Интеллигент-профессор-архиерей К 10-летию со дня кончины архиепископа Михаила (Мудьюгина)

Юрий Рубан, кандидат богословия

 Юрий Рубан, кандидат богословия

Митрополичий садик Александро-Невской лавры в 60-е годы прошлого столетия был запущенным и угрюмым: прорезавшая его диагональная дорожка освещалась лишь одним тусклым фонарем на деревянном столбе, и в вечернее время ходить здесь не рекомендовалось. А читальный зал библиотеки Ленинградских Духовных школ работал до 22:30, поэтому дежуривших здесь по очереди сотрудниц провожали до метро дюжие семинаристы, желательно по двое. Иногда перед закрытием туда заходил человек в рясе, удивительно напоминавший своими «старорежимными» манерами классического петербургского профессора, и галантно предлагал себя в качестве сопровождающего к вящему смущению скромных «библиотечных дам». Еще бы: ведь это был сам ректор – епископ Михаил!

Сын двадцатого столетия

Будущий архиерей родился 12 мая 1912 года в Санкт-Петербурге. Его отец, Николай Алексеевич, статский советник, чиновник Экспедиции по заготовлению государ-ственных бумаг, увлекся модным декадентским вольнодумством и вернулся к вере лишь в конце жизни. Напротив, мама, Вера Николаевна, глубоко религиозный человек, всегда была для сына ангелом-хранителем и покинула его лишь в столетнем возрасте.

Уже с шести лет отрок прислуживал в алтаре храма иконы Божией Матери Скоропослушницы на Песках, а первый стихарь на него надел сам митрополит Петроградский Вениамин, будущий священномученик. Михаил подвизался – читал и пел на клиросе, пономарил – и в других храмах; часто ходил с матерью в Александро-Невскую Лавру (до ее разгрома). Интеллигентный юноша получил прекрасное музыкальное образование, дополненное затем заочной учебой в консерватории, прекрасно музицировал, даже в последние годы, будучи слепым: ноты-шпаргалки не требовались. Органичная атмосфера живых иностранных языков (говорил на пяти языках) сочеталась с углубленным изучением латинского языка.

В «знаменательном» 1929 году Михаил окончил среднюю школу и пытался поступить на химический факультет Ленинградского университета, но для «классово чуждого элемента» это было невозможно. Поэтому он становится «гегемоном»: с 1930 года «подвизается» на заводе «Красный Путиловец» – чернорабочим, шлифовщиком – и учится в вечернем Институте иностранных языков, затем работает в дизельном НИИ. В 1932 году молодой специалист женился, и у него родилось трое детей (позднее сын умрет в лагере). В 30-е годы ему явно «повезло» (учитывая судьбы миллионов мучеников): за религиозную деятельность его высылают на Урал, затем следует жизнь в Новгороде и Пушкине. С августа 1941 года он работает в Свердловске и Новосибирске, и в 1946 году заочно оканчивает Институт металлопромышленности.

В 1947 году молодой перспективный инженер возвращается в Ленинград, заканчивает аспирантуру Котло-турбинного института, а в 1953 году, получив степень кандидата технических наук, становится доцентом Ленинградского горного института и до 1957 года преподает теплотехнику. Жизнь наконец-то налажена: достаток, уважение коллег, не за горами профессорство… Чего еще желать? Оказывается, впереди было главное – осуществление «мечты детских лет» – принятие священного сана.

Еще в 1955 году он получил на это благословение митрополита Ленинградского Григория (Чукова), но тот вскоре умер, и лишь в 1958 году епископ Вологодский Гавриил (Огородников) осмелился рукоположить доцента Михаила Николаевича во священника, что вызвало большой шум в ленинградской прессе. (Молодежь уже не понимает, что принятие тогда сана было равносильно «волчьему билету» и означало исключение из всех государственных учреждений.) С 1958 года отец Михаил служил в храмах Вологды и Устюжны, а в 1964 году, окончив академию со степенью кандидата богословия, был оставлен преподавателем латинского языка и истории и разбора западных исповеданий. С 1966 года он – доцент и декан факультета африканской христианской молодежи. Осенью 1966 года протоиерей Михаил по инициативе митрополита Никодима (Ротова) утверждается в должности ректора Ленинградских духовных школ, 31 октября принимает постриг (жена умерла в 1963 году) и уже 6 ноября того же года возводится в сан епископа Тихвинского. По разным причинам ректорство было недолгим.

В июле 1968 года владыка переводится на Астраханскую и Енотаевскую кафедру (с сентября 1977 года – архиепископ); а с декабря 1979 и до выхода в феврале 1993 года на покой возглавляет Вологодскую и Великоустюжскую кафедру. Все это время (и по оставлении кафедры) владыка Михаил преподает в Ленинградской Духовной академии и других учебных заведениях, выступает на радио и общается с многочисленными посетителями… Господь дает ему меньше лет жития, чем маме, и владыка покидает этот мир 28 февраля 2000 года, оставшись верным сыном своего столетия, над которым в годы его отрочества простерлась «тень люциферова крыла». Место упокоения – Никольское кладбище Александро-Невской лавры.

Богослов, профессор, человек

Ко времени преподавания в Духовной академии отец Михаил был уже сложившимся ученым в добрых старых традициях. Один лишь пример. Как-то на международной богословской конференции зазвучал доклад римского кардинала на латинском языке (зачем он это делал – непонятно). Возникло замешательство: кто может переводить «с ходу»? Ситуацию спас русский архиерей Михаил с «непроизносимым» титулом…

В своей академии в 1972 году владыка получил степень магистра богословия за сочинение «Основы православного учения о личном спасении по Священному Писанию и святоотеческим высказываниям», а университет города Турку (Финляндия) в 1984 году присвоил ему степень доктора богословия honoris causa. Владыка считал, что основная задача Церкви – катехизация, и проводить ее должны глубоко образованные люди, стоящие на уровне вызовов нашего переломного времени. Духовное же образование сейчас носит «схоластический характер». Прошедшее десятилетие лишь подтвердило правоту его видения церковных проблем. Книги, статьи и проповеди владыки Михаила не утратили своего значения, особенно для студентов и неофитов.

В 1976–77 годах он читал нашему курсу «Основное богословие». Его лекции всегда были живыми и «светскими» в хорошем смысле слова. Не было не только «вычиты-вания» конспекта, но даже просто утомительной фактологии. Владыка считал, что академист уже знаком с нормативным материалом (и самостоятельно по книге читать может!), а потому должен в первую очередь усваивать методологию научного поиска, не бояться смелых предположений и оценок. Иногда он замолкал и задумчиво смотрел через этажные перекрытия в небеса… Мы знали – последует очередное интересное «откровение». Вместе с тем он следил и за так называемой «научно-популярной» литературой, к которой многие относятся свысока, не понимая, что доходчиво писать о трудном – это высший пилотаж, доступный единицам. Однажды он положил на кафедру затрепанный томик, и мне удалось рассмотреть обложку: это была одна из книг его соученика отца Александра Меня, публиковавшегося тогда за границей.

Владыка Михаил учил не только с кафедры, но воздействовал на умного человека уже своей личностью, сохраняя при этом благородную простоту и сердечность. Он не «работал» ни профессором, ни архиереем: он просто жил и бескорыстно служил, воплощая в себе веру, знания и высоту архипастырского служения. Всегда радовался (1 Фесс 5:16), хотя последние годы его жизни, как и далекие 30-е, можно считать исповедническими: выселение из скромной академической квартиры, лишение возможности служить в академическом храме, а в августе 1999 года – увольнение из числа действительных профессоров Духовной академии. Владыка был слишком своеобычен, образован и независим: эти качества могут ценить подобные же личности, но их не может выносить бездушная «система». При этом он ни на кого не обижался: действительно, если человек, считающий себя христианином, никак не может стать порядочным – за него надо молиться, а если сознательно не хочет – Бог ему Судия.

Владыка Михаил чувствовал близкий «исход», и последнее в жизни Рождество хотел провести в родном академическом храме, но за ним «забыли» прислать машину… Он долго ждал в своей бедной съемной квартирке, затем облачился и в полном одиночестве (нет, с ангелами!) воспел хвалу родившемуся Богомладенцу… Приехавшие на скорые похороны друзья, ученики и почитатели владыки чувствовали, что провожают не просто маститого старца, а целую эпоху. Но хочется верить, что Бог не оставит нас сиротами, и подобные люди будут рождаться для нашего вразумления и в будущем.

28 февраля в 15:00, в день 10-летия кончины Архиепископа Михаила (Мудьюгина), состоится панихида на его могиле на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры, а в 17:00 – вечер памяти владыки Михаила в Православном просветительском центре прихода Феодоровской иконы Божией Матери (Миргородская ул, д. 1)

Просмотрено: 33 раз.

Рекомендуем

В церковно-археологический музей Минской духовной семинарии переданы новые экспонаты

Благодаря щедрому пожертвованию протоиерея Георгия Латушко и протоиерея Вадима Петлицкого семинарская музейная коллекция обогатилась дарохранительницей, литыми иконами, подсвечниками и коллекцией металлопластики XIX ст.

Архиепископ Новогрудский Гурий завершил свои труды на посту ректора Минской духовной семинарии

Исполняющим обязанности ректора Минской духовной семинарии назначен Александр Валерьевич Слесарев, проректор по научной работе Минских духовных академии и семинарии.