Утопичность идеи создания стройной этической системы на основе эволюционизма

Иван Лященко, студент 5 курса МинДС

Проблема происхождения этического и морального чувства для сторонников материалистических воззрений оказывается чрезвычайно сложной. И это вполне естественно, поскольку трудно объяснить, каким образом лишённая сознания материя могла послужить источником нравственности (в первую очередь внутренней, т.е. голоса совести). Бесспорно, что прежде чем рассматривать основные теории возникно- вения естественной морали, необходимо ввести объективные критерии оценки для всех этических систем. Поверхностный анализ этих учений можно сделать по следующей схеме: 1.Каков статус и основание этической теории? К какому авторитетному источнику она апеллирует? При рассмотрении этого аспекта нужно учитывать, что именно предлагает нам данная теория: разумный практический совет, как се- бя вести, или она претендует на нечто большее — например, предпи-сывает обязательные нормы поведения в форме заповедей и табу, которым мы должны беспрекословно подчиняться. Отсюда возникает дальнейший вопрос: на чём, согласно этой теории, основывается этика? На личном выборе моральных стандартов, которой совершает каждый индивид? или на едином мнении, существующем в данном обществе (государственный закон)? или на Природе и эволюции? или на заповедях Божиих? 2.Какова высшая цель этической системы (благо или нечто другое)? И каким общим принципам она следует для достижения поставленной цели? 3.Какие конкретные правила устанавливаются в данной системе для регулирования поступков человека в повседневной жизни? 4.Какие практические рекомендации способна дать эта теория относительно сложных жизненных ситуаций, т.к. не всегда легко опре- делить справедливым ли будет принятое решение или нет. Теории возникновения естественной нравственности; их существенные недостатки:

  • а)Некоторые материалисты делают попытку решить вопрос о происхождении нравственности путём отрицания любых моральных законов. Так, Уильям Б.Провайн, историк из Корнельского университета, пишет:

«Для человеческого общества не существует ни нравственных или этических законов, ни абсолютных принципов. Мы безразличны для Вселенной, и у нас нет конечного смысла в жизни»[3. c.40].

Аласдер Палмер, корреспондент научного отдела «Санди телеграф», внушает рядовому читателю: «Не только религиозные представления о мире находятся в противоречии с научными объяснениями происхождения человека. В противоречии с наукой находится и большинство наших этических ценностей, поскольку многие из них восходят к религии. В научном объяснении человека больше нет места ни душе, ни свободной воле, ни равным способностям всех индивидов быть добрыми и совершать справедливые поступки»[3. c.40].

  • б)Социальный дарвинизм.

Дарвин и некоторые из его последователей-эволюционистов считали, что при помощи двух взаимосвязанных принципов – «борьбы за выжи- вание» и «выживания наиболее приспособленных» — они смогут не только объяснить происхождение видов, но и с уверенностью предсказать будущее развитие различных человеческих рас. Дарвин писал: «В какой-нибудь из будущих периодов – и даже не слишком отдалённый, если мерить столетиями,- человеческие расы почти наверное уничтожат и вытеснят в целом мире дикие расы». Или: «Более цивилизованные, так называемые кавказские, расы победили турецкие в борьбе за выживание. Если взглянуть на недавнюю историю мира, то мы увидим, что бесконечное число низших рас было уничтожено более цивилизованными»[3. c.41].

Легко представить, что для «турецких», «низших» и «диких» рас выше- приведённые принципы вряд ли могли бы стать основой для универсальных и объективных моральных ценностей. Впоследствии учение социального дарвинизма, сформулированное Гербертом Спенсером(1820-1903), использовалось Гитлером как идеологическая составляющая в истреблении шести миллионов евреев, что необратимо дискредитировало эту теорию.

  • в)Социобиология.

Данная теория утверждает, что облик человека создаётся его генами. Следовательно, нравственность также основывается на генах, хотя очевидно, что главная, а по существу единственная, цель генов состоит не в продолжении воспроизводства человека, а в воспро-изводстве самих себя. Многие поколения людей служат просто машинами или средствами для воспроизводства того, что Ричард Докинз назвал «эгоистичными генами». Последователи этого учения – Майкл Рьюз и Эдвард Уилсон – объясняют существование моральных норм следующим образом: «Нравственность, или, точнее, наша вера в нравственность, является всего-навсего приспособлением, предназначенным для целей нашего дальнейшего воспроизводства. Значит, основание этики заложено не в воле Бога… В любом значимом смысле этика, как мы её понимаем, является иллюзией, внушённой нам нашими генами, направленной на то, чтобы мы взаимодействовали с ними»[3. c.41-42].

Подобная концепция несёт в себе очевидные сложности. Если человек – не что иное, как гены, а гены контролируют его нравственное поведение, то как можно критиковать людей за их дурные поступки и хвалить за хорошие? Какими же великими носителями морали были гены Европы, Азии , Австралии, Африки и Америки, если по их мило-сти произошла Вторая мировая война! Докинз в своей книге «Эгоистичный ген» считает, что человек всё же может восставать против генов, в том случае, когда они мешают ему быть адекватным:

«Мы устроены как машины для генов… но мы в силах обратиться против наших создателей. Мы – единственные существа на земле, способные восстать против тирании эгоистичных репликаторов»[3. c.42]. Но как? Если мы – это всего-навсего гены, если не существует нематери- ального, негенетического элемента внутри нас, то за счёт чего мы можем восставать против наших генов и вести себя морально?

Подобный генетический детерминизм, согласно которому существует прямая причинная связь между генами и поведением, был подвергнут серьёзной критике со стороны многих учёных. Например, нейробиолог Стивен Роуз, у которого нет возражений против эволюционизма вооб-ще, резко выступает против редукционизма, заключённого в генетическом детерминизме: «Меня огорчает самонадеянность и высокомерие, обуревающие отдельных биологов, которые претендуют на такие объяснительные возможности своей дисциплины, которыми она явно не обладает… Явления и проявления жизни всегда связаны с вопросами культуры и природы с вопросами культуры и природы, а явления человеческого существования и опыта являются как биологическими, так и социальными. Их объективные толкования должны принимать во внимание и то, и другое»[3. c.42].

  • в) Этический натуризм (инстинктивность).

Эта система взглядов утверждает, что моральные качества (такие, как доброта и праведность) тождественны природным (естественным) качествам, общим для всего человечества (своего рода инстинкт). Разумеется, инстинкт для человека необходим. Инстинктивные крики ребенка служат для того, чтобы на него обратили внимание. Но сам по себе инстинкт не является адекватным основанием для нравственности. У нас множество инстинктов, но проблема заключается в том, что они иногда противоречат друг другу.

Представьте себе ситуацию. Вы находитесь дома в пол¬ном одиночестве. Вдруг вы слышите доносящиеся с улицы отчаянные крики о помощи. Вы чувствуете инстинктивное побуждение прийти кричащему человеку на помощь. Но этому побуждению противоречит другое чувство — инстинкт самосохранения, который говорит вам, что вы не должны ввязываться в опасную для вашей жизни ситуацию. Как в этой ситуации определить, в чем состоит ваш долг? Если ваши инстинкты противоречат друг другу, то необходима более чёткая иерархия истины (т.е. что является более ценным, а что второстепенным), чтобы разрешить данную мо¬ральную задачу.

И всё же в теории этического натуризма есть известная доля исти-ны. В Священном Писании высказываются аналогичные мысли. Примером тому служат высказывания апостола Павла в посланиях к Римлянам (1:31) и во втором к Тимофею (3:3), где он использует прилогательное astorgos (бездушный)[2. c.43], описывающее человека, который не может испытывать того особого чувства привязанности и любви, возникающего между родителями и детьми. Обычно женщине не нужно учиться, как любить своих детей. Материнская любовь – это врождённое чувство, обусловленное самим физиологическим процессом, связанным с вынашиванием ребёнка. Следовательно члены одной семьи должны испытывать естественную привязанность друг ко другу. Однако на практике чувство привязанности часто замещается бессердечностью, равнодушием и даже жестокостью (сюда же можно отнести проблему «отцов и детей»).

Таким образом, можно только частично вывести этические нормы поведения из характера организации природы, т.е. физические законы указывают на действие принципов более высокого, нравственного уровня.

Подведем предварительные итоги нашего обсуждения:

Концепции физической эволюции и инстинктивных действий, социальный дарвинизм, социобиология и этический натурализм не могут служить основой для универсаль¬ной и объективной этики. Необходимо нечто большее. И это, как считают христиане — харак¬тер Бога-Творца.

Библейская антропология, как учение о зарождении нравственного чувства в богоподобной душе человека.

Священное Писание воспринимает человека, как связующее звено между духовным и материальным (душа и тело), своего рода «малый космос»[4. c.35]. Человек – отражение Божиих свойств и в этом его подобие Богу (ум, воля, чувства, речь, способности к творчеству,

самосознание и свобода, последние являются условиями нравственной деятельности).

Из рук Творца человек вышел совершенным (Быт.2:7), но это изначальное состояние существенно отличается от совершенства, к которому мы стремимся сейчас. Люди призваны развивать свои качества: А) разум – заполнять истинной; Б) волю – направлять к добродетели и т.д. Екл.7:29: « Только это я нашел, что Бог сотворил человека правым, а люди пустились во многие помыслы», т.е. у человечества была спо-собность не грешить и оно не знало о выборе между добром и злом, т.к. воля была направлена всецело к добру.

По грехопадении образ Божий в человеке изменился — разум для познания истины притупился, а сердце стало чувственным и под-верженным сторонним влияниям (Мф. 15:19: «ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления»). Так, в человеческую природу вошёл первородный грех (это состояние передающееся по наследству через физическое рождение и проявляющее себя как склонность к греховным поступкам). Апостол Павел описывает его следующим образом: Рим.7:15 – 19: «Ибо не понимаю, что делаю: потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю. Если же делаю то, чего не хочу, то соглашаюсь с законом, что он добр, а потому уже не я делаю то, но живущий во мне грех. Ибо знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю». Любящий Господь предлагает нам освободиться от наследия греха (т.е. смерти) через таинства; через вступление в Новый Завет, который в свою очередь представляет собой стройную этическую систему.

Христианская этика о высшей цели творения человека.

Авторитет христианской нравственности заключён в Боге. Более того, этот моральный закон не является множеством безличных норм и правил, т.к. это воля Триединого Творца. Таким образом, послушание человека заключается не в подчинении Закону, а в послушании Личности.

Библейская истина о том, что мужчина и женщина были сотворены по образу Божьему, означает, что мы тоже являемся личностями, что мы способны поддерживать личные отношения не только друг с другом, но и с нашим Личным Творцом в тех рамках, которые Он задал нам Своими заповедями.

Закон Божий выражается не только в форме высказываний. Через Воплощённого Сына Божия Иисуса Христа он был явлен через человеческую жизнь. Он не остался просто теоретической системой. Авторитет этого проявления был подтверждён тем, что Христос восстал из мёртвых.

И наконец, последняя авторитетная оценка нравственности людей будет осуществляться всё тем же совершенным проявлением Закона, последним Судиёй – Иисусом Христом, Человеком, Который является Богом.

Выводы:

Человек – совершенно особое существо в этом мире, представля-ющее собой глубокую и в принципе неразрешимую, тайну для попыток рационального постижения. Нам, как образу Божию, присущи разум и свобода выбора между добром и злом, что не может быть редуциро-вано к любым другим психологическим или физиологическим свой-ствам и, что является, в свою очередь, монопольной принадлежностью только человека.

Литература:

1.Библия. Брюссель,1989.

2.Вертьянов С. Происхождение жизни : факты, гипотезы, доказательства. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2003.

3.Гудинг Д., Леннокс Д.Мировоззрение.Т.2, Ярославль, 2004.

4.Олесницкий М. Нравственное богословие. Киевец, 1998.

5.Верю – не верю. Диалог с атеистом. М.,2007.

6.Православное осмысление творения мира. Выпуск 3, М.2007.

Просмотрено: 20 раз.

Рекомендуем

В Минской духовной семинарии состоялась презентация сборника публикаций известного белорусского деятеля В. В. Богдановича (1878–1939)

В ходе мероприятия перед слушателями выступил составитель сборника, доцент кафедры истории Беларуси, археологии и специальных исторических дисциплин ГрГУ А.С. Горный.

В издательстве Минской духовной семинарии вышел сборник материалов XVII Семинара студентов ВУЗов Беларуси

В состав сборника включены 85 докладов участников форума, выступавших в рамках пленарного заседания, шести тематических секций, а также представивших свои сообщения в секции заочного участия.