Историческая роль ордена иезуитов в подготовке Брестской церковной унии

Иван Лященко, бакалавр богословия

1 (3)

«Как страшен может быть разум, если он не служит человеку».

Софокл Магеллан еще не совершил первого кругосветного путешествия, когда Игнатий Лойола уже искал единомышленников. До выхода в свет труда Коперника о гелиоцентрической системе мира оставались десятилетия, когда Организация, основанная Лойолой, имела разработанную теорию и практику воспитания слепых и одновременно расчётливых фанатиков… Вторая мировая война, ядерная бомба, исследования Космоса, первые люди на Луне… Организация уже существует практически во всех странах, располагает 150 центрами подготовки по всему миру, выпускает периодические издания и книги. Все попытки уничтожить это общество не удались. Имя этой организации — «Societas Jesu» (лат.) «Общество Иисуса» или «Орден Иезуитов»…

«Общество Иисуса» было образованно испанским дворянином Игнатием Лойолой и утверждено в 1540 г. папой Павлом III  с целью оказания противодействия распространению в католической церкви еретических учений и охраны прав Римского престола. В своём стремлении сделать этот орден первенствующим в делах Церкви и поставить во главе ее «божественно-непогрешимого» Папу, иезуиты медленно, но верно достигали своей цели, впрочем предпочтительно держась в тени. Живя по принципу «цель оправдывает сpeдcтва», иезуиты часто действовали (по меткому замечанию Ф.М. Достоевского) «подпольными» путями, не гнушаясь самими грязными средствами, даже такими как кинжал и яд. Не случайно на Руси «ЕЗУИТАМИ» называют хитрых и изворотливых людей.

Стать членом ордена можно было только после физического, умственного и классового отбора — принимались люди физически здоровые, с хорошими умственными способностями и энергичные и по возможности «хорошего происхождения», с приличным состоянием. Совершенно не принимались в орден бывшие еретики, а также (что и понятно) женщины.

Примечательно, что помимо обычных монашеских обетов иезуиты при вступлении в орден дают обещание не становиться епископами — эта мера должна пресечь в иезуитах властолюбие и карьеризм. Правда, со свойственной иезуитам склонностью к двойным стандартам, в уставе ордена было оговорено, что в виде исключения иезуит может занимать епископскую кафедру, но лишь в том случае, если она имеет важность в миссионерском плане (так что не случайно в настоящее время католическую Новосибирскую кафедру занимает иезуит Иосиф Верт).

В Польше иезуиты появились в 1564 году по приглашению кардинала Станислава Гозии. По признанию польских историков, вызовом их в Польшу кардинал Гозий положил новую эпоху религиозно-социальной жизни народов, населяющих Речь Посполитую. Не будь его, возможно, что Речь Посполитая избрала бы себе иной путь религиозно-политической жизни, более крепкий и надежный, чем тот, который положен был Гозием. Польский писатель Бронислав Трентовский, в своем сочинении «Голос Правды» даёт исчерпывающую характеристику деятельности Гозия и значения призвания им иезуитов: «Как в Европе начинается новая эпоха от Мартина Лютера, так и в Польше — от кардинала Гозия. Он был из числа тех людей, которые родятся на свет для несчастья человечества. Поляки того времени были в том убеждены, что для них необходимо нужна в Польше церковная реформа, что власть Рима вредна для Польши и что следует установить в Польше учредить особый католический патриархат. Но хитрые и ловкие действия кардинала Гозия с его необыкновенным красноречием одержали верх над мнением людей свободомыслящих и любящих свое отечество» — словом, польза Рима получила перевес.

Причины появления иезуитов в Речи Посполитой несколько:

1.  Это отголосок Контрреформации на землям Польши и Литвы, где в это время, пользуясь покровительством аристократии, постепенно укрепляется протестантизм (а именно кальвинизм, лютеранство и унитарианство). К примеру, Радзивиллы в своих гигантских владениях стали очень яро насаждать это новое и модное течение христианства среди горожан и крестьян, и даже католических ксендзов принуждали к переходу в кальвинизм. Николай Радзивилл Чёрный, канцлер Литовский и воевода Виленский, двоюродный брат супруги короля Сигизмунда Августа — Барбары Радзивилл, открыл в Несвиже и Бресте протестансткие типографии. В брестской, в частности, в 1563 г. впервые была напечатана Библия на польском языке, посвященная Сигизмунду II Августу(1548-1572 г. г.). Король состоял в личной переписке с Лютером, Кальвином и Меланхтоном, которые посвящали ему свои творения.

К 1560-м гг. для католиков ситуация в Литве складывалась катастрофически. Наиболее ярким показателем успехов протестантов был тот факт, что в кальвинизм переходили уже не только магнаты и шляхта, но даже римо-католическое духовенство. Особый скандал вызвал латинский епископ Киевский Николай Пац. Долгое время он проповедовал кальвинизм, оставаясь иерархом, а затем сложил сан, женился и стал светским вельможей — протестантом. В Жмудской католической епархии Литвы в результате проповеди Реформации осталось только 6 ксендзов. Впрочем и многие православные литовские дворяне перешли в протестантизм: князья Вишневецкие, магнаты Воловичи, Ходкевичи, Сапеги, Кишки и другие. Из 600 православных шляхетских семей Новогрудского воеводства, заселенного преимущественно русинами, после проповеди кальвинизма в Православии осталось только 16 фамилий.

Успех Реформации объясняется довольно просто: учение Кальвина с его республиканской политической моделью более чем традиционные конфессии, импонировало вольнодумному и анархистскому духу польско-литовской аристократии, склонной к утверждению олигархической формы правления.

2.   Как ударная сила Контрреформации в Польше и Литве, иезуиты стали активно действовать в двух направлениях: они одинаково стремились поглотить как протестантов, так и православных «схизматиков». В своей антиправославной пропаганде орден Иисуса уделял значительное внимание проведению в жизнь идеи церковной унии. Деятельности иезуитов в Западной Руси весьма благоприятствовало то обстоятельство, что в 1569 г. была заключена Люблинская уния. Вполне естественно, что власти Речи Посполитой, были заинтересованы и в дальнейшем сохранении единства этого нового государственного образования. Очень скоро в качестве наиболее приемлемого способа достижения этой цели стала рассматриваться религиозная унификация подданных Речи Посполитой. Королями-преемниками Сигизмунда Августа — Стефаном Баторием и особенно Сигизмундом III в основу концепции укрепления государственного единства был положен католицизм. Увы, эта недалекая, но все-таки претворенная в жизнь идея оказалась не просто ошибочной, чреватой кровавыми столкновениями, но и губительной для Речи Посполитой, которая после разделов в XVIII в. вообще потеряла государственную самостоятельность.

Первый отряд «чёрной гвардии Папы» прибыл в Вильну всё в том же 1569 г. Интересно, что в знак смирения они хотели в столицу пешком. Но их покровитель виленский епископ Валериан Протасевич, опасаясь народного волнения, выслал навстречу им повозки и значительную охрану. Через год (1570) прибыло ещё 20 человек (в основном поляки). Бывшего в их числе некого Варшевицкого (примечательно, что он был уроженцем Варшавы(!)) назначили ректором иезуитской коллегии. Вскоре орден завладел лучшим в Вильне Свято-Янским костёлом.

Важное значение имело распространение сети учебных заведений Общества Иисуса — коллегий. Коллегия соединяет в себе монашеской дом и учебное учреждение. Как правило, это школа среднего уровня, в которой монахи-иезуиты работают в качестве преподавателей и ученых. Образцом для иезуитских коллегий стал Colegium Romanum, основанный в Риме в 1551 г. А Виленская коллегия с 1569 года постепенно превращается в важный центр обучения детей украинской и белорусской шляхты. Базовыми в получении образования были гуманитарные науки, за которыми шли философия и богословие. Тщательно соблюдаемый порядок изучения отдельных областей знаний хорошо воспринимался украинской школой, привыкшей к поочередному изучению Грамматики, Часослова, Псалтыря. Много времени посвящалось на выработку филологического чутья, хорошего стиля устной и письменной речи. Планомерность в образование добавляло повторение материала и активная заинтересованность учеников их собственным воспитанием. Иезуиты быстро осозав, сколь успешно можно использовать стремление шляхты к образованию в своих прозелитических целях. В самые короткие сроки орден развернул в Литве колоссальную деятельность.

Дети православных, поступившие в иезуитские коллегии, не принуждались открыто к перемене веры, но они попадали в совершенно чуждую Православию культурную среду, образованную католиками. Они легко приучались к западной культуре, которая, вероятно, производила на них большое впечатление, особенно на фоне сформировавшегося у православной западнорусской знати комплекса этнокультурной неполноценности. Таким образом, без всякого принуждения почти вся западнорусская аристократия уже к рубежу XVI-XVII веков в лице своего младшего поколения была обращена в католицизм. Даже знаменитый защитник Православия князь Константин Константинович Острожский совершил ту же самую ошибку, послав своих детей учиться в католических коллегиумах и университетах, откуда они вышли убежденными католиками (внучка князя Константина была уже столь фанатичной католичкой, что велела выкопать останки своего деда и крестить их по католическому обряду).

В миссионерской практике иезуиты использовали множество действенных способов пропаганды, причём одним из наиболее ярких средств следует назвать диспуты. Инициативу в этом направлении проявили поначалу протестанты (как показала история, очень даже зря).  Кальвинистские проповедники явились однажды в коллегиум к иезуитам и вызвали их на диспут. Он проходил в стенах коллегиума и закончился, в общем-то, ничем. Тогда иезуиты предложили состязаться открыто, перед лицом народа. Но в означенный день, когда на городской площади собралась толпа католиков и протестантов, лидеры последних не рискнули вступить в открытый спор с католиками. Иезуиты быстро сориентировались и, разделившись на группы, стали дискутировать между собой. Это было потрясающе эффектно: одни иезуиты защищали католицизм, другие — учение Кальвина, третьи — Лютера. Нашлись даже те, кто выступил с позиций Социна. Три дня продолжались эти споры на виленской площади, причем все выглядело на удивление правдоподобно, хотя, разумеется, всякий раз верх одерживали те, кто защищал устои католицизма. Настоящие протестанты были деморализованы таким поворотом событий. Значительная часть населения Вильны стала симпатизировать иезуитам.

Ещё одним из методов воздействия на сознание народа было поистине пышное богослужение. Истовое служение всегда сильно воздействует на чувства верующих. Иезуиты получили в свое владение старинный готический костел св. Ионы (ныне университетский), который они перестроили, придав ему невероятную пышность и благолепие, организовав там замечательный хор и прекрасный орган. Службы здесь отличались необыкновенной красотой. Не ленясь, иезуиты совершали богослужение ежедневно. Приходящих они всегда встречали с радушием и пониманием, хотя при необходимости не стесняясь прибегали и к кулачной расправе с инакомыслящими.

Огромное значение в иезуитской миссии играла проповедь. Народ, привыкший видеть в духовенстве преимущественно «князей церкви», редко нисходивших до общения с простолюдинами, услышал от иезуитов живое слово, обращенное к нему. В костеле иезуитов звучали проповеди не только на латыни, но и на разговорных языках: польском, немецком и русском. Подчас слушатели рыдали, тронутые словом патеров — иезуитские священнослужители славились своим красноречием. Искусство риторики было поставлено ими на чрезвычайно высокий уровень. Особенно прославился как проповедник иезуит Петр Скарга-Павенцкий, в прошлом львовский каноник, прибывший в Вильну в 1573 г. Его проповеди собирали тысячи людей. После таких прочувствованных выступлений люди жаждали немедленной исповеди. Разгоряченных и взволнованных проповедью горожан с готовностью принимали иезуитские ксендзы — исповедовали и причащали. Среди приходивших любопытства ради в иезуитский костел было немало протестантов и православных, многие из которых в итоге оставались в латинстве.

Вот на личности Петра Скарги нам следует остановиться подробно т.к. этот человек провёл и осуществил едва ли не всё дело интересующей нас Брестской церковной унии, причём главные её сторонники действовали непосредственно по его указке. Уния стала детищем Скарги.

Родился в местечке Груец 2 февраля 1536. В 1573—1584 годах он жил в Вильне. В 1574—1579 годах возглавлял виленскую иезуитскую коллегию. В 1579—1584 годах был первым ректором виленской Академии и университета (Almae Academia et Universitas Vilnensis Societatis Jesu), из которой впоследствии вырос Вильнюсский университет. Стиль Скарги можно охарактеризовать как ораторский и богато орнаментированный, с изысканной конструкцией и вплетением польских актуалий в прозу, подражающую библейским книгам пророков. Повествователь выступает в его текстах провидцем и пророком, стоящим на страже традиционных и национальных ценностей. Умер 27 сентября 1612 в Кракове.

В 1577 г. в католической типографии, основанной в Вильно Николаем Криштофом Радзивиллом, была издана на польском языке книга Петра Скарги «О единстве церкви божьей» (О jednosci Kosciola Bozego). Посвящено это сочинение было видному представителю и покровителю православия князю Константину Острожскому. В этой книге главная мысль состоит в том, что Западно-Русская митрополия будто бы может выйти из жалкого положения (в котором она действительно находилась, главным образом, поскольку король и магнаты, будучи католиками, постоянно вмешивались во внутреннюю жизнь Православной Церкви по т. н. «праву патроната) только в том случае, если возобновит единение с Католическою Церковью, под главенством Папы Римского, т.к. греки бессильны оказать помощь, ибо и сами, находясь под гнётом турецких властей, страдают будто бы теми же нестроениями и погрязли в невежестве. При этом одой из уступок православным была возможность сохранить свой византийский обряд. Это сочинение в реалии стало угрозой для Западнорусской церкви, что не могло повлечь за собою ответных мер. Со стороны православных был сделан простой, но эффективный шаг — тираж книги «О единстве костела Божиего» был почти целиком скуплен и уничтожен богатой частью православного населения.

В 1583 г. в Риме был опубликован русский перевод католического христианского устава Петра Канизиуса, а в Вильно в 1585 г. был опубликован католический катехизис, тоже в переводе на русский язык.

Еще одним из главных вдохновителей унии был Антонио Поссевино (кстати, первый иезуит побывавший в Москве, что отмечено на официальном сайте «Общества Иисуса» в России). В 1577 году он основал в Риме Русскую семинарию, чтобы воспитывать молодых русских в католическом духе. Безусловно, что главной целью Поссевино было обращение Московии в католицизм, при этом он считал, что обращение Западной Руси должно стать первым шагом в этом направлении. Сама история миссионерского путешествия кардинала Антонио в Россию весьма занимательна.

В 1581 г., когда польский король Стефан Баторий стал грозить войной, царь Иоанн IV направил к тогдашнему Папе Григорию XIII посла с грамотой, в которой жаловался на Батория, «посаженника султанова» и объявлял о желании быть с Папою «в любви и согласии на всех недругов». Римский первосвященник не преминул воспользовался случаем и отправил в Москву легата Антония Поссевина с особой инструкцией: «Приобретя расположение и доверенность государя московского, приступайте к делу. Внушайте как можно искуснее мысль о необходимости принять католическую религию, признать главою Церкви Первосвященника Римского, признаваемого таковым от всех государей христианских. Наводите царя на мысль, как неприлично такому великому государю признавать митрополита Константинопольского, который не есть законный пастырь, но симониан и раб турок. Гораздо лучше и славнее для него будет, если он вместе с другими государями христианскими признает главою Церкви Первосвященника Римского. С этой целью возьмите с собой изложение веры, составленное на Тридентском Соборе, в греческом переводе.

Так как, быть может, монахи или священники московские частию по грубости своей и отвращению к латинской Церкви, частию из опасения потерять свое значение будут противиться нашему благочестивому намерению и употребят все усилия, чтоб не допустить государя оставить греческую веру, то старайтесь всеми силами приобресть их расположение… Употребите все средства, чтоб получить от вашего посольства хотя какой-нибудь плод; вы должны испросить позволения на постройку одной или нескольких католических церквей в Москве для тех католиков, которые будут приезжать по торговым делам. Объясните, что иначе никогда не установятся торговые сношения с католическими народами».

На практике же всё вышло гораздо интересней. Я думаю, что всё здесь присутствующие помнят киноленту Гайдая «Иван Васильевич меняет конфессию… ой, прстите профессию». Послушаем как писал о том Действительный Статский Советник Николай Бантыш-Каменский: «Езуит на словах уверял, что он душу свою за Государя положит, когда избран будет посредником между им и королём польским. По заключении же в декабре месяце на десять лет перемирия между Россиею и Польшею (где помянутый езуит подрался было с российскими послами, не хотевшими в договорной записи наименовать его посредником учинённаго онаго перимирия), в следующем 1582 году он прихал в Москву. Десять раз удостоился он видеть Государя и иметь разговоры с ним и с боярами. Езуит, иногда до того распостранял в разговорах с Государем безстыдство своё, что едва не бит был от Государя в руках держимою тростию (всё мы помним о миролюбивом характере Ивана Горзного)». Царь в раздражении сказал: «мы больших дел говорить с тобою о вере не хотим, чтобы тебе не в досаду было; а вот малое дело, что мы видим у тебя бороду подсечену; а бороды подсекать и подбривать не велено (Стоглав, 1552г.), и не попу; и мирским людям: а ты в Римской Вере поп, а бороду сечёшь; и ты нам скажи, от кого ты то взял, и от которого учения?» Антоний не нашёлся, что ответить. Вот как отзывался об этом случае В. В. Розанов: «Известны споры Грозного с Поссевином, где он буквально огорошил “западника” вопросом, для чего они бреют подбородок». Наконец, иезуит письменно изложил тезисы о различиях двух церквей. «Но не удостоясь получить на всё сие ответа, помянутый Посол Антоний Поссевин 15 марта (1582 г.) отправился из Москвы.

Выехал он вместе с царским гонцом. В грамоте к Папе Иоанн писал: «Мы грамоту твою радостно приняли и любительно выслушали, посла твоего, Антония, с великою любовию приняли; мы хотим быть в братстве с тобою, цесарем и с другими христианскими государями, чтоб христианство было освобождено из рук мусульманских и пребывало в покое». На словах же гонцу было наказано: «Если Папа или его советники станут говорить: государь ваш Папу назвал волком и хищником, то отвечай, что им слышать этого не случилось».

На обратном пути через Польшу Поссевино, чтобы поправить свои неудачи, рекомендовал королю и своим собратьям-иезуитам всячески действовать в пользу унии, что являлось бы единственным, постепенным и скрытым способом приведения православных к латинству, т.к. прямого подчинения их Папе достигнуть невозможно. То же он внушал и самому Папе, советуя начать это дело в Западнорусской Церкви.

Выводы : Идеолог унии, иезуит Пётр Скарга, желая соединить две Церкви отторгнутые насилием преследовал благие цели (которыми , как известно выслана дорога в ад, ну не будем о грустном). Он считал, что с принятием религиозного союза будут созданы условия для развития и расцвета настоящей науки и образования для народа, а это приведет к исчезновению обособленности и враждебности между православными и католиками, укреплению монолитности и политического могущества государства.

Идея воссоединения католической и православной церквей в принципе не отвергалась ни той, ни другой с самого момента их раскола в 1054г. В Украине первые попытки объединения церквей имели место еще в XIII в., а после Флорентийского собора 1439 г, идея эта едва не осуществилась. Однако на пути воплощения этой, в сущности, весьма привлекательной идеи стояли века недоразумений и взаимных подозрений. Использованные иезуитами грязные методы, исковеркавшие не одну человеческую жизнь, лишь очернили великую моление Христа к Богу-Отцу: «Да будут все едино» (Ин.17:11).

Я уже отмечал на прошлом семинаре, что унии, формальные дoгoвopы и соглашения, взaимныe пpeтeнзии вoзмoжны лишь в пoлитикe, лишь в oтнoшeнии мeждy гocyдapcтвaми, но не в Цepкви. Она ни в чём не мoжeт ycтyпaть, Цepкoвь — oднa, это Богочеловеческий институт.

И, в конце о иезуитах: «И мы совершаем ошибки, может даже больше, чем в прошлом. И не потому, что послушание больше никому не нужно, но потому, что человеческая жизнь становится все сложнее, а игра все-таки стоит свеч. Несмотря на весь риск. И вообще, иезуиты — рисковые парни.» бр. Вальтер Бургхард SJ

Просмотрено: 483 раз.

Рекомендуем

Минская духовная семинария объявляет набор абитуриентов на 2020/2021 учебный год

Желающие поступить в Минскую духовную семинарию, должны подать документы до 7 августа 2020 года.

В Минской духовной семинарии состоялась презентация сборника публикаций известного белорусского деятеля В. В. Богдановича (1878–1939)

В ходе мероприятия перед слушателями выступил составитель сборника, доцент кафедры истории Беларуси, археологии и специальных исторических дисциплин ГрГУ А.С. Горный.