавлена, но вот этот дух подвижнический пленяет в Ватопедском монастыре — и забыва­ешь обо всем, кроме молитвы.

—   Можно ли сказать, Вла­дыко, что мо­нашество есть самое могуществен­ное средство к достижению высшей духов­ной жизни?

—   То, что происходит за монастырскими стенами, для людей мирских —   покрыто тайной, а тем более проис­ходящее в душе монаха. За внеш­ними фасадами и куполами обите­лей сокрыта самая главная мона­шеская ценность и незаменимое предназначение — призывать ми­лосердие Божие на весь челове­ческий род и на каждого человека в отдельности.

Православные христиане знают, что пока стоят монастыри и мо­лятся монахи, держится челове­чество. Иночество — величайший подвиг духовного жертвенного слу­жения Богу. Иноки молятся и ду­ховно окормляют живущих в миру, совершают подвиг молитвенного предстательства за всех.

Вот вам несколько примеров того, насколько угодна Богу чистая молитва и монашеское делание.

Пророк Моисей мыслью молился, и Господь сказал ему: «Моисей, что ты вопиешь ко Мне?», и избавил из­раильтян от гибели (Исх. 14:15).

Преподобный Сергий постом и молитвою помог русскому народу освободиться от татарского ига. Преподобный Серафим мыслен­но помолился — и Дух Святой со­шел на Мотовилова. И это есть дело монахов.

«Но если монах нерадив и не стремится к достижению того, чтобы душа его всегда созерцала Господа, то пусть он служит странникам и помогает мирским от трудов своих — и это угодно Богу, хоть и далеко от монаше­ства», — так учат святые.

—   Иногда, Ваше Высокопрео­священство, можно услышать мнение, что полезнее было бы жить человеку в миру и прино­сить видимую реальную пользу, чем замкнуться в монастыре. Например, посадить дерево, вырастить детей…

—   Хорошо сказал преподобный Афонский старец Силуан: «Мир думает, что монахи — бесполез­ный род. Но напрасно они так ду­мают. Они не знают, что монах — молитвенник за весь мир; они не видят его молитв и не знают, как милостиво Господь принимает их. Монахи ведут крепкую брань со страстями, и за эту борьбу будут велики у Бога… Знай, что когда случится беда народу, и душа за­плачет пред Богом за этот народ, то он будет помилован».

Вот поэтому к монашеству и святым обителям на Руси всегда было особое отношение — благо­говейное, а не запанибратское.

—   Неспроста ведь прижились на Руси и глубоко вошли в души верующих слова святого Иоан­на Лествичника: «Свет мона­хам — Ангелы, свет мирянам — монахи».

—   Монахи, как говорил старец Паисий Афонский, это связисты нашей Церкви, то есть люди, ко­торые «выходят на связь» с Богом посредством чистой молитвы. Вот они и удаляются подальше от мирских помех, чтобы иметь постоянную связь со Христом в мо­литве и помогать другим людям. Бог хочет, чтобы монахи опытом своей жизни давали людям свет и таким образом руководствовали их к вечной жизни.

Монашеское призвание не мо­жет быть сиюминутным порывом: оно должно вызревать в человеке на протяжении долгого времени, крепнуть, становиться все более сильным.

Монашество — это максимальное выражение того тесного пути, о котором говорит Господь (Мф. 7:13; Лк. 13:24). Тот, кто этого не пони­мает, придя в обитель и даже при­няв постриг, будет жить, как в аду.

Поэтому прежде чем решиться на такой важный шаг, нужно себя испытать, стараться узнать волю Божию, чтоб не жить потом в мо­настыре, как мирянин, только об­лачившись в черное.

—   Говорят, что посвященная Богу душа монаха содействует спасению не только его род­ных, но и земляков. Так ли это, Владыко?

—   Если монах достойный, то его молитвами Господь может поми­ловать целый род и многих вокруг него. Например, в Малой Азии с давних времен в добром обычае было иметь хотя бы одного мона­ха от каждого рода, чтобы он предстательствовал о всех. Когда кто-то становился монахом, устраивался праздник в селе: счи­талось, что теперь он будет по­могать всем.

Трудна монашеская жизнь, но и семейная не менее трудна, если жить по заповедям и исполнять все предписания Божии. Тогда она превращается в настоящее крестоношение, потому что пра­вославная семья — это многоча- дие, воспитание детей, забота о хлебе насущном, а еще жизнь в обществе с его установлениями, нередко далекими от христиан­ских.

Некоторые жалуются сегодня, что исчезает из жизни радость. А какая же радость может быть, если многие женщины, не заду­мываясь о духовных последстви­ях, идут на аборт, совершая смертный грех? Да и вообще убить человека сегодня стало очень простым делом.

В наше время люди настоящую нужду имеют не столько в телес­ной, сколько в духовной пище. Ее не хватает для того, чтобы укреп­лялись семьи, не совершали ма­тери грех детоубийства в утробе и другие страшные грехи, которые вызывают гнев Божий и ведут к истреблению целого народа.

Эту пищу в изобилии можно получить в обители. Здесь ми­лость Божия молитвами монахов особенно велика, а Матерь Божия и все угодники святые — ближе.

Когда мирские, неверующие люди приходят в монастырь и видят истинных монахов, то, имея доброе к тому расположение, становятся верующими. Они узнают духовную жизнь и задумываются. Начинает меняться мировоззрение, человек осознает свою греховность, стара­ется исправляться. Как результат — налаживается семейная жизнь и жизнь общества.

—   И для достижения этой цели, Ваше Высокопреосвящен­ство, чего самого главного нам нужно держаться?

—   Я отвечу словами царя Соло­мона. При всем своем богатстве и роскоши, при всей мудрости и кра­соте, при всех своих дарованиях — а у него было всего в изобилии — он носил на пальце кольцо с над­писью: «Все проходит, и это тоже пройдет». Мудрый царь понимал всю бренность и суетность мира, знал, что вечного на земле ничего нет. Все тленно, кроме духовного богатства, которое мы заберем с собой в мир иной.

Вот и нам с вами, дорогие мои, нужно об этом помнить, старать­ся очищать душу, чтобы достойно приготовиться к Вечности. В чем да поможет нам милостивый и всесильный Господь.

 

С архиепископом Новогрудским и Слонимским ГУРИЕМ

беседовал протоиерей Вадим Кузьмич,

г. Новогрудок

МинДАиС / Eparhia.by

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи в третий номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.