Праздник Покрова Богоматери

Протоиерей Владимир БАШКИРОВ, магистр Богословия

1 (7)14 октября — праздник Покрова Пресвятой Богородицы. Слово Покров – редкое. Я заглянул в иностранные словари, и оказалось, что перевести его на другие языки почти невозможно. Оно звучит и по английски Protection (защита), и по-немецки Obhut (попечение, покровительство), и даже на близком нам польском – Opieka (опека) очень буднично и прозаично1.

Но восточные славяне с давних пор полюбили этот праздник, и потому, наверное, вложили в его название ощущение особой теплоты и материнской ласки.

В честь Покрова строилось много соборов и церквей, больших и малых, богатых и скромных. Вспомним, хотя бы, строгий и величественный храм 12 века Покрова на Нерли около Владимира или изящный Покровский собор на Красной площади в Москве, известный еще как храм Василия Блаженного2. И до сих пор их немало в городах и селах Белоруссии, России и Украины.

Один из таких Покровских храмов я помню с детства. Он был превращен в склад, и стоял запущенный и угрюмый. На его центральном фронтоне когда-то была фреска. Там в окружении нескольких фигур стояла Богородица с покрывалом или, по церковному, омофором в руках. Со временем фреска поблекла и выцвела, фигуры уже не были видны, но омофор так и оставался целым, как бы взывая к совести людей: «Ну, зачем вы отказываетесь от Божией Матери? Разве вам так лучше?».

Омофором называлась риза Пречистой Девы, от греческих слов omos- плечо и fero- ношу, женский головной убор на Востоке, что-то вроде покрывала на голове и плечах3. Это — символ совершенства и славы Пречистой Девы. Ведь по верованию Церкви Она — первая человеческая личность, Которая вошла в совершенное единение с Богом и тем самым осуществила в Себе конечную цель, ради которой был создан мир4.

Известный на христианском Востоке богослов XIV века Григорий Палама (+1359) так описывает Её небесное достоинство:

Она стала бессмертной после смерти и Единственной, Кто с телом пребывает на небе вместе с Сыном и Богом, Средоточием и Источником всякого блага5. Она ушла из среды людей и вошла во Святая Святых, а затем снова вернулась к людям и открыла источник освящения, чтобы все могли участвовать в нем6. Она переступила грань времени, отделяющую нас от будущего века. Поэтому, свободная от условий времени Дева Мария стала Основанием тех, кто был прежде Неё, Предводительницей тех, которые после Неё. Она — Подательница вечных благ, Основание пророков, Начало апостолов, Утверждение мучеников, Она слава — живущих на земле и Радость пребывающих на небе. Она Красота всего творения, Верх и Совершенство всего святого7.

Но праздников не создают даже самые блестящие проповедники. Нужно какое-то церковное событие, которое дало бы ему начало. Так было и с Покровом.

В 910 году при императоре Льве 6-м Мудром (+912) на Константинополь напали арабы. Война с ними велась уже несколько веков, и была крайне напряженной и изнурительной. Но так близко к сердцу империи ромеев они подходили редко. Опасность была смертельной, и оставалось одно средство — защита Пречистой Девы. В храме Богородицы в квартале Влахерны у бухты Золотой рог толпы народа вместе с императором молились целую ночь. И вот под утро известный в городе юродивый Андрей8 увидел Пресвятую Деву, стоящую на воздухе и покрывающую людей своим омофором. Андрей, не веря своим глазам, с изумлением спросил своего ученика Епифания: «Видишь ли, брат, Царицу и Госпожу всех, молящуюся обо всем мире?»

Епифаний только и смог сказать: «Вижу, отец, и ужасаюсь!»9.

Молва об этом событии разнеслась по всему городу, люди воодушевились, и арабы, наткнувшись на отчаянное сопротивление, ушли от стен города.

Интересно, что греки праздника Покрова не знают. Он появился на Руси, и возможно, уже в домонгольское время. Наш известный церковный историк академик Евгений Голубинский (+1912) высказывал такое предположение. На Руси строилось немало храмов в честь Константинопольской Влахернской Церкви. Так как видение произошло именно в этой церкви, то кто-нибудь из основателей или настоятелей таких храмов пришел к мысли установить в память видения праздник. Он был сначала местным, но скоро сделался общим, потому что нельзя было не сочувствовать его идеи и цели — прославлять покров Божией Матери и молиться о нем10. Во всяком случае, со второй половины 13 века его уже находят в русских календарях.

Есть у праздника Покрова и духовный смысл, и вот он — то касается каждого из нас.

Пресвятая Богородица как Мать покрывает каждого человека, все для Нее сыновья и дочери. Причем не только верующего, но строптивого, как бы далеко от Бога он не ушел. Надо только почувствовать, как Она нужна мне в моей, да, именно в моей жизни, и обязательно ощутишь Её помощь.

Ну, а в сам праздник хорошо было бы хотя бы вздохнуть к Ней словами из церковной молитвы: «Покрой нас Своим покровом и избави нас от всякого зла!»

Примечания:

1. Protection 1) защита, ограждение; 2) предохранение; 3) прикрытие; 4) покровительство; охрана; охранение; 5) охранная грамота; пропуск; паспорт (Миллер В. К. Англо-русский словарь. М., 1971. С. 601). Obhut присмотр, попечение. Jdn in (unter) seine Obhut nehmen присматривать, смотреть за кем-то; jdm jdn (etw) in Obhut geben оставлять кому-либо кого-либо, что-либо для присмотра; sich jdns Obhut anvertrauen довериться чьему-то попечению; in vaeterlicher (muetterlicher) Obhut под присмотром отца (матери); die Kinder sind dort in guter Obhut за детьми там хороший уход (Langenscheidts Grosswoerterbuch. Deutsch-Russisch. Band 2. Berlin – Muenchen – Wien – Zuerich – New-York, 2001. S. 209). Opieka забота, опека, попечение otoczyc opieka брать на себя опеку; uwolnic sie od opieki освободиться от опеки; opieka spoleczna социальное обеспечение; nad matka i dzieckiem охрана материнства; wyznaczyc opieke учредить опеку; sprawowac opieke осуществлять опеку; zostawic na opiece boskiej оставить на произвол судьбы (Гессен Д. – Стыпула Р. Большой польско-русский словарь. Москва – Варшава, 1967. С. 610).

2. «Первоначально здесь была построена каменная церковь Св. Троицы, называвшаяся «Троицкой, что на рву», потому что через всю площадь вдоль Кремлевской стены шел глубокий и широкий ров, засыпанный только в 1813 г. У этой каменной церкви был погребен скончавшийся 2 августа 1552 г. Блаженный Василий, Христа ради юродивый. Собор возник как памятник победам во время войны за покорение Казанского и Астраханского царств в 1552-1554 гг. В процессе военных действий после каждой значительной победы около стоявшей на том месте белокаменной церкви Троицы возводилась небольшая деревянная церковь во имя того святого, память которого отмечалась в день победы. Таким образом, к окончанию войны на одной площадке оказалось восемь церквей. Участок, где ставились памятные рамы, был выбран не случайно. Здесь, на укрепленной высотке, в древности защищавшей стык Китай-города и Кремля и переправу через Москву –реку, близ Лобного места, находился центр московского Торга. После победы Иван Четвертый задумал соорудить памятник этому событию уже в долговечном материале и распорядился поставить вместо деревянных церквей каменные. Но приглашенные царем мастера – Барма и Постник Яковлев (существует гипотеза, что эо одно и то же лицо: Иван Яковлевич Барма) скомпоновали на одном основании влсемь столпообразных храмов, симметрично размещенных вокруг девятого, увенчанного шатром столпа – самого высокого и сложного в архитектурном оформлении. Центральный храм был посвящен Покрову Богоматери, отмечавшемуся первого октября, когда были взорваны стены Казани и город был взят приступом. Строительство велось с 1555 по 1561 год. Здание возвели из кирпича – в ту пору еще сравнительно нового материала (из белого камня были выполнены фундаменты, цоколь и некоторые элементы декора). Строители, желая подчеркнуть, что здание кирпичное, расписали его сверху донизу «под кирпич». Вплоть до конца 16-го века собор был самым высоким зданием в Москве (свыше 60 метров) и с момента возведения сделался популярнейшим храмом города (Звонарев Семен. Сорок Сороков. Альбом – Указатель всех московских церквей в четырех томах. Т. 2. Центр Москвы. Париж: YMCA – PRESS, 1988. С. 12).

3. Особенность же этого праздника в том, что в его образах поведана нам некая вероучительная истина, которая в других празднованиях не содержится. Этот день есть явление её покрова, который есть как бы первосвященнический её омофор. Он осеняет её главу, а Она им осеняет весь мир …Это явление омофора Богоматери не свидетельствует ли собою о неком её первосвященстве? Она его разделяет с Самим великим Сыном своим, Который со Своею жертвенною кровью вошел во святилище небесное, принося в жертву Самого Себя. Но если так, то что же может означать первосвященство Богоматери? Как приносит она свою собственную жертву вместе и рядом со Христом? Очевидно, она не есть жертва крови, подобная приносимой её Сыном, но жертва слез. Пресвятая остается в мире, стоя у креста и тогда, когда Сын испускает дух, «приобретая кровью Своей вечное искупление (Евр. 9, 12).

Но о Матери Его должно сказать, что она соучаствует в Его гефсиманской и крестной скорби, когда «орудие пронзает душу её» (Лк. 11, 35). Она жертвенной любовью приемлет крестную страсть Сына как вольную, в послушании Сыну, вместе с которым она во смирении своем согласна воле Отца. В её лице, вместе с Богочеловечеством, со-страждет и со- искупается всё человечество, которое воспринято от неё Христом. Она не только невольно участвует в жертве Христовой, к тому обреченная, но и вольно себя к этому определяет, в приятии путей Его. И когда из пронзенного ребра истекает Его кровь, она исходит кровавыми слезами. Её присутствие на Голгофе, стояние у креста Его не есть лишь случайное совпадение, которого могло бы и не произойти, но оно необходимо для полноты жертвы, и Он не мог оставаться на кресте одним и одиноким, лишь посреди двух разбойников, будучи оставлен и Матерью, давшей Ему свое человечество. И если Пречистая рекла благовествовавшему её ангелу: «Се раба Господня, да будет мне по глаголу твоему», то это сказано было не только на тот час, но и всё время Боговоплощения: не только о богозачатии, но и смерти от неё вочеловечившегося Бога.

И чин Богоматери тем самым становится чином первосвященническим, хотя и не свою жертву приносящим, но Его жертву, однако себя в ней с Ним соприносящим. И по силе этого первосвященнического её служения она вместе с Сыном, и следуя Ему, облачается омофором по чину Мельхиседекову, который в себя включает не только первосвященство Христово, но и Богоматери.

Но Великий Священник с жертвою Своею восходит со креста на небеса со славою, чтобы воссесть там одесную Отца. И эта первосвященническая слава Его сообщается и её, ибо и она по успении своем восходит на небеса во славе, каковою и сияет её омофор, небесной первосвященницы. Она и «во успении мира не оставила», но совершает свое предстательство о нас на небесах, принося там жертву своей любви материнской к грешному и страждущему человечеству, молитву и слезы о мире. Она осеняет его своим омофором, дает ему не материнское только, но первосвященническое благословение» (Булгаков Сергий, протоиерей. Покров Богородицы. Слова. Поучения. Беседы. Париж, 1987. С. 52-53).

В церкви омофором называют часть облачения православного епископа:

«Наконец, архиерей надевает омофор, который, облегая плечи, знаменует спасение и воззвание заблудшей овцы – нас людей, коих и образ принял Спаситель, в котором и пострадал, и спас ас крестом. Поэтому- то и делается омофор из шерсти, и имеет спереди и сзади и на груди крестообразно четыре креста, напоминающих распятие. Облаченный таким образом архиерей стоит и благословляет служивших ему» (Блаженный Симеон, архиепископ Фессалоникийский. Сочинения. СПб.: Репринт, 1856. С. 101-102)

4. Лосский В. Н. Мистическое богословие. Богословские труды № 8. М., 1972. С. 101-102.

5. Святитель Григорий Палама. Беседы. Т. 2. Омилия 37. Монреаль, 1975. С. 116-117.

6. Григорий Палама, святитель. Беседа на Введение во Святая Святых Пречистыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии и об Ея богоподобном образе жизни в оном месте. Указ. соч. Т. 3. Монреаль, 1984. С. 104.

7. Там же. С. 109.

8. Юродивый, др-русск. юродив, начиная с 14-го в., до этого уродив. Согласно Соболевскому, связано с ст. –слав. урод (гр. eperefanos)» « (Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Т. 4. М., 1987. С. 534)

«Юродивый, безумный, божевольный, дурачок, от роду сумасшедший; народ считает юродивых Божиими людьми, находя в их поступках глубокий смысл, даже предчувствие или предведение; церквовь же пизнает и юродивых Христа ради, принявших а себя смиренную личину юродства» (Даль Владимир. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 4. Под редакцией проф. И. А. Бодуэна де Куртенэ. СПб. – М., б. г. С. 1550).

«Юродивый – (mor`os) – глупый (Мф. 25, 2); (sal`os), юродивый. Христа ради юродивый – человек, избравший особенный путь спасения, по совету ап. Павла ( 1Кор. 3, 18), — представляющийся безумным по аружным поступкам, а на самом деле исполненный истинной мудрости» (Дьяченко Григорий, священник. Полный церковно-славянский словарь. М., 1899. С. 845) .

Наиболее полное объяснение этимологии этого термина дает иеромонах Алексий (Кузнецов):

«…Древнее общее название св. юродивых есть «оурод», перешедшее затем в «юрод». Юрод =jurod’ъ =I+ rod’ъ. Частица u соответствует санскритскому ava, латинскому au. Если сравнить санскритское ava + pat – низвергаться и ava + jna –мало ценить с латинскими словами aufero и aufugio и с славянским словом ubezat’, то смысл частицы iu (оу и ю) будет означать всё то, что мало ценится, чего можно не знать, от чего можно убегать.

Значит, частица оу (древний большой юс) означает – отделенность, отход от чего – нибудь. Rod’; санскритское rudh – подниматься, расти. Следовательно, «юрод» будет означать нечто такое выросшее, поднявшееся, но что слишком малоценно, чтобы на него обращать внимание.

Характерным определением слова «юрод», понимаемое в указанном смысле, служит славянское «отребье мира»: «якоже отреби миру быхом» (1Кор. 4, 13), (perik`atharma), говорит св. апостол Павел, выражая этим ту мысль, что апостолы ничем не отличаются от того, что в домах выбрасывается из дома на двор, а потом и со двора…На основании этих соображений можно заключить, что «юродивый» — это есть отверженный миром, обществом. Сравнивая же слово «урод» с словом «выродок» мы получим еще подтверждение высказанному соображению о смысле слова «юродивый»; «выродок» будет означать человека, выкинутого, выброшенного из рода, отверженного родом» (Алексий (Кузнецов), иеромонах. Юродство и столпничество. М., 2000. С. 59-60).

«Юродство о Христе – один из самых труднейших и великих подвигов христианского благочестия, какие из любви к Богу и ближним принимали на себя особенные ревнители благочестия. Юродство Христа ради составляет столь редкий, столь трудный и вместе с тем столь высокий христианский подвиг, на который Господом только особенные избранники и избранницы, сильные телом и духом. Эти славные подвижники, одушевляемые горячею ревностью и пламенною любовью к Богу, добровольно отказывались не только от всех удобств и благ жизни земной, от всех выгод жизни общественной; от родства самого близкого и кровного, но даже отрекались, при полном внутреннем самосознании, — от самого главного от отличия человека в ряду земных существ – от обычного употребления разума, добровольно принимая на себя вид безумного, а иногда и нравственно падшего человека, не знающего ни приличия, ни чувства стыда, дозволяющего себе иногда соблазнительные действия. Лишенные, по — видимому, простого – здравого смысла человеческого, отрешившись от общепринятых обычаев мира и правил общественного благоприличия, они под личиною юродства нередко совершали такие гражданские подвиги, а которые не решались люди, мнящиеся быть мудрыми (1 Кор. 3, 18), из страха ли то перед сильными мира сего, или из житейских расчетов и соображений… Непрестанно возводя очи ума и сердца к Богу, постоянно оря духом перед Ним, эти подвижники, подобно древним пророкам, не стеснялись говорить правду в глаза сильных мира сего; они своими словами или необыкновенными поступками, то грозно обличали и подобно молнии поражали людей могучих и сильных, но несправедливых и забывающих правду Божию., — то подобно весеннему благотворному солнцу радовали и утешали людей благочестивых и богобоязненных. Юродивые нередко вращались среди самых порочных членов общества, среди людей, погибших в общественном мнении, с целью исправить их и спасти; и многих из таких отверженных возвращали на путь истины и добра. Имея дар предсказывать будущее, они молитвами своими нередко избавляли сограждан от грозивших им бедствий, е раз отвращали гнев Божий от своих современников, у которых были большей частью в поношении и презрении» (Ковалевский Иоанн, священник. Юродство о Христе и Христа ради юродивые Восточной и Русской Церкви. М.: Репринт, 1902. С. 2-3).

Эта идея юродства хорошо раскрыта в житии преподобного Христа ради юродивого (день памяти 3 августа):

«Я здесь (в келье у Мертвого моря – В. Б.) – говорит преп. Симеон о своем решении юродствовать спостнику Иоанну, — более не останусь, но по силе Христовой иду и поглумлюсь над миром» «Прилежно он молился Богу, — продолжает житие, — чтобы Господь скрыл дела его перед людьми, пока не преставится из здешнего мира, чтобы тем избежать пустой славы и гордости, которая погубила и низвергла даже ангелов с неба, но пусть все принимают его за безумного и несмысленного и да получит просимое. Господь слушает молитвы истиных рабов своих и внимает прошению их» (Жития святых. Июль. М.: Репринт, 1910. С. 476, 478).

9. Жития святых. Октябрь. М., 1904. С. 5-6.

10. Голубинский Е. История Русской Церкви. Т. 1, вторая половина. М., 1904. С. 401-403.

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.