Духовные корни пьянства

Протоиерей Владимир БАШКИРОВ, магистр богословия

Я вспоминаю забавный случай, произошедший на одном приходе.

Как-то туда приехал епископ, и все, как обычно, говорили приветствия. От общества трезвости выступала пожилая активистка. Она так разволновалась, что забыла подготовленную речь, и сказала так: «Дорогой Владыка! Пьянство стало бичом нашего поселка и прихода. Но мы обещаем, что к вашему следующему приезду мы с Божией помощью все будем трезвые»1. Женщина запуталась, и невольно затронула самую суть проблемы. У пьянства духовные корни, и по настоящему преодолеть его можно только, уверовав в Бога.

У известного русского богослова митрополита Атония Храповицкого (+1936) есть удивительно точное определение причин этого порока: «Пьянство есть производное явление иных страстей, иногда не вполне известных своей жертве»2.

А у страстей есть свой механизм действия. Опыт Церкви говорит, что появляются они не сами по себе, а под воздействием демонических сил. Понятие сатана, диавол, демоны, бесы известны многим с детства, но не все серьезно воспринимают реальность их бытия.

Оказывается, это неверие в бытие темных сил имеет свою причину. Её хорошо раскрыл святой Иоанн Кронштадтский: «То беда, что диавол прикрывается нами самими, притаивается, а мы слепые и думаем, что всё это делаем только мы сами, стоим за дело диавольское, как за что-то свое, как за что-то справедливое, хотя всякая мысль о какой- нибудь справедливости своей страсти ложна, богопротивна и пагубна»3.

Если принять этот тезис, то многое станет понятным. Страстями диавол, эта умная злая сила, мысленный дух4, разжигает человека и через них овладевает его душой и телом. Об этом всегда предупреждали христианские подвижники.

Вот Паисий Величковский (+1794): «Кто предается страстям, у того они умножаются, и когда через них лукавый дух завладевает человеком, тогда бывает в душе его всякая темнота, и мрак, и тягость»5.

Без знания и учета этой закономерности почти невозможно добиться полноценного исцеления от алкоголизма. Обычное же лечение заканчивается двумя малоутешительными вариантами.

  • 1. Временный вариант, когда болезнь дает рецидив. После небольшого неустойчивого периода алкоголизм в полной мере проявляется вновь.
  • 2. Когда взамен, казалось бы, исчезнувшей страсти к спиртному, человек подвергается губительному для него воздействию других страстей.

Это очень важное наблюдение. Давайте посмотрим, что происходит? Ведь человек вылечился и не пьет? Причина в том, что такое лечение только приглушает одну страсть, не затрагивая других. Человеческий состав – дух, душа и тело — остается поврежденным. Человек не пьет потому, что им овладевают другие страсти, ранее просто подавленные пьянством, а теперь ставшие более сильными. Демоническое воздействие продолжается, только меняется его профиль.

Обычно выделяют семь таких состояний.

  • 1. Неверие в Бога и Церковь у некрещеных людей, и нежелание исповедываться, причащаться у крещеных.  Особенно тяжело наблюдать одержимость неверием у пожилых людей. Внутренние переживания и душевные страдания у них при любой попытке разобраться со своими заблуждениями обостряются настолько, что синдром алкоголика по сравнению с ними выглядит легкой простудой.
  • 2. Осуждение и злословие. Человек, ранее не проявлявший особой к этому склонности, вдруг начинает осуждать всех подряд. Наиболее распространенные темы — евреи, масоны, демократы, президент, правительство, священники, родственники и, вообще, все окружающие. С таким человеком невозможно находится рядом – он будто брызжет ядом и отравляет им собеседника.
  • 3. Гордость и тщеславие. И здесь явно ощущается присутствие темных сил. Человек, оправившись от пьянства, начинает творить такое, что нормальным людям и в голову не придет. Он ставит себя сначала выше окружающих людей и ведет себя так, будто он сам для себя Бог.
  • 4. Сребролюбие. Так называется страсть жадности и скупости. Чем человек богаче и старше возрастом, тем ненасытнее она становится. Порывы корыстолюбия у многих неверующих людей, — особенно на склоне лет, часто просто парадоксальны.
  • 5. Злоба и раздражение. Человек впадает в аффекты по самым незначительным поводам. Он кричит, ругается и даже может ударить. Одна женщина рассказывала мне, что так натерпелась от своего бросившего пить мужа, что однажды с ужасом подумала: «Лучше бы ты пил».
  • 6. Леность. Человек носится с мыслью, что он сам победил свою страсть к спиртному, что он исключительный человек, не похожий на многих. Бедняга не догадывается, что ничего он не достиг, ни от чего не избавился и ничего не преодолел. Он по-прежнему под влиянием темных сил, только их воздействие принимает более утонченную форму.
  • 7. Блуд. И здесь происходит нечто удивительное. Человек вроде уже совсем бросил пить, а страсть блуда не только не ушла, но еще и усилилась. А это опасный симптом, и означает он, что человек все еще находится во власти все тех же демонических сил. Ведь демонов, по словам подвижников, ничто так не радует, как блуд, и никакая страсть столько не веселит, как осквернение тела6.

Теперь понятно, почему так часто не срабатывают методы традиционной медицины и психотерапии. Ослабляя одну страсть, они усиливают действие другой или нескольких вместе7. Ну а что предлагает Церковь? Вот об этом мы и поговорим в следующей беседе.

Примечания:

1. Marczak Jan. Usmiech proboszcza. Warszawa, 1993. S. 63.

2. Мороз Алексей, священник. Как победить пьянство. М., 2002. С. 20.

3. Сергиев Иоанн, протоиерей. Моя жизнь во Христе. Т. 1. М.: Репринт, 1894. С. 143.

4. Преподобный Симеон Новый Богослов. Слова. Слово 22. Выпуск первый. М., 1892. С. 205, 217.

Приведем эту мысль полностью:

«Диавол, сей злой дух, мысленный, невидимо действует на неверных и обнаженных от божественной благодати. Почему люди, почтенные от Бога свободой воли, не замечают, бывают покорными слугами власти диавола, и им будучи влекомы на грех, думают, что делают зло свободно и добровольно, и таким образом служат у него посмешищем. Такое обманчивое думанье есть одна из главнейших прелестей изобретателя всякого зла диавола. Вся его злокозненность обращена на то, чтобы действовать властно внутри грешащих, а они чтоб думали, что делают грех по собственному произволению, а не по внушению и влечению от диавола. И успевает в этом до того, что те самые, которые им насилуются, слыша о том, говорят: но что же сталось с волей и свободой человека, — потеряны? Да, потеряны, однако же не всецело. В нашей еще осталось власти познавать в каком бедственном находимся мы состоянии, желать избавится от него и искать Избавителя…».

5. Мороз Алексей, священник. Указ. соч. С. 21.

6. Там же. С. 20-29.

7. Уже давно известно, что порок пьянства разрушает нравственный облик человека. Вот как описывается эту нравственная эрозия личности в православной литературе:

«Пьянство есть грех перед Богом, грех перед людьми и грех перед самим собой. Всякий грех, как бы он не казался нам малым, есть уже оскорбление Бога…Согрешивший против одной заповеди закона Божия, виновен в нарушении всего закона. Что же сказать о пьянице, который попирает и нарушает именно весь, как есть, закон Божий, грешит против всех заповедей Божиих. Не подумайте, что это преувеличено, — нисколько. Раскроем скрижали закона Божия, поставим их перед собою, как зеркало и рассмотрим строго и беспристрастно – какую заповедь Божию не нарушал бы пьяница.

  • 1. Первая заповедь Божия повелевает нам познавать и любить Бога и служить ему всем естеством своим. Но может ли отуманенный вином пьяница возносится умом к Богу, а тем более, познавать Его? Развращенное сердце может ли любить, испорченная воля может ли служить Богу, святому и праведному. Для пьяницы бог – собственная страсть, ненасытное чрево его. Пьяный способен и к хулению, и к кощунству и к безбожию…
  • 2. Вторая заповедь запрещает творить идолов и кланяться им. Но пьяница страсть свою к вину делает для себя идолом, которому кланяется. Не идолопоклонник ли он?
  • 3. Третья заповедь Божия запрещает произносить без нужды святое и великое имя Божие, а также сквернословие и брань. Но чего же вы хотите от пьяного, с языка которого сыплется не только божба, но и всякие самые гнусные слова, оскорбляющие слух всякого порядочного человека…И какая это до чудовищности гнусная, безнравственная брань. Кого же бранят эти… безумные люди, глумясь над самым прекрасным на языке человеческом словом и нежном имени мать. Первая Мать наша…Пресвятая Богородица, Матерь Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, породнившая небо и землю, Бога с человеком…Вторая мать наша – это та единственная, дорогая женщина, которая в несказанных муках произвела нас на свет Божий, вскормила нас грудью, проводила столько бессонных ночей около нашей колыбели, воспитала, научила и пустила нас в люди, любящая нас больше собственной своей жизни. Третья мать наша – это созданная для нас Богом мать – сырая земля, из которой и мы созданы, которая питает нас своими плодами, и которая примет нас опять в свои матерние, хоть и хладные объятья, после нашей смерти. И вот этих – то матерей унижают, бранят и поносят самыми позорными словами…
  • 4. Четвертая заповедь Божия повелевает посвящать Богу праздники Господни… Благочестивые люди идут в храм Господень освящать себя молитвой и добрыми делами, а пьяница идет в корчемницу, затевает шум и драку и предается всяческим безобразиям…Праздник потому и праздник, что мы должны упразднить себя даже и от обыкновенных своих житейских занятий, и посвятить его всецело Богу, а у нас, как нарочно, оскорбляют святые дни невоздержанием, пьянством и безобразиями всякого рода и вида…
  • 5. Пятой заповедью внушается нам любовь и почтение к родителям…, к начальникам, к пастырям Церкви. Какие родители не учат своих детей добру и трезвости? Но пристрастившийся к вину ни во что не ставит советы и мольбы родителей, и распутным своим поведением, часто оскорбляет их седины и вгоняет в преждевременную могилу…Начальству, которое требует от всех хорошего поведения, порядка и подчиненности, пьяный оказывает грубость, дерзость и непослушание, а от пастырей Церкви он отворачивается и бегает, и встречу с ними почитает для себя несчастьем, видя в них обличителей своей страсти и дурного образа жизни.
  • 6. Шестая заповедь запрещает посягать на жизнь, спокойствие и безопасность ближнего, воспрещает гнев, злобу, ненависть, ссоры и драки. Но кто более пьяного способен к необузданному гневу ссорам и дракам, ведущим и к убийству, этому ужасному преступлению, караемому законами Божескими и человеческими. Из множества убийств, обагряющих кровью человеческую землю, весьма значительная часть падает именно на несчастных, отуманенных вином, которые, часто допиваясь до болезни, сами не дают себе отчета в своих действиях, делаясь ужаснейшими и опаснейшими преступниками и злодеями…
  • 7. Седьмая заповедь запрещает прелюбодеяние и разврат. Но апостол Павел прямо говорит, что следствием пьянства есть блуд. Пьянство, разнуздывая страсти и скотские вожделения плоти, прямо ведет ко всевозможным видам разврата, самым ужасным и омерзительным, о которых, по слову апостола, стыдно и говорить.
  • 8. Восьмая заповедь запрещает воровство, кражу чужой собственности. Но может ли пьяница не быть вором? Он вор уже потому, что обкрадывает самого себя, пропивая трудовую копейку; крадет у себя здоровье и силы, крадет самое время. Притом всякий пьяница есть вместе и лентяй, — а леность также грех против восьмой заповеди. Но пьянство ведет и к прямому воровству. Пропив всё свое, пьяница крадет чужое для удовлетворения своей пагубной страсти.
  • 9. Девятая заповедь запрещает посягать на честь и доброе имя ближнего. Но может ли пьяница, не дорожащий своей собственной честью, дорожить честью других? Напротив, свое собственное Унижение и заслуженное презрение за беспорядочную и развратную жизнь он старается выместить на других; и потому ему всегда противны честь и доброе безукоризненное имя и слава ближнего, живущего по-христиански, в трезвости и добропорядочности. Он способен на клевету, ложь, и наветы, явные и тайные, способен употребить все силы и средства, чтобы омрачить и очернить имя, уронить достоинство и заслуги тех, кто стоит выше его по своему образу жизни и качествам умственным и нравственным…
  • 10. Десятой заповедью Божией запрещается завидовать благосостоянию ближнего. Но может ли быть равнодушен и доброжелателен к счастью и благосостоянию ближнего тот, кто довел себя до бедности и нищеты, до бесславия и позора?

Мы только слегка коснулись заповедей Божиих,… только бегло взглянули в зеркало закона Божия, и то уже достаточно увидели, в какую бездну зла и порока ввергает себя человек, преданный пьянству; что же, если подробно углубимся в скрижали закона Божия, в учение Евангелия и апостолов, в писания Церкви и и её учителей? Но достаточно и указанного нами, чтобы увидеть, что пьянство есть грех против всех заповедей Божиих, есть мать всех пороков, есть зло из всех зол и губительнейшее для человека» (Дьяченко Григорий, священник. Катехизические поучения, общедоступно объясняющие учение Православной Церкви о христианской вере, надежде и любви. М., 1898. С. 802-805).

Жертвой такой разложившейся личности становится прежде всего семья. Вот в каких мрачных красках описывает проповедник её бедственное состояние:

«А что может быть жалче семьи пьяного человека? Над покойником не проливают столько слез, сколько придется пролить и жене и детям пьющего человека. Ни один больной не наделает столько хлопот и забот семье своей, сколько наделает их пьяный человек. Да и вообще никакой враг не делает столько зла его семье, сколько сделает он сам. Жена и дети терпят крайнюю нужду и голод, и холод, оттого только, что мужу нужно вино. Жена жалуется на нужду, жалуется на разорительное пьянство, а муж или без чувства и смысла смеется ад жалобами жены, или еще, как правый, сердится на жену, а иногда начинает бить её, как будто от брани и побоев семья будет сыта и довольна!

Повечеру жена должна ждать пьяного мужа, иногда отыскивать его: она боится, чтобы с пьяным не случилось какой беды; она должна бросить детей своих, чтобы няньчиться с пьяным мужем, который за все её заботы заплатит побоями. Господи, Господи! И так много горя на земле, и так много нужд и забот бкдным женам и матерям, а тут еще муж делает новое горе и новые заботы, муж, который и долже отстранять от семьи своей все нужды и всякое горе, который долже любить и беречь жену и детей, защищать и покоить их. Терпите, терпите, бедные жены, и молитесь Богу! Ваши слезы дойдут до Бога: Он вразумит ваших мужей! Молитесь, молитесь, матери, чтобы помиловал Господь детей, чтобы не пошли они по грешным следам отцов своих, чтобы нужда и горе, какие они переносили, научили их не делать того же горя и ужды, беречь других от горя, чтобы дурной пример не заразил их, а научил добру» (Пантелеимон, архимандрит (составитель). Поучение против пьянства. Проповедническая хрестоматия. Т. 2. Часть вторая. Издание Свято-Троицкого монастыря, 1965. С. 59-60).

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.