Расширение сферы влияния римо-католической конфессии в Беларуси на примере истории Свято-Троицкого собора в г. Слониме

Протодиакон Георгий Пшенко

1Свято-Троицкий собор в Слониме. Современный вид

История православных храмов на землях Белой Руси тесно связана с историей взаимоотношений Римо-католической и Православной Церквей. В 1054 г. в Церкви Христовой произошло великое смятение: Западная Церковь отделилась от Восточной. Западная Церковь в последующие времена стала все более и более удаляться от Церкви Православной. Главным источником этого разрыва служили те изменения, которые допустила Римо-католическая церковь внутри себя как в догматическом отношении, так и в иерархическом строе, противном правилам и традициям Вселенской Церкви. В дальнейшем требования римских первосвященников, противоречащие канонам Вселенской Церкви, сделались столь неумеренными, что единение католичества с Восточной Церковью в духе братской любви становилось невозможным. Если оно по временам и проявлялось, то только внешне, принужденно, так как в основе не имело тех связующих начал, которые могли бы послужить к их внутреннему, духовному единству[1].

Православный Восток не был чужд идеи унии, в смысле братского единения Восточной Церкви с Западной. В этом направлении им делались некоторые попытки, в XV в. усилившиеся под влиянием опасности турецкого завоевания Византии и закончившиеся принятием унии на Флорентийском Соборе в 1439 г. Но эта уния не была делом церковным. Она была заключена более из политических соображений, не была чужда насилия и, как дело рук человеческих, а не дело Божие, вскоре распалась.

Впоследствии унийное движение, в смысле подчинения Риму Православного Востока, окончательно не заглохло, и Рим напрягает всевозможные усилия, чтобы распространить свое влияние на Восток. Унийная акция главным образом переносится в Литовско-Польское государство, которое в силу исторических судеб оказалось податливым к ее восприятию[2].

Предки нынешних белорусов в 992 г. приняли святую веру от православного Востока, пребывавшего верным учению и преданию Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви. Подавляющее большинство жителей Литвы и Беларуси в ХI–ХIV веках исповедовало Православие. Заметив быстрые успехи Православия в ВКЛ, римские папы постарались обратить в латинство оставшихся в язычестве литовцев и затем стали домогаться покорить своей власти и православных белорусов. Этому способствовало то, что Литовский князь Ягайло принял католичество и, вступив в брак с польской королевой Ядвигой, объединяет в своем лице Литовско-Польскую корону. Став ярым католиком, Ягайло, а за ним и его преемники, насаждая в литовско-белорусских областях католичество, предпринимают различные, в том числе и насильственные, меры по подчинению Православной Церкви в ВКЛ Риму, и Православие в княжестве подвергается гонению. Уже в XIV в. в Литовско-Польском государстве стали обнаруживаться признаки вероисповедной нетерпимости, притеснение православных, а в XVI веке открылось и явное их преследование. Это преследование в особенности стало усиливаться после вступления в 1587 г. на Польский престол короля Сигизмунда III. При нем епископы Кирилл (Терлецкий) и Ипатий (Поцей), руководясь личными выгодами и побывав в 1595 г. в Риме, заключают от лица всей паствы Православной Церкви в Беларуси унию с Римом. По этому поводу в 1596 году созывается по требованию православных в г. Бресте Собор, но результаты его оказываются для православных весьма плачевными. Собор разделяется на два враждебных лагеря, и в то время как православные отвергли принятую епископами-ренегатами унию, последние вместе с иезуитами и латино-польской партией, принимавшей участие в Соборе, объявляют ее актуальной. Совершается насилие над православным сознанием белорусского народа, и, несмотря на его упорное сопротивление, уния насильственно и исподволь вводится в белорусских областях Польского государства[3].

Целые толпы римо-католических монахов рассеялись по Беларуси, ведя активную агитацию в вопросе унии с Римом. Для совращения православных использовались всевозможные средства, в том числе ложь, обман, тюремные заключения и разного рода истязания. Проповедь этих миссионеров, подкрепляемая насилием, находила себе сильную поддержку со стороны польской и ополячившейся русской шляхты. По свидетельству современников, многие белорусы «как безответные овцы, подгоняемые дубьем и палкою, шли или в костел для принятия католичества, или в униатскую церковь для объявления себя униатами»[4].

С принятием Брестской унии православная вера, утвержденная в крае, стала гонимой: православные священники изгонялись, храмы и монастыри отбирались у православных. Вот как говорится об этом в «Палинодии» Захарии Копыстенского, составленном в конце XVI – начале XVII веков: «И кождый в своей диоцезии почали пресвитеров инших от хлеба отдаляти, инших ланцухами и турмами мордовати, а которых през гвалт не подоляли, тых мандатами турбовали, баниции на тых выносили, церкви им печатовали, а затым або имали их вязением трапили, або от всей маетности проч с парафий выгоняли».[5]

Чтобы стереть из народного сознания память о Православии, на месте разрушенных церквей, либо рядом с ними воздвигались величественные костелы. Это хорошо видно на примере истории Свято-Троицкого храма в Слониме.

Свято-Троицкий храм в 1931 г. Свято-Троицкий храм в 1931 г. 

Священник Спасо-Преображенского собора г. Слонима иерей Климент Смольский, в 60-70-х гг. XIX ст. занимавшийся изучением истории православных храмов в Слониме, говорит: «Так по чему бы теперь узнать, что на сем месте (т.е. на месте Бернардинского костела в Слониме – П.Г.) некогда стояла небольшая деревянная Свято-Троицкая православная церковь? Никто и никогда бы не узнал о сем, если б сами поляки, при всем желании затереть следы древнего православия, не оставили против воли своей в инвентарях города, воспоминания об этих… православных святынях»[6].

Сведения о существовании православной Свято-Троицкой церкви относятся к древним временам. Кем была построена эта церковь – точных сведений не сохранилось. В позднейших визитных описях говорилось, что постройка ее принадлежит королям польским.[7] В пользу этого факта говорит то, что во второй половине XIX в. при Слонимском Спасо-Преображенском соборе хранились оригиналы трех документов, писанных по-русски, изданных королем Сигизмундом II Августом (1548-1572), свидетельствующие о том, как в до униатские времена польские короли заботились о православных церквях в Слониме и об улучшении быта православного духовенства. Один документ был издан в Вильно в 1569 г., другой в Люблине в том же 1569 г., третий в Варшаве в 1571 г.[8]. Также имелся еще документ, изданный королем Владиславом IV (1632-1648) о правах слонимского униатского духовенства. В нем король Владислав, внушая местным властям доброе отношение к священникам-униатам, ссылается на приказ короля Сигизмунда II Августа, изданный последним в 1544 г[9]. В нем повелевалось возвратить земли, забранные у православных священников шести слонимских церквей и не возлагать на них податей и налогов. Оригинал документа 1544 г. к тому времени был уже утрачен[10].

Свято-Троицкая церковь в Слониме была деревянной[11], самостоятельной приходской; настоятелем храма был священник по фамилии Морачевский[12]. По визитам 1681 г., Свято-Троицкая церковь в Слониме была самой большой по числу прихожан, построена на городском рынке на улице Спасской, получившей свое название от вблизи стоявшей другой Спасо-Преображенской церкви[13].

Церковь канцлером ВКЛ Львом Сапегой, вероятно, когда он был еще православным, была наделена тремя уволоками земли[14]. Приход храма состоял: из части города, именно рынка, среди которого стояла церковь, улиц, расположенных вблизи ее: Кривой, Шевецкой, Соколовской, части Замостьской, а также деревень: Костенев (ныне Костени – П.Г.), Пасинич, Мижевич, Селевич (ныне Селявичи – П.Г.), Хмельниц, Рахович, Суринки, Деревянчиц, Якимович, Цивинщины и половины деревни Лопухово. Прихожан мужского пола насчитывалось 1740 душ[15].

С начала XVII ст. до середины XVIII в. священниками при этой церкви, преемственно следовавшими один за другим, были Марковские. Один из них, отец Григорий Марковский, был весьма деятельный и много заботившийся о церкви и ее фундуше[16].

В акте, составленном в г. Вильно, изображающем отречение от Православия и присоединение к унии в 1609 г. из страха гонений и преследований многих архимандритов, протоиереев и священников, встречается подпись одного из слонимских священников – Василия Андреевича Марковского, священника Свято-Троицкой церкви[17]. На основании этого можно предположить, что до указанного времени священники слонимской Свято-Троицкой церкви были православными, а совращение их в унию наступило около 1609 г.

Имелся документ, относящийся к 1617 г., согласно которому настоятельство Свято-Троицкой церкви принадлежало «протопопам Слонимской протопопии», начиная от протоиереев Григория Ониксевича, Иоанна Скловского и оканчивая Герасимом Загоровским[18]. В 1676 г. настоятелем Свято-Троицкой церкви был священник Лука Карпович, которого в этом же году сменил протоиерей Мартин Петрович.[19]

Присоединение ВКЛ к Польше в 1569 г. и церковная уния 1596 г. открыла для проповедников латинства широкое поле деятельности. Священник Климент Смольский, занимавшийся изучением истории слонимских церквей, говорит, что римо-католические священнослужители «с присоединением края к Польше, стали здесь поселяться и распоряжаться, как полные властители».[20] Следствием этого стало то, что латиняне решили построить рядом со Свято-Троицким храмом, на плацу, где располагалась церковь, свой монастырь.[21] Фундатором монастыря выступил Ян Жерновский, который выделил 3000 злотых и начал выкупать землю с домами под место строительства монастыря. Мозырская стольничая Гелена Лукашевич-Мецкевичова вместе со своими сыновьями Константином и Иеронимом выкупили дом с плацем, где разместились 13 января 1630 г. бернардинцы. В мае 1630 г. согласие на строительство монастыря дал римо-католический епископ Ежы (Тышкевич) – суффраган и администратор виленского диоцеза, а затем епископ Абрахам (Война)[22].

После смерти Яна Жерновского дело строительства монастыря перешло к королевскому секретарю Андрею Радавану. При нем 30 мая 1639 г. был заложен фундамент под каменный костел Святой Троицы. В 1642 г. Андрей Радаван умер, и строительство продолжали сами бернардинцы. В скором времени был построен величественный однобашенный костел и деревянное здание монастырского корпуса. Сохранилось имя строителя. Им был мастер из Несвижа Шымон Тарашкевич. Костел был построен в стиле барокко и имел пять алтарей (главный – Святой Троицы, боковые – Божией Матери, св. Анны, св. Франциска, св. Антония)[23].

В 1655 г. костел и монастырский корпус сгорели во время войны с Московским княжеством. В 1671 г. восстановленный костел был освящен епископом-суффраганом Николаем (Слупским). Он был более скромным в сравнении с первоначальным и имел только три алтаря: (Святой Троицы, св. Анны и св. Франциска)[24]. В 1668 и 1750 гг. к костелу до предалтарной трофеи нефа были пристроены две квадратные в плане купольные каплицы Слизнев и Полубинских[25].

Во время войны 1655 г. пострадала и Свято-Троицкая церковь. Она была восстановлена на частные пожертвования прихожан[26].

Возникает вопрос, для чего было необходимо строительство рядом со Свято-Троицкой церковью одноименного костела? Разве не было в то время в Слониме другого, свободного от застроек места? Или была какая-то необходимость в существовании двух рядом стоящих Свято-Троицких храмов? Ответ на данный вопрос дает священник Климент Смольский. «Они ставили свои костелы, – говорит отец Климент, – близ самих церквей для того, чтобы красотой самого здания и костельной музыкой удобнее поразить неразвитого крестьянина и побудить его оставить свою, невзрачную на вид, церковь и ходить в костел»[27]. Получается, что это был основательно продуманный шаг, спланированный латинянами для совращения местных жителей в римо-католичество. Бернардинцы знали, что слонимчане будут ходить на богослужение в старинную Свято-Троицкую церковь, куда ходили их отцы и деды, поэтому именно в этом месте расставили сети соблазна.

Свято-Троицкий храм. 1970-е гг. Свято-Троицкий храм. 1970-е гг.

Подтвеждением сказанному служит также факт уничтожения Свято-Троицкой церкви в середине XVIII ст., о чем будет сказано ниже, а также следующее обстоятельство. В Свято-Троицком храме существовала чтимая икона преподобного Антония Печерского, Киевского, начальника всех русских монахов (+1073), в день памяти которого, 10/23 июля, ежегодно совершались торжественные богослужения[28]. В середине XIX столетия православные простолюдины еще помнили, что в давние времена в Троицкой церкви совершалась память преподобного Антония. «Наши отцы туда к «Антонему» ходили, – говорили они, – и мы также ходим»[29].

Желая, чтобы почитание святого Антония совершалось не в храме, а в костеле, бернардинцы первоначально, как уже упоминалось, один из алтарей костела посвятили святому Антонию. После уничтожения Свято-Троицкой церкви, почитание преподобного Антония Печерского они сменили на почитание своего католического святого Антония Падуанского, образ которого был поставлен в костеле для поклонения верующих в правом киоте, недалеко от алтарной части[30]. Рассчет бернардинцев оправдался. До закрытия костела в 1864 г. на торжества в честь Антония Падуанского, память которого совершалась 13/26 июня, с разных сторон стекался народ не только католический, но и православный. Монахи, пользуясь многочисленным собранием православных, активно вели в костеле пропаганду латинства[31].

Священник Климент Смольский, так объясняет причину посещения православными костельных торжеств в честь Антония Падуанского: «Конечно, православные первоначально обращались к сему костелу не из сочувствия к римо-католичеству, которого они вовсе не понимали; не привлекали их сюда исключительно и одни органы, которые довольно приятно действовали на их ухо, не заманивала их пышная обстановка, доходящая до театральности в богослужении: нет, здесь была причина гораздо проще. Народ приходил сюда молиться чтимому им святому Антонию, образ коего находился здесь некогда, во время существования еще на сем месте первой Свято-Троицкой православной церкви: вот что сюда тянуло его! Наши православные поселяне, по неразвитости не входили в тонкости для них разума недоступные, и не разбирали, к какой Церкви принадлежит тот или другой святой»[32].

Теперь скажем об уничтожении Свято-Троицкой церкви в середине XVIII ст. Из распоряжения униатского митрополита Флориана (Гребницкого) видно, что Свято-Троицкая церковь просуществовала до 1752 г., а из визитной описи – до 1755 г.[33]. Уничтожение храма совпало с тем периодом в истории униатства, когда после Замойского Собора 1720 г. в униатской церкви стали вводиться латинские богослужение и обряды. После разрушения храма на остальной части церковной земли, с южной стороны костела, был построен большой кирпичный корпус для бернардинских монахов[34]. Характерно, что застройки на южной стороне костела (кирпичный корпус и каплица Полубинских) датируются серединой XVIII столетия[35], что совпадает со временем разрушения Свято-Троицкой церкви.

Священник Климент Смольский, исследуя причины уничтожения Свято-Троицкой церкви, говорит, что Троицкий храм «перестал существовать не ради ветхости своей, не по равнодушию православных[36] к поддержке оного, – нет: здесь были совершенно другие причины! Он был уничтожен правительством польским, под гнетом которого западно-русская окраина долго находилась. К уничтожению же, как сего храма, так и прочих в г. Слониме [церквей], коих некогда здесь было девять, это правительство всегда было побуждаемо непримиримыми врагами Православия – своим католическим духовенством»[37]. Иерей Климент указывает, что в его время имелся документ, «исходящий от униатского митрополита Флориана Гребницкого, изданный в 1792[38] г., в котором митрополит предписывает, по внушению влиятельного тогда лица Михаила Сапеги, усердного слуги римского престола, уничтожение трех старинных Слонимских церквей: Свято-Троицкой, Николаевской и Воскресенской и присоединение приходов их к церкви Преображенской»[39]. Также священник Климент Смольский указывает, что «из документов последующих времен за соединением церквей (т.е. за соединением нескольких приходов в один – П.Г.) можно усматривать, будто причиной уничтожения оных была ветхость церковных зданий, но это не совсем основательно. Три упраздненные самостоятельные церкви, как-то: Троицкая, Воскресенская и Николаевская могли бы существовать по той причине, что приходы этих церквей <…> были далеко не малочисленные, что при них были весьма усердные священники <…> Священник Григорий Марковский, будучи настоятелем Свято-Троицкой церкви, воздвигал в то же время уничтоженную пожаром Преображенскую церковь. Он, как ревностный пастырь, тем более никогда не мог бы забыть о поддержании своей Свято-Троицкой церкви»[40].

Возникает также вопрос, чем же мешал латинянам униатский Свято-Троицкий храм, ведь он находился в ведении Римо-католической церкви. Священник Климент Смольский, отвечая на этот вопрос, говорит, что «время, когда упразднялись <…> эти церкви и приходы, было временем сильнейшей римской пропаганды, заботившейся все­мерно о том, чтобы униатов совратить в латинство. Униаты же того времени, далеко не были еще расположены раз­делять мнения пропагандистов римских: они живо помнили еще то время, когда витал здесь Дух Православия. В их униатской Церкви существовали обычаи и обряды несравненно более подход­ящие к обычаям и обрядам восточной Церкви, чем западной. Все их мысли и чувства еще направлялись к востоку. Неприятно было таковое воззрение униатов для римских про­пагандистов, которые поставили себе задачей искоренять восточные обычаи и обряды в униатской Церкви. Чтобы изгладить в униатах память об обрядах восточной Церкви, тогдашний князь Литовский Михаил Cапега, посоветовавшись с yниатским митрополитом Флорианом (Гребницким), постановил действовать совокупными силами: первый об окончательной скорейшей достройке Преображенской церкви, которую труда­ми своими и усердием воздвигнул уже до окон настоятель Тро­ицкой церкви отец Григорий (Марковский – П.Г.), и о снабжении ее угодьями, а второй – об уничтожении трех существующих церквей и соединении в одну Преображенскую»[41].

Свято-Троицкий храм, обращенный в римо-католический костел Свято-Троицкий храм, обращенный в римо-католический костел

Однако на этом история существования Свято-Троицкой церкви не закончилась. «Бог не дал исчезнуть yнии, – говорит священник Климент Смольский, – как бы нарочито для того, чтобы через нее опять воззвать западно-русский (т.е. белорусский – П.Г.) народ к вере отцов своих – вере православной. И для того в определенное Богом время, явился в крае человек, который извел народ из плена римского и воззвал всех нас к вере праотцев. Этот человек, спасший землю западно-русскую от порабощения папско-польского, был наш незабвенный архипастырь – Литовский митрополит Иосиф (Семашко – П.Г.)»[42]. В 1839 г. произошло важное событие в истории Беларуси – воссоединение униатов с Православной Церковью. Инициатором и совершителем воссоединения был митрополит Иосиф (Семашко) (1798–1868).

В 1863–1864 гг. в Беларуси и Литве проходило польское восстание под предводительством Кастуся Калиновского. После подавления восстания многие костелы, за участие римско-католического духовенства в польском бунте, стали закрываться.

В слонимском Троицком костеле, начиная с 1861 г., проходила подготовка народных масс к восстанию: богослужения проводились в польском патриотическом духе, распевались запрещенные песни[43]. На основании этого 21 декабря 1864 г. были закрыты бернардинские монастырь и костел. Бернардинцы в священном сане (пять человек) были оставлены служить в тех парафиях, которые они обслуживали до этого времени. Остальные были переведены в доминиканский монастырь в Несвиже (восемь человек) и в монастырь францисканцев в Гродно (семь человек). Была расформирована библиотека монастыря: книги богословского содержания были переданы костельным властям, а рукописи – в Виленскую центральную публичную библиотеку[44].

Так как богослужения в костеле полностью прекратились, то вся ризница, утварь и образа были перенесены в приходской костел, находящийся на Замостье (ныне Андреевский костел в Слониме – П.Г.). Со всем прочим вынесен был туда и образ Антония Падуанского[45].

Событие закрытия Троицкого костела так прокомментировал в то время священник Климент Смольский. «Теперь католики латинские, – говорил отец Климент, – пред всем миром жалуются на притеснения, которые будто бы им делает наше правительство в исповедании ими этой римской веры. Но есть ли здесь какое-либо сравнение с теми притеснениями, которые предки их, да и они сами некогда делали православным? Там были жестокость и изуверство, а здесь одно лишь правосудие, и притом смягчаемое даже только видимым исправлением. Наше правительство без важных причин никогда не касается свободы совести иноверцев. Но оно должно восставать и восстает против них тогда, когда учения их становятся вредными для государства. А так как латиняне в последнее время, особенно во время польского мятежа, веру христианскую исказили – костелы обратили не в домы молитвы, а в места сходок для революционеров, то нельзя же было правительству не обуздать таких безумцев и не вырвать из их рук того противобожного оружия, коим они хотели поразить нас. Потому-то многие костелы, в коих воспевались возмутительные польские гимны, и должны были быть сейчас закрыты, при том, как не нужные и излишние»[46].

Почти два года костел стоял закрытым. В 1866 г. священник Климент Смольский обратился к бывшему начальнику Гродненской губернии Ивану Николаевичу Скворцову, который много содействовал утверждению в губернии Православия, с просьбой об отдаче закрытого бернардинского костела для устройства в нем православной церкви. С его разрешения, по благословению митрополита Литовского Иосифа (Семашко), здание костела было передано православной общине. В скором времени в здании упраздненного костела был устроен православный храм. В деле устройства храма принял активное участие Слонимский Предводитель дворянства Николай Егорович Извеков, который пожертвовал 258 рублей серебром[47]. Когда церковь была надлежащим образом устроена, тогда был написан образ преподобного Антония Киево-Печерского и поставлен на том самом месте, где прежде стоял образ Антония Падуанского[48]. 21 мая (3 июня по н.ст. – П.Г.) 1867 г. церковь была освящена в честь Святой Живоначальной Троицы[49].

Однако, первоначальный ремонт, сделанный в новоустроенной Свято-Троицкой церкви, оказался недостаточным. В декабре 1871 г. настоятель храма священник Климент Смольский обратился с ходатайством в Гродненский губернский церковно-строительный комитет о выделении средств на ремонт церкви, поскольку прихожане были не в состоянии произвести его на свои средства[50]. Из государственной казны были выделены требуемые средства, на которые произведены следующие ремонтные работы: в верхнем ярусе колокольни отделаны балки, досками постлан пол и обшит потолок, исправлена лестница, перевешены колокола для удобного звона. В церкви сделаны 12 оконных рам и 12 оконных переплетов со стеклами, с железным укреплением. Заменили испорченную черепицу, сделаны желобки из листового железа между крышами церкви и притворов, исправлена кирпичная кладка карниза церкви. Сделаны два входа из церкви в подвалы притворов. Исправлены колоны в алтарной части, пол из кирпичной плитки, штукатурка стен. Отбелены стены, как снаружи, так и внутри, оконные рамы окрашены белой масляной краской[51].

Первоначально Свято-Троицкая церковь имела статус приписной к cлонимскому Спасо-Преображенскому собору[52]. С 1874 г. Свято-Троицкая церковь упоминается в документах как приходская[53]. Монастырские строения, прилегающие к храму, были переданы под помещения для духовного училища[54].

На 1893 г. приход Свято-Троицкого храма насчитывал 2191 человек и включал в себя, кроме г. Слонима, 12 деревень: Азаричи, Браково, Воробьевичи, Деревянчицы, Камень, Розановщина, Рыщицы, Скольдичи, Тушевичи, Цивинщина, Шундры и Якимовичи. Церковной земли было 33 десятины[55].

В марте 1921 г., когда Слоним вошел в состав новообразованного Польского государства, Свято-Троицкая церковь в процессе ревиндикации была отобрана у православных и переустроена под костел.

Свято-Троицкий храм в Слониме. 1915-1918 гг.Свято-Троицкий храм в Слониме. 1915-1918 гг.

В годы Второй мировой войны, в период оккупации Слонима немецко-фашистскими войсками, Троицкий костел был передан православным. В нем была вновь устроена Свято-Троицкая церковь[56]. Епископ Витебско-Полоцкий Афанасий (Мартос), временно управляющий Новогрудско-Барановичской епархией в своих воспоминаниях пишет об этом так: «Большой собор в Слониме (Спасо-Преображенский собор – П.Г.) был разрушен во время боев, и православные богослужения совершались в католическом костеле, приспособленном под православную церковь. Странно было видеть в нем огромные статуи католических святых на высоких карнизах, но мы старались не обращать на них внимания. Служил здесь каждый день»[57].

После окончания войны право на здание храма было сохранено за православной общиной. 20 сентября 1946 г. Слонимский районный исполнительный комитет заключил договор с православной общиной о передаче им в пользование здания Свято-Троицкого храма[58].

В период 1946–1988 гг. храм не закрывался и оставался действующим, выдержав волну хрущевских гонений на Церковь. В 2002 г. Свято-Троицкой церкви дан статус собора[59].

Несмотря на то, что в середине XVIII ст. слонимский униатский Свято-Троицкий приход по почину представителей Римо-католической церкви был упразднен, в настоящее время предпринимаются попытки по его возрождению. Так, на сайте Минской греко-католической парафии святого и праведного Язэпа, в разделе «Белорусская греко-католическая церковь сегодня», в списке униатских приходов центрально-западного протопресвитериата, охватывающего г. Минск, Брестскую, Гродненскую и Минскую области, указывается парафия Святой Троицы в г. Слониме[60], хотя официальной регистрации приход пока не имеет.

Таким образом, на примере истории Свято-Троицкой церкви в                 г. Слониме, можно выделить пять основных этапов расширения сферы влияния римо-католической конфессии в Беларуси. Первый этап – XVI–XVII вв. – активное насаждение унии в Беларуси и обращение православных церквей в униатские. Второй – XVII–XVIII вв. – вытеснение униатских храмов величественной костельной архитектурой. Третий этап – после 1720 г. – насаждение латинской обрядности и упразднение униатских храмов. Четвертый – 1918–1939 гг. – отобрание храмов у православных в процессе ревиндикации. Пятый – конец ХХ–начало XXI вв. – возрождение униатских приходов в Беларуси.

Несмотря на все сложности и перипетии православный Свято-Троицкий приход, насчитывающий пятивековую историю и в текущем году отметивший 150-летие своего возрождения, с Божией помощью смог выдержать все сложности и испытания и продолжает нести свою спасительную миссию по сей день.

 

Библиография

  1. Архив Новогрудского епархиального управления. Дело Свято-Троицкого собора г. Слонима.
  2. НИАБ в Гродно. Ф. 97. Оп. 1. Д. 319.
  3. Уния в документах : сб. / сост. В.А. Теплова, З.И. Зуева. – Минск : Лучи Софии, 1997. – 520 с.
  4. Афанасий, (Мартос), архиепископ. На ниве Христовой / архиепископ Афанасий (Мартос) // Новогрудские епархиальные ведомости. – 2004. – №11. – С. 11.
  5. Барбажинский, Л., иерей. Историко-статистическое описание приходов Слонимского благочиния Новогрудской епархии : дипл. раб. / иерей Л. Барбажинский. – Жировичи, 2008. – 134 с.
  6. Беларуская грэка-каталіцкая царква сёньня // Грэка-каталiцкая парафiя сьвятога i праведнага Язэпа [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://svjazep.org/index.php?newsid=201. – Дата доступа : 07.06.2017.
  7. Зноско, К., протоиерей. Исторический очерк церковной унии / протоиерей К. Зноско. – Москва : Отдел по благотворительности Московского Патриархата, 1993. – 236 с.
  8. Карнілава, Л.А. Каталіцкія манаскія ордэны на Слонімшчыне / Л.А. Карнілава // Слонімшчына вачыма навукоўцаў і крязнаўцаў : матэрыялы рэгіянальнай гісторыка-краязнаўчай канферэнцыі, прысвечанай 750-годзю г. Слоніма і 70-годдзю заснавання Слонімскага краязнаўчага музея ім. І.І. Стаброўскага / Слонімскі раённы выканаўчы камітэт, Аддзел археалогіі Інстытута гісторыі НАН РБ [і інш.]; рэдкал: І.П. Крэнь [і інш.]. – Слонім, 2002. – С. 212–218.
  9. Киприанович, Г.Я. Исторический очерк Православия, католичества и унии в Белоруссии и Литве / Г.Я. Киприанович. – Минск : Белорусский Экзархат, 2006. – 352 c.
  10. К.С. Празднование памяти пр. Антония Печерского в день 10 июля в Слонимской Св.-Троицкой церкви, устроенной в 1867 г. из бернардинского костела // Литовские епархиальные ведомости. – 1869. – №16. – С. 991–995.
  11. Кулагін А.М. Праваслаўныя храмы на Беларусі / А.М. Кулагін. – Мінск : Беларуская Энцыклапедыя, 2001. – 328 с.
  12. Несколько слов по поводу освящения приписной к Слонимскому собору церкви. // Литовские епархиальные ведомости. – 1867. – №20. – С. 847–849.
  13. О церквах в г. Слониме. // Литовские епархиальные ведомости. – 1871. – № 8 (неофициальный отдел). – С. 318–326.
  14. Новогрудской епархии – 690. – Жировичи, 2007. – 240 с.
  15. Слонімскі кляштар бернардзінцаў // Вялікае Княства Літоўскае : Энцыклапедыя ў 2 т. Т. 2 : Кадэцкі корпус–Яцкевіч / Рэдкал. : Г.П. Пашкоў і інш. – Мінск : БелЭН, 2006. – 792 с.
  16. Смольский, К., священник. О церквах в г. Слониме / священник К. Смольский // Литовские епархиальные ведомости. – 1871. – № 9 (неофициальный отдел). – С. 366–373.
  17. Смольский, К., священник. Слово на освящении церкви, устроенной из упраздненного в городе Слониме бернардинского костела / священник К. Смольский // Литовские епархиальные ведомости. – 1867. – №20. – С. 850–858.
  18. Смольский, С. К. О церквах в Слониме / [священник] К. Смольский // Литовские епархиальные ведомости. – 1870. – №22 (неофициальный отдел). – С. 943–950.
  19. Смольский, К., священник. Торжество в Слониме / священник К. Смольский // Литовские епархиальные ведомости. – 1868. – №15. – С. 653–659.
  20. Чыгрын, С. Гiсторыя Слонiма на старых фотаздымках i паштоўках (1900–1950) / Сяргей Чыгрын. – Мiнск : Кнiгазбор, 2014. – 92 с.

[1] Зноско, К., протоиерей. Исторический очерк церковной унии / протоиерей К. Зноско. – Москва : Отдел по благотворительности Московского Патриархата, 1993. – С. 5.

[2] Зноско, К., протоиерей. Исторический очерк церковной унии… С. 6.

[3] Зноско, К., протоиерей. Исторический очерк церковной унии… С. 6-7.

[4] Киприанович, Г.Я. Исторический очерк Православия, католичества и унии в Белоруссии и Литве / Г.Я. Киприанович. – Минск : Белорусский Экзархат, 2006. – С. 20.

[5] Уния в документах : сб. / сост. В.А. Теплова, З.И. Зуева. – Минск : Лучи Софии, 1997. – С. 151.

[6] Смольский, К., священник. Слово на освящении церкви, устроенной из упраздненного в городе Слониме бернардинского костела / священник К. Смольский // Литовские епархиальные ведомости. – 1867. – №20. – С. 855.

[7] Смольский, С. К. О церквах в Слониме / [священник] К. Смольский // Литовские епархиальные ведомости. – 1870. – №22 (неофициальный отдел). – С. 943-944.

[8] О церквах в г. Слониме. // Литовские епархиальные ведомости. – 1871. – № 8 (неофициальный отдел). – С. 318-326.

[9] Сигизмунд II Август королем Польши и Великим князем Литовским становится в 1548 г., но еще в 1544 г. король Сигизмунд I Старый (1506-1548) передал своему наследнику Сигизмунду Августу управление Великим княжеством Литовским.

[10] О церквах в г. Слониме… С. 326.

[11] Смольский, К., священник. Слово на освящении церкви, устроенной из упраздненного в городе Слониме бернардинского костела… С. 855.

[12] К.С. Празднование памяти пр. Антония Печерского в день 10 июля в Слонимской Св.-Троицкой церкви, устроенной в 1867 г. из бернардинского костела // Литовские епархиальные ведомости. – 1869. – №16. – С. 991.

[13] Смольский, С.К. О церквах в Слониме… С. 943.

[14] Там же. С. 944. Уволока – главная поземельная мера в старой Литве и Польше, равнялась примерно 21,36 га.

[15] Там же.

[16] Смольский, С.К. О церквах в Слониме… С. 943. Фундуш – капитал, завещанный на благотворительные цели, либо имение, пожертвованное на нужды Церкви.

[17] О церквах в г. Слониме… С. 325.

[18] Смольский, К., священник. О церквах в г. Слониме / священник К. Смольский // Литовские епархиальные ведомости. – 1871. – № 9 (неофициальный отдел). – С. 367.

[19] Смольский, К., священник. О церквах в г. Слониме… С. 367-369.

[20] Смольский, К., священник. Слово на освящении церкви, устроенной из упраздненного в городе Слониме бернардинского костела… С. 851.

[21] Несколько слов по поводу освящения приписной к Слонимскому собору церкви. // Литовские епархиальные ведомости. – 1867. – №20. – С. 847. Смольский, С.К. О церквах в Слониме… С. 949.

[22] Карнілава, Л.А. Каталіцкія манаскія ордэны на Слонімшчыне / Л.А. Карнілава // Слонімшчына вачыма навукоўцаў і крязнаўцаў : матэрыялы рэгіянальнай гісторыка-краязнаўчай канферэнцыі, прысвечанай 750-годзю г. Слоніма і 70-годдзю заснавання Слонімскага краязнаўчага музея ім. І.І. Стаброўскага / Слонімскі раённы выканаўчы камітэт, Аддзел археалогіі Інстытута гісторыі НАН РБ [і інш.]; рэдкал: І.П. Крэнь [і інш.]. – Слонім, 2002. – С. 213.

[23] Карнілава, Л.А. Каталіцкія манаскія ордэны на Слонімшчыне… С. 213.

[24] Там же. С. 214.

[25] Слонімскі кляштар бернардзінцаў // Вялікае Княства Літоўскае : Энцыклапедыя ў 2 т. Т. 2 / Рэдкал. : Г.П. Пашкоў і інш. – Мінск : БелЭН, 2006. – С. 586.

[26] Смольский, К., священник. О церквах в г. Слониме… С. 368.

[27] Смольский, С. К. О церквах в Слониме… С. 949.

[28] К.С. Празднование памяти пр. Антония Печерского в день 10 июля в Слонимской Св.-Троицкой церкви, устроенной в 1867 г. из бернардинского костела… С. 991-995.

[29] К.С. Празднование памяти пр. Антония Печерского в день 10 июля в Слонимской Св.-Троицкой церкви, устроенной в 1867 г. из бернардинского костела… С. 993.

[30] Смольский, К., священник. Торжество в Слониме / священник К. Смольский // Литовские епархиальные ведомости. – 1868. – №15. – С. 653.

[31] Смольский, К., священник. Торжество в Слониме… С. 653.

[32] Там же. – С. 653-654.

[33] Смольский, С. К. О церквах в Слониме… С. 943.

[34] Там же. – С. 949.

[35] Кулагін А.М. Праваслаўныя храмы на Беларусі / А.М. Кулагін. – Мінск : Беларуская Энцыклапедыя, 2001. – С. 183.

[36] Говоря «православных», о. Климент имеет ввиду униатов, которые были близки к Православию, поскольку сохраняли богослужение восточного обряда и стали униатами не по убеждению, а в силу исторических причин.

[37] Смольский, К., священник. Слово на освящении церкви, устроенной из упраздненного в городе Слониме бернардинского костела… С. 851.

[38] Видимо в тексте опечатка, скорее всего должна быть дата «1752», т.к. митрополит Флориан (Гребницкий) управлял униатской Церковью в 1748-1762 гг. Также в другом месте своих исследований иерей Климент говорит о распоряжении митрополита Флориана от 1752 г. (см.: Смольский, С. К. О церквах в Слониме… С. 943).

[39] Смольский, К., священник. О церквах в г. Слониме… С. 372.

[40] Смольский, С. К. О церквах в Слониме… С. 947.

[41] Смольский, С. К. О церквах в Слониме… С. 948.

[42] Смольский, К., священник. О церквах в г. Слониме… С. 372-373.

[43] Карнілава Л.А. Каталіцкія манаскія ордэны на Слонімшчыне… С. 214.

[44] Карнілава Л.А. Каталіцкія манаскія ордэны на Слонімшчыне… С. 214.

[45] Смольский, К., священник. Торжество в Слониме… С. 655.

[46] Слово на освящении церкви, устроенной из упраздненного в городе Слониме бернардинского костела… С. 854-855.

[47] Смольский, К., священник. Торжество в Слониме… С. 656.

[48] Смольский, К., священник. Торжество в Слониме… С. 656.

[49] Несколько слов по поводу освящения приписной к Слонимскому собору церкви… С. 847.

[50] Барбажинский, Л., иерей. Историко-статистическое описание приходов Слонимского благочиния Новогрудской епархии : дипл. раб. / иерей Л. Барбажинский. – Жировичи, 2008. – С. 29.

[51] Барбажинский, Л., иерей. Историко-статистическое описание приходов Слонимского благочиния Новогрудской епархии… С. 31.

[52] Несколько слов по поводу освящения приписной к Слонимскому собору церкви… С. 847.

[53] НИАБ в Гродно. Ф. 97. Оп. 1. Д. 319. Л. 53.

[54] Кулагін А.М. Праваслаўныя храмы на Беларусі… С. 183.

[55] Барбажинский, Л., иерей. Историко-статистическое описание приходов Слонимского благочиния Новогрудской епархии… С. 32. Десятина – основная дометрическая русская мера площади, равная 1,09 га.

[56] Барбажинский, Л., иерей. Историко-статистическое описание приходов Слонимского благочиния Новогрудской епархии… С. 32.

[57] Афанасий, (Мартос), архиепископ. На ниве Христовой / архиепископ Афанасий (Мартос) // Новогрудские епархиальные ведомости. – 2004. – №11. – С. 11.

[58] Архив Новогрудского епархиального управления. Дело Свято-Троицкого собора г. Слонима.

[59] Новогрудской епархии – 690. – Жировичи, 2007. – С. 187.

[60] Беларуская грэка-каталіцкая царква сёньня // Грэка-каталiцкая парафiя сьвятога i праведнага Язэпа [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://svjazep.org/index.php?newsid=201. – Дата доступа : 07.06.2017.

 

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.