«Восстановление православных церквей в белорусско-литовских губерниях в середине XIX в.»

Евтушенко М.М

450

К началу XIX в. завершился процесс включения белорусских земель в состав России. В экономическом и сословном отношении этот край находился в том же состоянии, что и остальные губернии, однако уровень социальной напряженности был, пожалуй, выше, чем в других районах империи. Это объяснялось тем, что здесь слились три проблемы — социальная, конфессиональная и национальная. Высокий статус и высокий уровень образования в подавляющем большинстве имели лишь католики польского происхождения и, в меньшей степени, униаты. Православные же и в политическом, и в социальном отношении были бесправны.

Еще при Екатерине II был принят ряд мер, укреплявших положение православного населения. По словам П. П. Семенова-Тян-Шанского, «Императрица смотрела на Белоруссию как на территорию, заселенную русскими и, наконец, соединенную с Россией. Местное население и духовенство не только содействовало ее политике, но и находило ее меры недостаточно энергичными». Главным препятствием, стоявшим перед русским правительством, являлось существование униатской церкви, и единственным путем решения проблемы — полное обращение («возвращение») униатов в православие. За последние годы екатерининского царствования было обращено до 3 млн. униатов; но только в эпоху Николая I в планы правительства вошло постепенное воссоединение церкви греко-униатской с православной. Особый секретный комитет во главе с осторожным и умным униатским епископом Иосифом Семашко исподволь готовил почву: стал строго соблюдаться запрет на переход из унии в римский католицизм и обратно, в униатских церквах устраивались иконостасы, в богослужение вводились служебники московской печати и изымались униатские и т. п. Наконец, 12(24) февраля 1839 г. в Полоцке был составлен соборный акт о соединении церквей, и 25 марта (6 апреля) царь написал на нем: «Благодарю Бога и принимаю».

Менялась и социальная ситуация. После поражения восстания 1831 г. помещики, участвовавшие в нем, были высланы в отдаленные губернии, их имения конфискованы, а доходы от них, как сказано в одном документе, «назначены на пособие возвращающимся в отечество изгнанникам», т. е. православному населению. Правительство понимало, что в борьбе с полонизацией края надо опираться на крестьянство и обедневших дворян православного исповедания, которыми и стали заселять конфискованные имения. На их территории находилось большое количество полуразрушенных православных церквей, давно требующих ремонта или полной реставрации, а также церквей униатских, которые решено было перестроить в православные. На устройство церквей в казенных имениях были в 1845 г. ассигнованы средства по ведомству государственных имуществ. Также были составлены проекты и сметы на восстановление церквей, назначены торги на взятие построек с подряда.

В августе 1852 г. высочайшим повелением палатам государственных имуществ в западных губерний было поручено освидетельствовать все православные церкви в казенных имениях, т. е. здание, утварь и прочие принадлежности, с названием места, где церковь находится, каменная она или деревянная и когда построена, когда была в последний раз исправлена, на какую сумму теперь предстоит сделать ремонт, и т. д. Освидетельствование следовало производить через состоящих при палате гражданских инженеров, совместно с благочинными, приходскими священниками, сельскими старшинами и почетными прихожанами. Акты подписывались всеми участниками.

На постройку было определено 10 лет, по 35 церквей ежегодно. В указаниях к строительству говорилось: «Необходимо обратить внимание на соблюдение в церквах внутреннего и наружного благолепия: ибо нет ни одной церкви, в которой не нужно было бы переменить иконостаса, устроить приличной ограды, выкрасить наружные стены и даже переменить обшивку, возвести главы на куполах с белого железа и снабдить колоколами, не говоря уже о материальных исправлениях для укрепления самих строений в основаниях и наружных частях». И далее: «Тогда только постройка православных церквей может быть упрочнена, если определен будет особый капитал на их поддержание, без чего местные прихожане, исключительно люди низшего сословия, не в состоянии поддерживать своих храмов». Расход на строительство одной церкви иногда достигал 20 тыс. рублей серебром, а прихожане были действительно в основном бедные, поэтому внесено было предложение об упрощении строительства. Интенсивность ремонта также зависела от свободных средств. Достаточно значительная сумма из казны поступала только в случае, если храм был расположен в крупном городе, где было больше православного населения. Например, запрос, адресованный в Министерство государственных имуществ, сообщал: “В г. Гродно состоящий собор лишен всех средств к поддержанию, тогда как костелы блистают громадною красотою. Между тем, к собору, как единственному в городе православному храму, принадлежат и государственные крестьяне прихожанами, и пожертвование до 7 тысяч рублей… отклонило бы нарекание противной стороны на оставление храма сего без воспособления».

В царствование Николая I в искусстве, литературе и философии пробуждается национальное и православное сознание, положившее начало «русскому» стилю в отечественном, прежде всего церковном, зодчестве. Поэтому для постройки церквей в Западном крае утверждены были проектные чертежи К. А. Тона, «коими повелено руководствоваться вообще при постройке церквей», иными словами, было принято за правило везде строить церкви в византийском стиле.

Только за шесть лет работ, с 1846 по 1852 г., было по Витебской губернии выстроено девять новых и отремонтировано три старых церкви, по Гродненской — построено семь, исправлено 13, по Могилевской — новых четыре, исправлено шесть, по Минской — новых 12, исправлено 19 церквей.

Могилевский архиепископ Анатолий (Мартыновский) в рапорте Синоду в 1859 г. отмечал: «В удаленных от столиц западных областях чрезвычайно затруднительно отыскать хороших иконописцев, и самые искусные их них пишут иконы с гравюр и эстампов, издаваемых на Западе, преимущественно в Париже, на коих святые лики изображаются несообразно с духом и преданиями православной церкви… Поэтому произведения этих иконописцев соблазнительно ставить в храмах…». Далее он просил, поскольку в настоящее время строятся в Могилевской и соседней епархиях «за счет всемилостивейше ассигнованных сумм многие приходские церкви…, поручить какому-либо искусному художнику по исторический живописи Академии художеств снять копии хотя бы с некоторых икон Московского Успенского собора, выгравировать их на дереве…, а отпечатанные с них политипажи или литографированные эстампы разослать в консистории западных епархий» для иконописцев, работающих там по найму.

Такая просьба была не единственной: задолго до этого многие архиереи ставили вопрос об исправлении православных икон и об исключении их них элементов западноевропейской живописи, противоречивших канонам православию. Поэтому к работам подключили наиболее авторитетного в те годы в области православной иконописи художника Федора Григорьевича Солнцева, академика, исторического живописца и руководителя (с 1843 г.) иконописного класса Петербургской духовной семинарии. Солнцев был знаменит еще и тем, что в 1830?е гг., объездил почти все русские города, отыскивая в них сохранившиеся древние архитектурные памятники и тщательно их срисовывая. Позже эти рисунки вошли в издание И. М. Снегирева «Древности Российского государства» (Отд?ние 1–6. М., 1849–1853), которое явилось «одним из первых квалифицированных пособий по национальному стилю». По мнению В. В. Стасова, «на рисунках Солнцева основан весь наш современный национальный русский стиль. По ним учился Тон…». Солнцев изготовлял эскизы для образов, а живописные работы производили художники Майков, Васильев и Титов.

Многие исследователи называют Солнцева придворным художником Николая I. Но поскольку над восстановлением церквей западных губерний художник работал с 1858 по 1866 г., т. е. уже при Александре II, и под его руководством было изготовлено более 200 иконостасов, можно уверенно утверждать, что эта деятельность Солнцева отражала одно из первоочередных направлений государственной политики в Белоруссии. Таковым оно оставалось практически до последних лет царизма, объективно способствуя консолидации обоих народов, их духовному сближению.

Евтушенко М.М. Восстановление православных церквей в белорусско-литовских губерниях в середине XIX в. // Белорусский сборник. №2

МинДС

Рекомендуем

Принимаются статьи в первый номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.

Издательство Минской духовной семинарии выпустило сборник материалов XVIII Семинара студентов ВУЗов Беларуси

Форум проходил 13-14 декабря 2019 года на базе Минской духовной семинарии в Жировичах. Издание ориентировано на всех, кто интересуется вопросами белорусской конфессиональной истории и богословия.