Апории Зенона Элейского и их значение для истории философии

Панфилов Егор, студент Iкурса МинДА

 «Истинное божество есть единое,

вечное, беспредельное начало».

Ксенофан Колофонский.

«Одни философы называются физиками, — говорит Диоген Лаэртский, — за изучение природы; другие — этиками, за рассуждение о нравах; третьи — диалектиками, за хитросплетение речей. Физика, этика и диалектика суть три части философии; физика учит о мире и обо всем, что в нем содержится; этика — о жизни и свойствах человека; диалектика же заботится о доводах и для физики и для этики. До Архелая существовал только один род — физика; от Сократа … берет начало этика; от Зенона Элейского — диалектика».

Зенон Элейский жил, предположительно, около двух с половиной тысяч лет назад, между 490 и 445 годами до новой эры, через сто лет после Пифагора, был младшим современником Гераклита, учеником Парменида (а возможно, и его приемным сыном), учителем Горгия, собеседником молодого Сократа. Родом он был из Элеи, приморского города в Южной Италии. Сведений из его жизни сохранилось немного. Известно лишь то, что он был активным политическим деятелем, ярым сторонником демократии и участвовал в борьбе с тираном Неархом. Борьба его, однако, закончилась неудачно: сам Зенон был схвачен, его долго пытали, чтобы он выдал своих сообщников.

Более всего Зенон известен как автор апорий (в переводе с греческого — затруднение, безвыходное положение). И та диалектика, родоначальником которой его называют и Диоген Лаэртский и Аристотель, является ничем иным, как способом выяснить истину посредством выявления внутренних противоречий в мышлении.

Апории Зенона затронули действительно глубокие и сложные вопросы. Как же ответила на них античная наука? В частности, как она разрешила вопрос о том, допустимо ли пользоваться в математике актуально бесконечно большими и актуально бесконечно малыми величинами? Мы можем судить о тех точках зрения, которые имели место в античной математике, и о тех дискуссиях, которые там велись, по косвенным данным, главным образом по сообщениям Аристотеля и других философов этого времени. Четырьмя парадоксами Зенон очень хорошо достигает того, чего хотел. Он логически строго показывает, что в пифагорейских представлениях о движении, пространстве и времени что-то неверно. Эти демонстрационные примеры Зенона не убедили более поздних мыслителей принять выводы Парменида, однако заставили этих мыслителей проникнуться уважением к формальной логике и увидеть новые возможности ее применения. Еще они, естественно, заставили их попытаться сформулировать пифагорейские понятия по-новому, таким образом, чтобы исключить показанные Зеноном противоречия. Эти попытки имели много форм: у Анаксагора — отказ от представления об отдельных точках и замена их непрерывной последовательностью, у Аристотеля — полное отделение арифметики от геометрии, а в атомистической теории — лежащее в ее основе четкое разграничение физической и математической «делимости».

В целом, хотелось бы отметить, что апории Зенона заставили задуматься над проблемами существования множественности, движения, времени лучших представителей философской мысли, как античности, так и более поздних эпох. «Разум, — пишет В. Н. Лега, — как бы ни парадоксальны были его утверждения, часто оказывается более прав, чем чувства. И вывод Зенона о парадоксальности движения также не лишен основания и имеет глубочайший философский смысл. Но имеют ли они смысл физический? Если делить вещь до бесконечности, то мы в конце концов уйдем в область микромира, в котором действуют другие физические законы, другие системы измерений. И при очень небольших расстояниях, при очень небольших скоростях, в квантовой механике действует соотношение неопределенностей Гейзенберга: ? p х ? q < ћ, где ћ — постоянная Планка. Если тело покоится, то есть ? p = 0, то ? q = ?, то есть границы тела размываются, что означает, что абсолютный покой невозможен. Таким образом, не зная квантовой механики, Зенон показал, что покой и движение противоречивы» . Все эти выводы вполне находятся в границах христианской традиции. В подтверждение этому можно привести слова апостола Петра, утверждающего, «что у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день» (2 Пет. 3:8), а значит промысел Божий может и в нашем мире принимать, для нормального функционирования последнего, самые, казалось бы невероятные, форму.

Библиография:

1. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. М., 1998.

2. Гаврилов И. Б. Лекции по истории философии. М., 2007.

3. Диоген Лаэртский. О жизни, учении и изречениях знаменитых философов. М., 2005.

4. Лега В. Н. Лекции по истории философии. Жировичи, 2008.

5. Лещев Д. Апории Зенона и первая теоретическая постановка проблемы бесконечности. Челябинск, 2004.

6. Диалектика // Большой энциклопедический словарь. — М., 1985. — Т. II.

7. Камельчук Е. Н. Первый кризис основания математики и пифагорейская философия. // Журнал «Филосифия» [Электронный ресурс]. – 2009. – Режим доступа: http://www.philosophy.nsc.ru/journals/philscience/1_02/kamelchuk.htm – Дата доступа: 23.02.2009.

8. Чернышев В. Письма о естественных заблуждениях ума // Русское Философское Общество им Н. Н. Страхова Общественный Совет журнала «Философская культура» № 2 [Электронный ресурс]. – 2009. – Режим доступа: http://www.hrono.info/avtory/rumyantzev.html – Дата доступа: 23.02.2009.

Просмотрено: 1410 раз.

Рекомендуем

Минская духовная семинария объявляет набор абитуриентов на 2020/2021 учебный год

Желающие поступить в Минскую духовную семинарию, должны подать документы до 7 августа 2020 года.

В Минской духовной семинарии состоялась презентация сборника публикаций известного белорусского деятеля В. В. Богдановича (1878–1939)

В ходе мероприятия перед слушателями выступил составитель сборника, доцент кафедры истории Беларуси, археологии и специальных исторических дисциплин ГрГУ А.С. Горный.