Религиозно-этическая оценка применение биомедицинских технологий в Республике Беларусь

иерей Георгий Рой, кандидат богословия

Современная наука располагает мощными средствами вмешательства в сложнейшие процессы, протекающие в человеческом организме, и берется за решение коренных вопросов человеческой жизни, ее возникновения и продолжительности. Все чаще и чаще СМИ сообщают о сенсационных достижениях в области биомедицинских технологий. Не остается в стороне от этих процессов и отечественная медицина. Белорусская наука обладает достаточным потенциалом, чтобы внедрять и развивать достижения мировой биомедицины. Вместе с тем, возникает множество весьма сложных и неоднозначных вопросов этического характера, которые во всем цивилизованном мире стали предметом острых общественных дискуссий. В спор о биотехнологиях вступили медики и юристы, философы и богословы, бизнесмены и политики. Такое пристальное внимание вполне объяснимо. Биотехнология – наука, делающая в каком-то смысле фантастику реальностью. Она сулит большие выгоды, но в то же время напрямую ставит вопрос о достоинстве человеческой личности, о праве на жизнь, о свободе человека и его ответственности за последствия своих действий.

В своем докладе я попытаюсь, во-первых, представить точку зрения Православной Церкви относительно тех биоэтических проблем, которые наиболее актуальны для нашей страны, и, во-вторых, дать оценку тому, насколько готовым оказалось белорусское общество к серьезному этическому анализу новых биомедицинских технологий и практик.

В прошедшем 2006 году в Беларуси законодатели уделили особое внимание рассмотрению проблем, вызванных применением новых биомедицинских технологий. В августе были внесены поправки в кодекс о семье и браке, где впервые в белорусской законодательной практике было введено понятие «суррогатное материнство». Поправки юридически регулируют эту биомедицинскую практику и косвенно затрагивают проблему так называемых репродуктивных технологий. 11 декабря Палатой представителей национального собрания РБ были одобрены поправки в закон «О трансплантации органов и тканей человека». 9 января сего года закон подписал Президент РБ.

Таким образом, трансплантология, суррогатное материнство и репродуктивные технологии — наиболее актуальные для Беларуси темы из области применения новых биомедицинских технологий, требующие глубокого этического анализа.

Трансплантология.

Одной из главных этических проблем при пересадке органов здорового человека больному является обязательное условие абсолютной добровольности такого решения. Принуждение к донорству, купля и продажа внутренних органов являются прямым нарушением этого принципа и определяются как преступление. Законодатели в ФРГ, например, желая исключить возможность принуждения людей к донорству, ограничили донорство только теми лицами, которые состоят в близком родстве или особенной близости, потому как только в этом случае можно надеяться на бескорыстные и искренние мотивы. Как же обстоит дело с белорусским законом? Исключает ли он возможность тайных коммерческих сделок и тайного принуждения к донорству? К сожалению, согласно новому закону, круг лиц, которые могут быть донорами, чрезмерно широк. По сути любой относительно здоровый человек в Белоруссии может жертвовать свои внутренние органы. Но где гарантия того, что донорство будет действительно добровольным и безвозмездным? Есть ли возможность это проверить и проконтролировать? Достаточно ли одного письменного заверения о добровольности, чтобы удостовериться в таковой? К сожалению, текст закона не дает прямых и однозначных ответов на эти вопросы.

Кроме того, белорусский закон о трансплантации основывается на принципе неиспрошенного согласия, а это значит, что при определенных обстоятельствах любой человек может без его согласия или согласия его родственников стать донором внутренних органов. Законодатели предприняли попытку решить эту проблему, но нельзя сказать, что решение вполне успешно. Формально признается право близких родственников потенциального донора высказывать свое согласие или несогласие. Но, согласно закону, врачи-трансплантологи не обязаны осведомляться о прижизненном несогласии донора или его близких родственников (Статья 11 Закона РБ «О ТРАНСПЛАНТАЦИИ ОРГАНОВ И ТКАНЕЙ ЧЕЛОВЕКА»: Забор органов у трупного донора не допускается, если руководителю государственной организации здравоохранения,… до момента забора органов представлено заявление о несогласии на забор органов для трансплантации, написанное данным лицом при жизни либо его супругом (супругой), а при его (ее) отсутствии — одним из его близких родственников (родители, дети, родные братья и сестры, дед, бабка, внуки) или законным представителем. Забор органов у трупного донора не допускается также в случае, если государственная организация здравоохранения была поставлена в известность о несогласии лица на забор органов для трансплантации до его смерти путем устного или письменного заявления в присутствии врача (врачей), других должностных лиц государственной организации здравоохранения, иных лиц, которые могут засвидетельствовать такой отказ.).

Может считаться оправданным желание составителей закона облегчить работу трансплантологов и поспособствовать увеличению числа донорских органов. Но все же этический вопрос о согласии нельзя считать вполне решенным. Может возникнуть ситуация, когда, несмотря на однозначно выраженное прижизненное несогласие, забор органов будет произведен. Закон не предписывает создание в Беларуси базы данных с именами заявивших о своем несогласии. Непонятным остается и то, каким образом общественность будет информироваться о вопросах трансплантологии и проблематике изъятия органов. Все это вызывает опасность утилитарного отношения к умершему человеку.

К слабым сторонам закона относится также отсутствие прямого запрета на попытки трансплантации органов, определяющих идентичность человека. С этической точки зрения было бы желательным законодательно признать врачебной тайной информацию о том, кто явился донором, в случае, если речь идет об имплантации органов от трупного донора. Разглашение этой информации способно вызвать дополнительные психологические проблему у реципиента.

Суррогатное материнство.

При этической оценке суррогатного материнства мы можем сказать, что оно вполне сравнимо с незаконной покупкой и продажей детей. Ребенок становится товаром. Кроме того, в случае с суррогатным материнством рушится сама суть материнства и отцовства, подрываются первоосновы жизни человеческого общества. Ребенок рождается кандидатом на мучительный кризис идентичности в будущем. Кто его настоящая мать? Та, что родила? Или та, что предоставила генетический материал? И «суррмама» и генетические родители оказываются под угрозой мучительных сомнений. По многим свидетельствам «вынашивающая мать» в большинстве случаев переживает мучительный психологический стресс, отдавая рожденное ею дитя. Зачастую случалось и так, что от ребенка отказывались все.

В июле прошлого года в кодекс о браке и семье РБ были внесены поправки, согласно которым «суррогатное материнство» признается допустимым. В ноябре Совет Министров РБ также издал постановление «О существенных условиях договора суррогатного материнства». Действительно печально, что законодательное закрепление столь спорного явления практически не сопровождалось общественной дискуссией. Несколько откровенно рекламных публикаций о суррогатном материнстве в белорусской прессе даже приблизительно нельзя назвать общественной дискуссией. Журналисты то ли из-за недостатка информации, то ли из-за отсутствия интереса не проявили должного внимания к данной проблеме. Скорее наоборот, заинтересованные в принятии этой законодательной нормы организации через некоторые СМИ провели лоббирование своих интересов и рекламу услуг. Несколько газет и Интернет-изданий опубликовали интервью с руководителями центров вспомогательной репродукции и информативные материалы об их деятельности. Приведем несколько примеров. Интернет-газета БЕЛпан в номере от 25 января 2005 опубликовала материал о целесообразности принятия закона, допускающего суррогатное материнство. Автор статьи лишь вскользь коснулась этической стороны вопроса, причем была представлена односторонняя аргументация за узаконение и допустимость практики суррогатного материнства. Подобное интервью было опубликовано и в газете «Экспресс новости» в номере от 6 мая 2005 года. Другие белорусские издания ограничились короткими новостными сообщениями или желтоватыми статьями о гражданках Беларуси, уже ставшими «суррмамами», что также может расцениваться, как косвенная реклама данных услуг, направленная на расширение рынка «мам по найму».

Для сравнения можно привести следующую информацию. Во Франции, Италии суррогатное материнство запрещено. В Германии будет наказан любой врач, который попытается провести операцию по искусственному оплодотворению или имплантированию человеческого эмбриона женщине, которая готова потом отказаться от ребенка. Использование донорских половых клеток, замороженных эмбрионов и суррогатное материнство запрещено.

Остановимся на некоторых положениях нового белорусского закона. Во-первых, суррогатная мать, по белорусскому законодательству, лишается всяческих прав на рожденного ею ребенка. Во-вторых, белорусский закон признает возможность возмездной сделки между т. н. генетическими родителями и суррогатной матерью, что в корне противоречит здравому этическому взгляду на проблему ценности, или, лучше сказать, бесценности человеческой жизни. Белорусские законодатели не захотели учесть точки зрения авторитетных медицинских организаций. К примеру, в заявлении Всемирной Медицинской Ассоциации однозначно говориться: «ВМА безусловно отвергает любой коммерческий подход, при котором яйцеклетки, сперма и/или эмбрион становятся предметом купли-продажи».

Согласно постановлению Совета Министров суррогатная мать на время беременности ограничивается в свободе передвижения, обязуется выполнять «все» предписания врача, регулярно отчитываться о состоянии здоровья перед т.н. генетическими родителями. Очевидно, что условия договора, предполагаемые законом, ставят суррогатную мать в чрезмерную зависимость от врача и генетических родителей. Материальное вознаграждение, получаемое за все эти лишения, только подчеркивает этическую сомнительность такой практики. К сожалению, коммерческий подход при зарождении человеческой жизни, подрыв основ семьи и материнства не был принят отечественными законодателями во внимание.

Обратим внимание еще на обстоятельство. Несмотря на соглашение о сотрудничестве между БПЦ и Минздравом РБ, в котором предусматривается «обсуждение позиций по вопросам нравственной и этической оценки применения новейших биомедицинских технологий, репродуктивных технологий, контрацепции, искусственного прерывания беременности, фетальной терапии, трансплантологии, эвтаназии и др.» (пункт 2. 10), не состоялось ни одной такой консультации.

Зачатие в пробирке. Донорство половых клеток.

В РБ уже более 10 лет активно предоставляются услуги центров вспомогательной репродукции, широко практикуется т. н. зачатие в пробирке, донорство половых клеток и пр. И только в прошлом году с принятием поправок в кодекс о семье и браке была предпринята попытка подвести под этой спорной с этической точки зрения практикой законодательную базу. К сожалению, в процессе разработки этих поправок невозможно было найти официальную информацию о том, какие мнения законодателей имеются на этот счет, какие конкретно нормы планируется принять. Ни белорусские СМИ, ни официальный сайт Палаты Представителей РБ, ни сайт Министерства здравоохранения РБ не предоставили подробной информации. Чаще всего на Интернет-страницах и на страницах печатных СМИ появлялись лишь короткие информационные сообщения о намерениях законодателей. Лишь изредка и поверхностно белорусские СМИ затрагивали вопросы правовых и этических коллизий, возникающих в этом контексте.

В 52-й статье нынешней редакции кодекса РБ о браке и семье признается практика донорства половых клеток и регулируются правовые отношения, возникшие в результате рождения детей с использованием при их зачатии донорского генетического материала. Какие же этические проблемы возникают в связи с этим? Донорство половых клеток в некоторых странах было запрещено по причине того, что законодатели вполне оправдано сравнили эту практику с проституцией. И в том и в другом случае идет торговля половыми функциями человека. Нужно вспомнить и о тех нравственных коллизиях и мучительных переживаниях детей, которые так или иначе могут узнать тайну своего рождения.

Следующее заключение по этой проблеме мы находим в Основах Социальной Концепции РПЦ: «Манипуляции, связанные с донорством половых клеток, нарушают целостность личности и исключительность брачных отношений, допуская вторжение в них третьей стороны. Кроме того, такая практика поощряет безответственное отцовство или материнство, заведомо освобожденное от всяких обязательств по отношению к тем, кто является «плотью от плоти» анонимных доноров. Использование донорского материала подрывает основы семейных взаимосвязей, поскольку предполагает наличие у ребенка, помимо «социальных», еще и так называемых биологических родителей» .

Донорство половых клеток порождает еще целый ряд сложных этических проблем. Например, у человека появляется возможность определять ряд характеристик будущего ребенка – цвет волос и глаз, расовые признаки, пол. В перспективе можно задавать еще более подробные желательные физические характеристики. Имеем ли мы на это моральное право? Не является ли все это вторжением в святое святых человеческой природы и личности? К сожалению, этот круг вопросов не был принят во внимание отечественными законодателями.

При применении практики оплодотворения в пробирке наиболее остро стоит вопрос о ценности жизни эмбриона. В жидком азоте хранятся тысячи т. н. «лишних» эмбрионов, которые были заготовлены для имплантации в матку на случай неудачи предыдущих попыток. Что делать с ними по истечении «срока хранения»? Кто обладает правами на неиспользованные эмбрионы? Можно ли использовать человеческие эмбрионы в научно-исследовательских, терапевтических или промышленных целях? Хотя в кодексе РБ о семье и браке и говорится о репродуктивных технологиях, но проблему нельзя считать решенной. Признать признали, но не потрудились изучить, что стоит за понятием «репродуктивные технологии». Даже в тех странах, где общественность широко информирована о задачах репродуктивных технологий и связанных с ними морально-этических проблемах и где нормативно и законодательно регулируется и контролируется деятельность специалистов и учреждений по репродуктивным технологиям, использование последних вызывает крайне противоречивые оценки. Беспокойство вызывает также вопрос, каковы отдаленные последствия пробирочных зачатий?

По данным диссертационного исследования Бахтиаровой В. О. «Состояние здоровья детей, родившихся в результате экстракорпорального оплодотворения и искусственного осеменения», из 82 пробирочных детей 44 имели неврологическую симптоматику. Среди наиболее часто встречающихся расстройств: задержка внутриутробного развития — 29,3%, асфиксия при рождении — 89,4% , неврологические изменения — 53,6%.

К опасениям общего характера, высказанным автором, относятся:

  • 1. В какой степени беременности, возникшие у бесплодных женщин, способствуют повышению генетического груза в популяции за счет рождения детей с врожденной и наследственной патологией?
  • 2. Каково влияние медикаментозных средств, длительно используемых при лечении бесплодия (особенно гормонов), на плод?
  • 3. Какова генетическая опасность использования спермы донора при искусственном оплодотворении?

Коррекция и изменение пола.

Согласно 36 статье закона Республики Беларусь «О здравоохранении» в нашей стране допускается практика изменения пола человека «путем медицинского вмешательства по желанию совершеннолетнего пациента в соответствии с медико-биологическими и социально-психологическими показаниями». Мягко говоря, эта законодательная норма весьма противоречива, т.к. в медицинском мире транссексуализм рассматривается здоровым большинством как «половое извращение, ощущение принадлежности к противоположному полу» . Это определение соответствует 9-му Пересмотру Международной классификации болезней 1975 года, в котором транссексуализм был отнесен к разделу «Половые извращения и нарушения». В 10-м Пересмотре транссексуализм также определяется как «расстройство половой идентификации» . К сожалению, белорусская медицина и законодательная практика предпочли прямому лечению «расстройства» удовлетворение воспаленных стремлений «половой идентичности» путем хирургического вмешательства. Но это не может считаться решением проблемы. Как показывает мировой опыт, изменение пола лишь усугубляет кризис идентичности.

Православная Церковь дает однозначную оценку этой проблеме: «Стремление отказаться от принадлежности к тому полу, который дарован человеку Создателем, может иметь лишь пагубные последствия для дальнейшего развития личности. «Смена пола» посредством гормонального воздействия и проведения хирургической операции во многих случаях приводит не к разрешению психологических проблем, а к их усугублению, порождая глубокий внутренний кризис. Церковь не может одобрить такого рода «бунт против Творца» и признать действительной искусственно измененную половую принадлежность».

Эвтаназия.

С религиозно-этической точки зрения из всех вышерассмотренных проблем лишь в отношении к законодательному определению «эвтаназии» не возникает вопросов. В статье 38 закона РБ «О здравоохранении» дается однозначно отрицательная оценка эвтаназии и закрепляется уголовная ответственность за помощь или побуждение к «добровольной» смерти.

Заключение.

Подводя итог, хотелось бы пожелать более глубокого и плодотворного сотрудничества Церкви и СМИ в формировании общественного мнения, выработке нравственно-этической оценки биотехнологий и установлении общественного контроля их применения. Мы не желаем навязывать кому-то своего мнения. Православная Церковь видит в достижениях медицины дарованное от Бога проявление способности исцелять поврежденное болезнью человеческое естество. В основе такого отношения лежит идея сотворчества Бога и человека в преображении мира. Вместе с тем Церковь выступает против всякой попытки унизить достоинство человеческой личности. Наше общество может сделать опасный шаг к дегуманизации человеческой жизни у самых ее истоков, с непредсказуемыми последствиями в плане формирования личности и ее менталитета.

Список литературы

  • 1. Франция. Закон № ди-654 от 29 июля 1994г. о донорстве и использовании донорского материала. Перепечатка в 45 INT’LDIG.HEALTHLEGIS.478(1994)
  • 2. Германия, Закон от 13 декабря 1990г. О защите человеческого эмбриона (Закон о защите эмбриона). Перепечатка в 42 INT’LDIG.HEALTH LEGIS.60(1991).
  • 3. http://www.med-pravo.ru/International/IVF.htm
  • 4. Сборник документов и материалов Юбилейного Архиерейского Собора РПЦ. Н. Новгород, 2001.
  • 5. Бахтиарова В.О. «Состояние здоровья детей, родившихся в результате экстракорпорального оплодотворения и искусственного осеменения». Диссертация на соискание ученой степени к.мед.н., 1993, НЦАГиП РАМН, с.123-125
  • 6. Тимошенко Н., Афонин В. Популярная сексология. Томск. 1990.
  • 7. Международная классификация болезней (10-й Пересмотр). Классификация психических и поведенческих расстройств. СПБ. 1994.

Рекомендуем

В Минской духовной семинарии состоялась презентация сборника публикаций известного белорусского деятеля В. В. Богдановича (1878–1939)

В ходе мероприятия перед слушателями выступил составитель сборника, доцент кафедры истории Беларуси, археологии и специальных исторических дисциплин ГрГУ А.С. Горный.

В издательстве Минской духовной семинарии вышел сборник материалов XVII Семинара студентов ВУЗов Беларуси

В состав сборника включены 85 докладов участников форума, выступавших в рамках пленарного заседания, шести тематических секций, а также представивших свои сообщения в секции заочного участия.