«Новые праздники, появившиеся в русской церкви В 1700-1917 гг.»

Курапенко Дмитрия

На первый взгляд, крайне трудно проанализировать и дать какую-либо определенную оценку богослужебной жизни Русской Церкви в очень противоречивый Синодальный период ее бытия. Но при ближайшем рассмотрении исторические факты начинают говорить сами за себя, и если не все, то, по крайней мере, некоторые черты церковной жизни той эпохи становятся более ясными.

Петербургский период истории Русской Церкви ознаменовался рядом новых праздников памяти святых и чествования икон Пресвятой Богородицы. Но совершенно особое место среди них занимают церковные празднования событий государственных как «проявлений новых Божиих благодеяний отечеству» .

К ним относятся коронование императора Петра Великого в 1721 г., празднование «викториальных» дней и, в частности, 27 июня в память Полтавской победы 1709 г. (связанной с заступничеством Пресвятой Богородицы через Ее Киево-Печерскую Влахернскую, Каплуновскую и Византийскую иконы ) и 25 декабря в память об «избавлении Церкве и державы Российския от нашествия галлов и с ними двадесяти язык» в 1812 году, также 17 октября в память чудесного спасения царского семейства при крушении поезда в 1888 году и другие. «В 1862 г. празднование рождений и тезоименитств членов императорской фамилии, кроме дней собственно императорских и Наследника Цесаревича, перенесено на ближайшие воскресные дни, а празднование викториальных дней, кроме двух упомянутых выше, отменено» .

Молебное пение 25 декабря, служившееся сразу после Рождественской Литургии и составленное святителем Филаретом (Дроздовым) в 1815 г. (оно стало его первым литургическим произведением), свидетельствует о том, что славная, но трудная победа в Отечественной войне 1812 г. послужила к покаянию всего русского народа, включая и царя, как это издревле бывало на Руси. Покаянный, умилительный характер коленопреклонной молитвы этого последования выразился в сравнении России с ветхозаветным Израилем, уклонившимся в нечестие и терпящим за свое вероотступничество гнев Божий – нашествие иноплеменников. В этой молитве содержатся знаменитые строки, касающиеся довоенного повального увлечения всем французским в русском обществе: «…И о их же ревновахом наставлениих, сих врагов имеяхом буиих и зверонравных» .

29 августа совершалось поминовение всех православных воинов, за Веру, Царя и Отечество на поле брани убиенных, которое было установлено в 1769 г. во время войны России с Турцией и Польшей . Также были установлены дни воспоминаний о «прекращении моровых язв (чумы 1771 г., холеры 1830, 1848 и 1849 гг.), ознаменованные местным празднованием и крестными ходами» .

Появились новые богослужебные дни памяти уже прославленных святых. Это, во-первых, 30 августа в честь перенесения мощей св. блгв. вел. кн. Александра Невского в Санкт-Петербург. Они были вывезены из Владимира 11 августа 1723 года и прибыли в Шлиссельбург 20 сентября, где и оставались до августа следующего, 1724 года. 30 августа этого года в Санкт-Петербурге, в ходе празднования дня заключения Ништадтского мира со Швецией в 1721 г., святые мощи небесного покровителя новой столицы встречал сам Петр Великий и торжественно поставил их в Александро-Невской Лавре. А уже 2 сентября указом императора («правда воли монаршей»!) было повелено праздновать впредь память святого князя вместо 23 ноября 30 августа, «на каковое новое празднование, по поручению государя, сочинена была Гавриилом Бужинским особая служба. При Петре II в 1727-м году новое празднование было отменяемо, а служба, как заключающая в себе «поношение высокой чести блаженной памяти царевича Алексея Петровича», была отбираема; Анна Иоанновна в 1730-м году снова повелела праздновать 30-го августа» .

Во-вторых, 12 октября стали праздновать перенесение в Гатчину десной руки св. Иоанна Крестителя, частицы древа Животворящего Креста Господня и Филермской иконы Божией Матери. Эти святыни хранились на острове Мальта у рыцарей римо-католического ордена святого Иоанна Иерусалимского (то есть св. Иоанна Предтечи), которым они достались «по разным счастливым случаям» . В 1798 году, когда революционные французы захватили остров, мальтийские рыцари обратились к защите и покровительству России, избрав императора Павла Петровича Великим Магистром своего ордена. 12 октября 1799 г. они преподнесли ему эти древние святыни в Гатчине. Той же осенью святыни были перевезены в Петербург и помещены в Зимнем дворце в церкви в честь Нерукотворенного Образа Спасителя . В 1800 г. был установлен особый праздник в честь этого события, причем служба посвящена преимущественно св. Иоанну Крестителю.

В-третьих, празднование 1000-летия России в 1862 году побудило русский православный народ обратить свои молитвы к святым славянским первоучителям Кириллу и Мефодию. «В юбилейном 1862 году во всех храмах России 11 мая были торжественно отслужены литургии и молебны в память святых первоучителей славянских… Особым чествованием в наших кафедральных соборах и храмах был отмечен день воспоминания кончины святого Кирилла 14 февраля 1869 года, когда торжественные богослужения были совершаемы по отдельно изданной книге «Служба святым Кириллу и Мефодию…» А кульминационным моментом чествования святых Кирилла и Мефодия в России в прошлом было 6 апреля 1885 года, когда праздновалось 1000-летие блаженной кончины Святителя Мефодия» . Также в 1888 году при праздновании 1000-летия Крещения Руси с особой торжественностью была отмечена 15 июля память св. равноап. вел. кн. Владимира.

Празднование всех этих дней приобретало и государственный характер. Так, в совершавшемся 30 августа крестном ходе вместе с духовенством принимали участие и «сенатор, церемониймейстер Высочайшего Двора, по очереди представители министерств… В Киеве 15 июля в торжествах принимали участие войска» .

Первым святым, канонизованным Святейшим Синодом, стал Ростовский митрополит Димитрий, скончавшийся 28 октября 1709 г. «21 сентября 1752-го года… были обретены нетленными его мощи. От мощей тотчас начали совершаться чудотворения, пошедшие потом непрерывным рядом…» В 1757 г. последовала канонизация святителя, память которого и поныне совершается в эти два дня – преставления и обретения мощей.

Вторым святым был преп. Феодосий Тотемский, почивший 28 января 1568 г. В 1729 г. ему было установлено местное празднование в его монастыре, а в 1798 г. после обретения его мощей Св. Синод определил преподобного к общецерковному почитанию . Следующим стал Иннокентий, первый епископ Иркутский, преставившийся 27 ноября 1731 г. «Около 1755-го года по случаю работ в церкви, под которой был погребен епископ, обретено было нетленным его тело, хранившееся потом под церковью «в обложенной кирпичной палатке» . Празднование свт. Иннокентию было установлено в 1804 г. на «26 ноября, т. к. 27 ноября празднуется память иконы Знамения Божией Матери» . 6 августа 1832 г. были торжественно открыты мощи и совершено прославление первого Воронежского епископа Митрофана, преставившегося 23 ноября 1703 года .

Следующим по времени канонизации явился преп. Иов, игумен Почаевский, скончавшийся 28 октября 1651 г. «После того как 28-го августа 1659-го года были обретены нетленными его мощи, и после того как с 1720-го года по 1831-й год монастырем владели униаты, в 1833-м году епископу Волынскому было дано высшим правительством разрешение установить празднование Иову» . А в начале XX века, когда Волынскую кафедру занимал епископ Антоний (Храповицкий), был установлен еще один день памяти преподобного – 6 мая. Также с 1866 г. стало совершаться общее празднование Волынским святым 2 мая – в день «чудесного спасения имп. Александра II в Париже, когда в него стрелял поляк Березовский. После кончины царя празднование в 1881 г. было перенесено на 10 окт. – день возвращения Православию Почаевской Лавры в 1831 г.»

Далее, 13 августа 1861 г., в день преставления, состоялось торжественное открытие мощей причтенного тогда к лику святых свт. Тихона, еп. Воронежского, Задонского чудотворца (†1783). В 1875 г. Московский святитель Филипп был присоединен к свтт. Петру, Алексию и Ионе, чествовавшимся 5 октября. Это празднование из местного, сугубо московского тогда же было переведено в разряд общецерковных.

В царствование Николая II было прославлено больше святых, чем за предыдущие два столетия вместе взятые. Состоялись канонизации: в 1896 г. — свт. Феодосия Черниговского (†1696); в 1897 г. – сщмч. Исидора, пресвитера Юрьевского и иже с ним 8 января 1472 г. латинянами в реке Омовже утопленных; в 1903 г. – преп. Серафима Саровского (†1833); в 1911 г. – свт. Иоасафа, еп. Белгородского (†1754); в 1913 г. – свт. Ермогена, патр. Московского (†1612); в 1914 г. – свт. Питирима, еп. Тамбовского (†1698); в 1916 г. – свт. Иоанна, митр. Тобольского (†1715). А в 1909 г. было восстановлено почитание св. княгини Анны Кашинской(†1368) , отмененное патр. Иоакимом в 1677 г.

Кроме того, в Синодальный период распоряжениями епархиальных архиереев был канонизован целый ряд местночтимых святых. Все они празднуются ныне общецерковно. Проф. Е.Е.Голубинский пишет о местном прославлении памяти св. вел. кн. Андрея Боголюбского и его сына св. кн. Глеба в 1702 г., св. прав. Симеона Верхотурского в 1704 г., Христа ради юродивого Максима, священника Тотемского в 1715 г., преп. Иосифа Заоникиевского в 1716 г., св. кн. Московского Даниила до 1805 г., свв. митрополитов Феогноста, Киприана и Фотия во II пол. XIX в., преп. Лонгина Коряжемского в 1814–1827 гг., преп. Нила Сорского до 1855 г., преп. Севастиана Сохотского в 1853-1856 гг., св. кн. Романа Олеговича Рязанского в 1854 г., препп. Никифора и Геннадия Важеозерских до 1861 г., преп. Стефана Комельского в 1813-1862 гг., московского юродивого Иоанна по прозвищу Большой колпак в 1876 г., преп. Галактиона Вологодского в 1880-1885 гг. и преп. Макария Жабынского в 1887 г.

Также в рассматриваемый период по распоряжениям правящих архиереев были прекращены празднования Симону Юрьевецкому в 1722 г., князю Владимиру и княгине Агриппине Ржевским в 1745 г. и Прокопию Устьянскому на рубеже XVIII и XIX вв.

Известно поистине огромное количество явлений Пресвятой Богородицы, Ее прославления в чудесах, знамениях и иконах в течение рассматриваемого периода русской церковной истории. Матерь Божия никогда не лишала Своего покрова христианский народ, терпеливо выносивший все тяготы, скорби и лишения. Только лишь перечисление прославленных икон Царицы Небесной составит несколько десятков названий. Среди новых из них можно упомянуть Петербургский список Казанской иконы (1721), Смоленскую «Одигитрию» в Троице-Сергиевой Лавре (1730), Черниговскую-Гефсиманскую (1869), «Умиление» Серафимо-Дивеевскую (1885), «Всех скорбящих Радость» (с грошиками) (1888), наконец, «Державную» икону (1917) и многие-многие другие.

Ломка уклада жизни России, ее вековых устоев Петром I и как следствие изменение баланса отношений между светской и церковной властями неизбежно отразились на литургической жизни православного народа. Протестантское, чисто утилитарное понимание Петром функций Церкви в обществе, насильственная десакрализация церковной жизни естественным образом выразились в характере праздников, появившихся в Синодальный период. Достаточно сказать, что практически за весь XVIII век Святейшим Синодом был прославлен только один святой, в то время как торжества государственного значения по воле монарха стали праздноваться и церковно. Конечно, и раньше дни военных побед русского народа в борьбе за свою независимость, ознаменованные чудесным заступничеством Божиим, молитвенно воспоминались Церковью. Но до Петра Русская Церковь не знала таких всеобщих и торжественных ежегодных празднований дня восшествия самодержца на престол, его тезоименитства или дня рождения и вообще празднования событий исключительно политических, не связанных напрямую с проявлением, тем более сверхъестественным, милости Божией. Это стало возможным на Руси только в связи с появлением неизвестной у нас ранее теории о том, что император является главой Церкви. Но на самом деле официальное установление церковной властью каких-либо праздников и канонизация святых – всего лишь признание уже существующего почитания и чествования их в народе. И наоборот, как мы видим из истории, насадить нечто в Церкви «сверху» или, тем более, извне в конечном счете абсолютно невозможно.

Так или иначе, промысл Божий расставил все на свои места, и искусственно созданные праздники сами собой исчезли, святые, которыми никогда не оскудевала русская земля, в конце концов канонизованы, и, таким образом, совершенно естественно Святой Дух, живущий в Церкви, безошибочно отделил в сознании российских православных христиан истинные церковные празднества, исполненные благодати, от торжеств пусть и пышных, но земных, суетных и скоропреходящих.

Б И Б Л И О Г Р А Ф И Я:

  • 1. Последование молебных пений. М., 1896.
  • 2. Голубинский Е.Е. История канонизации святых в Русской Церкви. М., 1998.
  • 3. Доброклонский А.П. Руководство по истории Русской Церкви. М., 1999.
  • 4. Знаменский П.В. История Русской Церкви. Париж-М., 2000.
  • 5. Смолич И.К. История Русской Церкви 1700-1917. М., 1997. Ч. 2.
  • 6. Тальберг Н.Д. История Русской Церкви. Издательство Сретенского монастыря, 1997.
  • 7. Филарет, еп. Дмитровский. Церковно-богослужебное почитание святых братьев Кирилла и Мефодия в России.// Ж.М.П. 1969 г., №7.
  • 8. Церковный праздник 12 октября.// Воскресное чтение. 1844/45 г., №8.
  • 9. http://www.cultart.ru/arhiv/sept/prav.html

Просмотрено: 35 раз.

Рекомендуем

В церковно-археологический музей Минской духовной семинарии переданы новые экспонаты

Благодаря щедрому пожертвованию протоиерея Георгия Латушко и протоиерея Вадима Петлицкого семинарская музейная коллекция обогатилась дарохранительницей, литыми иконами, подсвечниками и коллекцией металлопластики XIX ст.

Архиепископ Новогрудский Гурий завершил свои труды на посту ректора Минской духовной семинарии

Исполняющим обязанности ректора Минской духовной семинарии назначен Александр Валерьевич Слесарев, проректор по научной работе Минских духовных академии и семинарии.