День Святой Троицы. Пятидесятница.

Юрий Рубан, кандидат богословия

ИЗ БОГОСЛУЖЕНИЯ ПРАЗДНИКА

Тропарь, гл. 8:

Благословен Ты, Христе Боже наш,

простых рыбаков сделавший премудрыми.

Ты ниспослал им Святого Духа

и через них уловил Вселенную.

Человеколюбец, слава Тебе!

Кондак, глас 8:

Когда сошел Всевышний и смешал языки

[в Вавилонском столпотворении],

то этим Он разделил народы.

Когда же Он раздал огненные языки [в день Пятидесятницы],

то всех призвал к единству .

И мы единогласно славим Всесвятого Духа.

Апостольское чтение на Литургии

Книга Деяний Апостольских 2:1–11

1Когда же исполнился день Пятидесятницы , все они собрались на том же месте . 2И внезапно с неба раздался шум, как будто несся бурный ветер, и этот шум наполнил весь дом, где они сидели. 3И явились им как бы огненные языки, которые, разделившись, опустились на каждого из них. 4И они все исполнились Духа Святого, и начали вещать на иных языках – так, как давал им изрекать Дух.

5В Иерусалиме же находились иудеи, люди набожные, из всякого народа под небом. 6Когда же случился этот шум, собралось много народа, и все недоумевали, почему то, что те вещали, каждый слышал на своем собственном языке. 7И вне себя от удивления они говорили: «Посмотрите, все эти, которые вещают, – разве они не галилеяне? 8Почему же каждый из нас слышит свой родной язык? 9Парфяне, и мидяне, и эламиты, и жители Месопотамии, Иудеи и Каппадокии, Понта и Азии, 10Фригии и Памфилии, Египта и окрестностей Кирены в Ливии, и прибывшие сюда римляне, – 11иудеи и прозелиты, – критяне и аравитяне, – все мы слышим, что они нашими языками вещают о великих делах Божиих!»

(Русский перевод архимандрита Ианнуария)

 

Евангельское чтение на Литургии

Евангелие от Иоанна 7:37–52; 8:12

В последний великий день праздника стал Иисус и возгласил, го¬во¬ря: «Если кто жаждет, пусть приходит ко Мне и пьет. Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из утробы потекут реки воды живой!» Это сказал Он о Духе, Которого готовились получить поверившие в Него. Ибо еще не было [на них Святого] Духа, потому что Иисус еще не был прославлен.

Некоторые из народа, услышав эти слова, говорили: «Он точно пророк»; другие же говорили: «Это – Мессия (Христос)». А другие возражали: «Разве из Галилеи Христос придет? Не сказано ли в Писании, что Христос придет от семени Давидова и из Вифлеема, из того селения, откуда был Давид?» Итак, случился из-за Него раздор в толпе. Некоторые из них хотели схватить Его; но никто не наложил на Него рук.

Итак, служители возвратились к первосвященникам и фари¬се¬ям, и те им сказали: «Почему вы не привели Его?» Служители ответили: «Ни¬когда еще человек не говорил так, как говорит Этот Человек». Фарисеи сказали им: «Неужели и вы обмануты? Разве кто-то из начальников или из фарисеев поверил в Него? Но этот народ невежда в Законе, проклят он!»

Говорит им Никодим, приходивший к Нему (Иисусу) раньше ночью, будучи одним из них: «Разве Закон наш судит человека, не выслушав его прежде и не узнав, что? он делает?» На это сказали ему: «И ты не из Галилеи ли? Исследуй и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк».

Опять говорил Иисус к народу и сказал им: «Я – свет миру; кто после¬дует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни!»

Архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

«Язык Духа понятен всем народам»

(Проповедь на апостольское чтение)

Верный своему призванию евангелиста и историка, апостол Лука сообщает нам о важнейших событиях спасения рода человеческого. Страсти Господни – Крест – Воскресение – явления Иисуса Христа – Его Вознесение и, наконец, – Сошествие Духа Святого в день Пятидесятницы, который мы сегодня празднуем, о котором читаем и размышляем. Апостол и евангелист Лука всегда дает нам достаточно пищи для размышлений. Ведь он обладал способностью простыми, часто незаметными литературными средствами достигать глубокого богословского смысла. Так, внимательное прочтение сегодняшнего отрывка из Книги Деяний открывает нам, что даже выбор слов у евангелиста не случаен, но отличается глубоким символизмом.

Воскресший Спаситель перед Вознесением дал Своим ученикам последнее повеление, сказав: «Я пошлю обетование Отца Моего на вас; ждите обещанного от Отца; оставайтесь в Иерусалиме, доколе не облечетесь силою свыше, когда сойдет на вас Дух Святой» (Лк. 24:49; Деян 1:4, 8). И вот Его ученики, первые представители двенадцати новых колен нового народа Божия, собираются в Иерусалиме на то же место, где они слышали эти слова, чтобы молиться и ожидать исполнения данного им обетования. И это случилось, когда исполнился день Пятидесятницы. В этот день Дух Святой наполнил весь дом, в котором находились ученики, и они исполнились Духа Святого. Вслушаемся в это неслучайное повторение глагола «исполнять», «наполнять». Оно свидетельствует о том, что здесь и сейчас происходит дарование полноты Божественного дара благодати, той полноты, в которой нет никакого недостатка.

В том, что все это произошло в день Пятидесятницы, заключены глубокие смыслы, которые часто ускользают от современного читателя. Здесь и напоминание о первоначальном значении ветхозаветного праздника Пятидесятницы как праздника завершения жатвы. На Пасху Богу приносили в жертву «начаток», первый сноп от нового урожая, а в Пятидесятницу – хлеб в знак благодарности за весь собранный урожай, освященный вслед за его начатком. Ибо «если начаток свят, то и целое» (Рим 11:16). Таким святым и освящающим начатком для нас стал Христос, Который «восстал из мёртвых, начаток усопших» (1 Кор 15:20). Так и святитель Иоанн Златоуст пишет: «Он вознес на небеса начатки плодов, восприняв наше естество». Ныне же «время, когда нужно было серпом срезать жатву, когда, как изощренный серп, прилетает Дух».

Но не только это. Ведь Пятидесятница была также праздником воспоминания о даровании Закона и Завета (Союза), что произошло на 50-й день после Исхода из Египта, ветхозаветной Пасхи, рождения из рабства в свободу. Тогда над горою Синай раздался сильный и всё нарастающий трубный звук, и Господь сошел на гору в огне (Исх 19:18–19). Невозможно не увидеть в этих картинах образы новых событий: нового Исхода – Воскресения Христова и Новой Пятидесятницы – сошествия Господа в Духе Святом, явленном как небесный огонь и как шум бурного ветра. «В какой день дан был Закон, написанный на скрижалях, в тот же день даровано законоположение Святого Духа, начертанное не на скрижалях, но на сердцах» (блаженный Феофилакт).

Дух Божий свободен, «дышит, где хочет». Он неподвластен человеку, и «не знаешь, откуда приходит и куда уходит». Он приходит внезапно и наполняет всё и всех, «и голос его слышишь», его невозможно не услышать (Ин 3:8). Этот голос подобен дыханию бурного ветра. И вот, объятые Святым Духом, как пламенем, Апостолы, как им и было обещано, обрели способность к свидетельству об Иисусе Христе, к которому их и призывал в прощальной речи перед Своим Вознесением Господь. Их свидетельство об Иисусе Христе, о воплощенном Слове Божием, и само по себе – не слово человеческое, но слово Божие, которое достигает всякого человека, независимо от того, какого он рода и племени. Свидетельство апостолов должно достичь «края земли», населенной множеством народов, говорящих на множестве разных языков.

До сих пор высказываются разные предположения относительно того, что же представляла собою речь апостолов. Одни предполагают, что они говорили на многих иностранных языках. Другие, – и это более правдоподобно, – предполагают, что апостолы вещали на особом языке Святого Духа, о котором Апостол Павел пишет в своих посланиях, и который принято называть «языкоговорение» (глоссола?лия). Одно несомненно: это была не обычная речь, но, как указывает святой Иоанн Златоуст, – их слова были восторженным, воодушевленным, возвышенным вещанием. Однако гораздо важнее ученых предположений о материальных свойствах чуда Пятидесятницы то, какой глубинный смысл усматривала Церковь в этом чуде. Евангелист Лука сознательно придает своему рассказу характер словесной «иконы» (образа), открывающей нам богословский смысл события. Язык Святого Духа – не обычный язык того или иного народа, но язык «небесный», язык не частный, но всеобщий, универсальный. И именно в силу своей универсальности он может быть понятен всем народам. Можно сказать, что вдохновенное вещание апостолов у евангелиста Луки стало символом всемирной Евангельской проповеди. Одни принимают Евангелие, внимают ему и слышат его на своем родном языке, другие насмехаются над ним и отвергают его. Апостолы возвещают великие и славные дела Божии в Иисусе Христе (2:11), которые должны прославляться во всем мире. На это указывает внушительный список стран и народов, на языках которых воспринималась восторженная проповедь апостолов. Ведь в те годы на праздник Пятидесятницы в Иерусалим людей со всех концов Вселенной (Римской империи) прибывало не меньше, чем на Пасху. Богословский смысл того, что мы читаем в Книге Деяний, прозрачен. И смысл этот в том, что для Евангелия Христова принципиально нет национальных барьеров. Его язык – универсальный язык Духа Святого, Который разрушил преграды между народами и для которого «нет ни эллина, ни иудея, … варвара, скифа, раба, свободного» (Кол 3:11).

Приподнятый характер сегодняшнего апостольского чтения соответствует праздничному богослужению. Но прочитанное нами имеет и увещевательный смысл. Разве крещение, которое мы приняли, не есть личная Пятидесятница каждого из нас? Разве повеление Господа «идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа» (Мф 28:19) относилось только к апостолам? Не относятся ли эти слова также и к каждому из нас? Разве каждый христианин не призван быть свидетелем Христовым? Свидетельства многообразны в своем единстве. И каждый может возве¬щать Евангелие, как дает ему Дух Святой. Мы знаем о подвигах миссионеров, несших весть о спасении в отдаленные уголки вселенной, возвещавшие Христа самым дальним народам и на самых малоизвестных языках. Так святые равноапостольные братья Кирилл и Мефодий, будучи эллинами, стали учителями и просветителями языческих славянских племен. Не каждому дается такой дар. Но каждый может возвещать Христа на общепонятном языке, небесном языке Святого Духа, на святом языке любви. Дух объял апостолов, и они возвещали о великих делах любви Божией. «Любовь Христова объемлет нас» (2 Кор. 5:14), и только эта любовь придает единство всем свидетельствам о Христе, где, когда и на каком бы языке эти свидетельства ни звучали.

Приложение:

ВАВИЛОНСКАЯ БАШНЯ

Согласно библейской Книге Бытия, «Вавилонская башня», – это циклопическое сооружение, «высотою до небес», безуспешно возводимое в земле Сеннаар (Быт 11:1–9) послепо¬топным человечеством, сохранявшим первоначальную языковую общность.

Реальным прототипом Вавилонской башни является многоярусная, пирамидальной формы, ступенчатая башня (зиккура?т) главного храма Вавилона, посвященного его покровителю – богу Мардуку, а также месопотамские зиккураты других городов. В Вавилоне башню называли Этемена?нки («основание неба и земли»). Во время окончательной редакции Пятикнижия (V в. до н. э.), в состав которого вошло это сказание о башне, многие зиккураты, насчитывавшие многовековую историю, были заброшены и имели полуразрушенный вид. Анонимный библейский автор, живший в Месопотамии, воспринял это как изначальную «недостроенность». При этом западносемитское название города (Баб Эл, «Врата бога») толкуется им игрой сходного слова со значением «смешивать». До систематических раскопок в Месопотамии (XIX в.) Вавилонская башня изображалась обычно в виде конусообразного сооружения, опоясанного лестницей (Питер Брейгель Старший и др.).

Быть людьми «одного языка» по древневосточной терминологии означает входить в одну империю. Башня и город означают богоборческую цивилизацию, построенную на насилии. Но земной град, задуманный как вызов Небу, обречен на крушение: задуманный его строителями как памятник вечной славы, он, напротив, получает в истории бесславное имя.

Самоуверенные строители Вавилонской башни питаются сознанием не только единства, но и своей исключительной единственности. Поэтому отсутствие другой человеческой общности, и, следовательно, самой возможности альтернативных решений, приводит к идее самодостаточности и непогрешимости, питает поднимающуюся гордыню, которая влечет к выходу за границы, определяемые здравым смыслом. Это определяет смысл наказания. Господь не отказался от людей, но, увидев, что они не готовы к подлинному, свободному единству, нарушил это изначальное природно-эмпирическое, даром полученное единство языка-культуры, дав каждому народу возможность пройти свой неповторимый исторический путь в мировой истории.

Главный урок библейской истории Вавилонской башни – в выборе культурно-языкового плюрализма как нового пути человека, в выдвижении идеи создания нового единства в многообразии, нового братства людей. Со сказанием о вавилонском «смешении языков» символически соотносится рассказ о «слиянии языков» в день Пятидесятницы (см. выше) в Иерусалиме (Деян 2 гл). Бог, некогда разделивший языки и людей в Вавилоне, теперь призывает их к единству в Иерусалиме, даруя представителям многоязычной Римской империи некий «общечеловеческий язык».

Изречения «вавилонское столпотворение», «смешение языков» или просто «Вавилон» стали нарицательными во многих языках.

Литература: Топоров В. Н. Пространство культуры и встречи в нем // Восток – Запад: Исследования. Переводы. Публикации. Вып. 4. М., 1989; Трубецкой Н. С. Вавилонская башня и смешение языков // Известия АН СССР. Серия литературы и языка. 1990. Т. 49. № 2 (март–апрель). С. 152–160; Кленгель-Брандт Э. Вавилонская башня: Легенда и история. М., 1991; Афанасьева В. К. Шумерский миф о праязыке // Эрмитажные чтения 1986 – 1994 годов памяти В. Г. Луконина. СПб., 1995. С. 154–158.

Просмотрено: 39 раз.

Рекомендуем

В Минской духовной семинарии состоялась презентация сборника публикаций известного белорусского деятеля В. В. Богдановича (1878–1939)

В ходе мероприятия перед слушателями выступил составитель сборника, доцент кафедры истории Беларуси, археологии и специальных исторических дисциплин ГрГУ А.С. Горный.

В издательстве Минской духовной семинарии вышел сборник материалов XVII Семинара студентов ВУЗов Беларуси

В состав сборника включены 85 докладов участников форума, выступавших в рамках пленарного заседания, шести тематических секций, а также представивших свои сообщения в секции заочного участия.