Праздник Введения во храм Пресвятой Девы Марии

Протоиерей Владимир БАШКИРОВ, магистр Богословия

1 (6)4 декабря — большой церковный праздник — Введение во храм Пресвятой Богородицы. О нем нет упоминания в Евангелии, как, впрочем, и о других богородичных праздниках – Рождестве и Успении. Только в устном Предании Церкви и житийной литературе. И вот что там можно прочитать.

Родители Пресвятой Девы, престарелые Иоаким и Анна, дали Богу такой обет: «Если у них будет ребенок, то они посвятят его Богу». И когда их маленькой дочери исполнилось три года, они решили свой обет исполнить и ввели Её в Иерусалимский храм . О трехлетнем возрасте Марии говорили уже в 1 веке, например, Еводий, епископ Антиохии (+86)1. Еврейское благочестие, и в самом деле, знало такую форму посвящения детей Богу.

Известный еврейский историк Иосиф Флавий (+100)2 рассказывает в книге «Иудейские древности», что к стене храма было пристроено тридцать каменных зданий. В них находилось 90 просторных и пригодных для жилья помещений. Там отдельно жили девицы, вдовы, священники, левиты и назореи, т. е. мужчины, давшие на время обет не вступать в брак, не пить вина и не стричь волос. Мария провела здесь около 12 лет, упражняясь, как и другие девицы, в молитве, изучении Священного Писания и рукоделии. Обычно сюда входило прядение шерсти и льна, и ещё шитье шелком.

А блаженный Иероним (+420), большой знаток церковных преданий, которые он собирал прямо в Святой Земле, приводит, как бы мы сейчас сказали, распорядок дня девиц, по которому жила и Дева Мария: «Блаженная Дева жизнь проводила по строгому порядку. От раннего утра до третьего часа дня стояла на молитве, от третьего до девятого упражнялась в рукоделии или чтении книг. Так все более и более возрастала она в любви к Богу»3.

Часто спрашивают: «А почему Дева вошла в храм в трехлетнем возрасте?». Вот какой интересный ответ я нашел у греческого проповедника конца 17-го века Илии Минятия (+1714):

«На третьем году узнается высота человеческого роста. Каков кто-либо в три года, впоследствии вырастет еще вдвое – ни больше, ни меньше. Это замечает и Василий Великий в своем «Шестодневе»: «Каков кто в трехлетнем возрасте, таков дважды будет потом». Дева была трех лет и имела столько святости, что была признана достойной войти во Святая святых, куда входил один только Архиерей, и то однажды в год. Отсюда можно заключить, что со временем Дева должна была усугубить свою святость. Как она в три года превосходила святостью всех праведников, пророков и патриархов древнего закона, так она должна была удвоить святость, чтобы превосходить апостолов, мучеников, преподобных и учителей Церкви, и настолько же превосходить всех ангелов, архангелов, серафимов и херувимов небесных. Так что если в три года она достигла Святого Святых храма, то к концу жизни достигнет Святого святых рая – престола трисиятельного Божества».

Для этого проповедника – главное не физиологические особенности трехлетнего организма, которые можно оспаривать. Для него важно уловить символические параллели. Он так и говорит: «Дева, созданная Богом, превзошла природу Закона, а, родив Бога, превзошла закон природы»4.

А для другого проповедника 8 века Тарасия (+806), архиепископа Константинополя, Богоотроковица во Храме, — средоточие всей священной истории. Он влагает в уста священника Захарии, встречавшего Деву, такие слова: « Ты – разрешение проклятия Адама. Ты – уплата долга Евы. Ты чистейшее приношение Авеля. Ты – новая жертва и мысленное приношение Исаака. Ты – целомудрие Иосифа. Ты – богописанная книга Моисея законодателя. Ты – дочь Давида. Ты – вознесение Илии на небо. Ты – спасение Ионы в ките. Ты — зеркало пророков и исполнение их речений»5.

Еще один греческий проповедник 14 века, святитель Григорий Палама (+1359) видит смысл Её пребывания во Храме в том, чтобы она отделилась от мира и приготовилась к Своей миссии Богоматеринства.

«Кто возвестит величие Твое, Дева? Ты явилась Божией Материю и соединила ум с Богом. Бога сделала Сыном Человеческим, а человека Сыном Божиим и примирила мир с Творцом Мира. Ты вскормила нашей человеческой пищей Кормильца ангелов, и через Него вскормила нас, людей небесной и чистой пищей»6.

Праздник Введения во Храм – очень древний. Сохранились предания палестинских христиан о Введенской церкви в Иерусалиме. Её незадолго до своей смерти в 327 году, построила царица Елена — мать первого христианского императора Константина Великого (+337).

Упоминает о нем в своих проповедях и знаменитый богослов христианского Востока Григорий Нисский (+395) . Его любили и византийские императоры. В 9 веке Василий Македонянин (+886) , основатель македонской династии, составил песни канона, которые поются в этот праздник до сих по7.

Есть у него и одна богослужебная особенность, которую с волнением переживают верующие. Со дня Введения на богослужениях начинают петь гимны Рождества Христова: «Христос рождается, славьте, Христос с небес – встречайте!» Теперь уже недалеко и до Рождества!

Ну и для нас, родителей и детей, праздник Введения имеет свое особое значение. На примере Иоакима и Анны видно, как важно начинать учить детей вере с ранних лет. Слово Божие хорошо запоминается в детстве, делается близким и родным на всю жизнь, а родной голос утешает, поучает и обязывает8.

Примечания:

1. Дебольский Григорий, протоиерей. Дни богослужения Православной Кафолической Восточной Церкви. Мн.: Изд. Харвист, 2002. С. 104.

2. Иосиф Флавий (37-100) – иудейский историк и священник. Его отец Матфий принадлежал к первой священнической чреде из 24-х, причем его род был в ней самым знатным. В юности он получил блестящее раввинское образование. В 16 лет знакомится с учением и жизнью известнейших тогда религиозных партий – фарисеев, саддукеев и ессеев и три года проводит в уединении в пустыни. К 19 он примыкает к партии фарисеев и знакомится с современной ему греческой образованностью. Около 63 года путешествует в Рим с ходатайством об освобождении некоторых задержанных близких ему священников. Во время восстания против Римского владычества (66- 70 гг.) руководит повстанческими отрядами в Галилее и оказывает в крепости Иотапата ожесточенное сопротивление римским легионам. После падения крепости открыто сдается римлянам и встречается с полководцем Веспасианом, которому предсказывает императорский трон (70 – 79 г.). Когда Веспасиан сделался императором, Иосиф получил полную свободу и фамильный титул Веспасиана Флавий, а в самом Риме в признание его литературных заслуг была воздвигнута статуя. Скончался около 100 . Важнейшими из его сочинений является книга «Иудейские древности» и «О войне иудейской» в семи книгах. Спорным остается его свидетельство о Христе в «Иудейских древностях». (Православная богословская энциклопедия. Под редакцией Н. Н. Глубоковского. Т. 7. СПб., 1906. С. 356-377).

3. Жития святых. Месяц ноябрь. М., 1902. Джорданвиль: Репринт, 1968. С. 593-596.

4. Илия Минятий, епископ Кефалонитский. Проповеди. Похвальное слово (34) на Введение Богородицы. Свято-Троицкая Лавра, 1902. С. 358-359.

Замечательно говорит о смысле Введения во Храм Пресвятой Девы святитель Филарет Московский, размышляя о словах псалма

«Слыши, дочь, и смотри, и приклони ухо твое, и забудь народ твой и дом отца твоего. И возжелает Царь красоты твоей; ибо он Господь твой, и ты поклонись ему» (Пс. 44, 11-12):

«Долго еще этот Божественный глас отзывался в Церкви … как в пустыне, по-видимому, не находил для себя отверстого уха. Человечество не имело дерзновения торжественно встретиться с Божеством. Что было бы с нами, если бы не сердце благословенной Девы отверзлось невместимому глаголу воплощения, если бы не беспредельная преданность её в волю Божию отвечала небесному вестнику: «Вот раба Господня, да будет мне по слову Твоему» (Лк. 1, 38)? Она неограниченно вручила себя желанию Царя царей – и обручение Божества с человечеством на веки совершилось.

Отсюда мы можем видеть, каким образом то частное, по- видимому, происшествие – введение во храм и посвящение Богу трехлетней девы – становится предметом всеобщего торжества в Церкви. Это событие младенствующей Богоневесты есть некий начаток Её обручения Святому Духу и потому, некоторым образом, первый залог обручения всего человечества Божеству. Правда, эта тайна была в ней еще лубоко сокрыта в то время, подобно как цвет в своем семени…» (Святитель Филарет, Митрополит Московский и Коломенский. Слова и речи. Т. 1. Слово (XXVIII) (15) в день Введения во храм Пресвятой Богородицы. М.: Репринт, 1873. С. 205).

5. Жития святых. Указ. соч. С. 602-603.

Антитеза «Ева – Мария» очень характерна для святоотеческого учения о Богородице.

«Начиная со святого Иустина и святого Иринея, — отмечает В. Н. Лосский, — отцы часто противопославляют «двух дев» — Еву и Марию» (Лосский В. Н. Всесвятая. В сборнике его статей «По образу и подобию». М., 1995. С. 178).

«Для мариологии во втором веке самым значительным был Иустин мученик (+ ок. 165)… Его известный «Диалог с Трифоном иудеем подробно изъясняет вопрос о Приснодевстве (Ис. 7, 14) и переводит слово «almah». В то время как Трифон считает правильным перевод этого слова на греческий как «neanis» — «молодая девушка», Иустин убежден в точности Септуагинты, где используется слово «parthenos» — «девица, дева». В этом же сочинении Иустин впервые устанавливает параллель «Ева – Мария», которую он, возможно, заимствовал из предания ранней Церкви, и которая затем будет повторяться снова и снова. По мнению Иустина Христос стал человеком из Девы, чтобы преслушание, внушенное змием, было бы устранено тем же путем, как и возникло. Ибо Ева прияла слово змия, будучи девственной, и родила преслушание и смерть. Дева Мария, напротив, прияла веру и радость, когда услышала благовестие Архангела… и ответила: «Да будет мне по слову твоему» (Hilda Graef. Maria. Eine Geschichte der Lehre und Verehrung. Freiburg im Breisgau, 1964. S. 42-43).

Надо отметить, что Греческо – русский словарь А. Д. Вейсмана, который фиксирует лексику классического греческого языка, хорошо известного Иустину, не проводит, однако, четкого различия между «neanis» и «parthenos»:

«neanis»- дева; как прил. юная, молодая. эп. поэт.

«parthenos»- девица, дева; иногда: молодая жена; поэт. как прил. девственный, чистый. 2. Н. З. «о parthenos»-неженатый целомудренный (Вейсман А. Д. Греческо-русский словарь. М., 1991. С. 837, 956).

Св. Ириней, епископ Лионский (+202) в параллели «Ева – Мария» развивает тот же мотив преслушания и послушания:

«…Мария оказывается послушной, когда говорит: «Се раба Господня; да будет Мне по слову Твоему» Ева же была непослушна, ибо не имела послушания, когда была еще девою. Как она, имея мужа Адама, но будучи еще девою – ибо «оба они были наги в раю и не стыдились» (Быт. 2, 25), так как незадолго пред тем созданные они не имели понятия о рождении детей, а надлежало им сперва созреть и потом умножаться, — оказала непослушание и сделалась причиной смерти и для себя и для всего рода человеческого; так и Мария, имея предназначенного мужа, но оставаясь Девою, через послушание сделалась причиною спасения для Себя и всего рода человеческого…Что Ева связала через неверность, то Дева Мария разрешила через послушание» (Святитель Ириней, епископ Лионский. Против ересей. Книга 3, глава 27, 4. СПб.: Репринт, 1900. С. 305-306).

Приснодевство Марии было очевидным и для Климента Александрийского (+ 215), который использует его для доказательства истинности Священного Писания:

«Многие и ныне согласятся, что Мария через рождение Сына стала материю, и все же последствий материнства не испытала. ( Ибо, как говорят, по рождении она была осмотрена повивальной бабкой и оказалась девой). Таковы для нас божественные Писания: будучи материю истины, они порождают нас и всё же вечно остаются девственными, скрывая в себе таинство, облекающее истину. «Родила и не родила», — говорит Писание, показывая, что Мария зачала сама, без плотского общения» (Климент Александрийский. Строматы. Книга 7, глава 16. Писание как критерий истины. СПб., 2003. С. 252).

В творениях святых отцов параллель «Ева — Мария» получила дальнейшее развитие и приобрела со временем такой вид:

«Христос произошел от Девы Марии, как Адам от земли. Адам дыханием Духа Божия – «и вдунул в него дыхание жизни», и Христос наитием Святого Духа – «Дух Святой найдет на Тебя», сказано было Деве Марии. Так Христос произошел по подобию Адама (Быт. 2, 7; Лк. 1, 35).

Но произошел Христос и по подобию Евы: как Ева произошла от отца без матери («из ребра»), так и Христос произошел от матери без отца («Она мужа не знала». Как первый Адам произвел Еву без участия женщины, так и Мария произвела Христа без участия мужчины…Способ происхождения Евы и Христа одинаков: природу человеческую они получили силою Божиею от одного пола. Так Христос приял природу первого Адама, всего человечества, или всего целого Адама, от Марии, Которая передала Ему эту природу Адама…

Как Христос есть второй Адам, так и Мария есть вторая Ева. Это видно из сравнения искушения Евы и благовещения Марии.

Там было явление падшего ангела, змея, диавола. Здесь явление святого Ангела Гавриила (Быт. 3, 1; Откр. 20, 2; Лк. 1, 16).

Первый обещал Еве, что через неё человек будет богом: «будете как боги». Второй обещает Марии, что через Неё Бог будет человеком: «наречется Сыном Всевышняго, Сыном Божиим, «Еммануилом, что значит: с нами Бог» (Быт. 3, 4; Лк. 1, 32-35; Мф. 1, 23).

Через Еву падение, через Марию спасение. Тогда Ева обманулась, и, возжелав быть Богом, Богом не сделалась. Теперь Бог делается человеком, чтобы человека действительно обожить, и прежде всего Марию, в Которую Он входит, как в первую от всего рода человеческого. Жена первая пала, первою и спасается.

Ева проявила неверие заповеди Божией, не поверила Богу и пожелала своим опытным знанием приобрести обожение. Мария совершенно поверила Богу, отвергла в этой вере знание («мужа не знает» и не надо знать) и сказала: «Да будет мне по слову твоему»…Там падение свое и всех людей сомнением и неверием, здесь спасение себя и всех людей верою (Быт. 3, 6; Лк. 1, 34, 37, 45).

Ева показала непослушание Богу и на заповедь Его – «не ешь от него ( от древа), «взяла плодов его и ела». Мария послушалась воле Божией в благовестии без всякого сомнения и сказала: «Се, раба Господня» (Быт. 2, 17; 3, 6; Лк. 1, 38).

Ева возгордилась от мысли «будете как боги». Мария была смиренная «Раба Господня»

Ева лишилась благодати Святого Духа и не допущена уже была к древу жизни. Мария приняла в Себя Сына Божия – Жизнь вечную, «обрела благодать у Бога», получила приветствие – «Радуйся, благодатная! Господь с Тобою» и зачала по слову – «Дух Святой найдет на Тебя»…

Еве за её грех определены скорби и болезни деторождения. Мария, как безмужняя и несогрешившая, безболезненно родила Сына.

Но за то, что Ева обольстилась сладостью плода древа знания, «оружие прошло душу» Марии, когда Она увидела Сына на древе крестном. Христос искупил грех Евы. Ребро, из которого была создана Ева, было прободено у второго Адама, и, в знак искупления и омытия первого греха, из него вышли кровь и вода. Но к кресту Сына Своего Мария принесла Свои невинные искупительные и нравственные скорби и страдания за грех Евы, потому что из-за греха Евы Её Сын взошел на крест. За Еву пострадала Мария и именно у креста, там, где омывался грех Евы (Лк. 2, 35; Ин. 19, 34).

В начале и в центре истории стоят две жены: Ева и Мария. Ева – мать падшего и согрешившего человечества, Мария – мать нового, спасающегося и возрожденного человечества. В первой была причина всеобщего зла, во второй – причина всеобщего блага» (Польский Михаил, протоиерей. О почитании Пресвятой Девы Марии // Православная жизнь № 6 (450). Джорданвиль, 1987. С. 2-4).

К этой теме возвращается и протоиерей Сергий Булгаков (+1944):

«Дева Мария часто называется новой Евой. Как и всякое сравнение, и это имеет силу лишь в определенный границах…Но им именно и является личная безгрешность Евы (до грехопадения) и Девы Марии, во всех же остальных отношениях ветхая и новая Ева между собой различаются. В частности, первозданная Ева не знала тяготы первородного греха, которую несет на Себе Дева Мария. Поэтому и личная безгрешность Евы оставалась еще неиспытанной, даровой, напротив, свобода от личного греха Девы Марии явилась не только Её личным подвигом, но и подвигом всей ветхозаветной церкви, всех праотцев и богоотцев, это есть вершина восхождения всего человеческого рода, райский крин (лилия), расцветший на человеческом древе. Таким образом, природно Ева имеет преимущество положения, в смысле свободы от первородного греха; личная же её праведность решительно отступает перед личной непорочностью Приснодевы, победившей в себе греховность» (Булгаков Сергий, протоиерей. Купина неопалимая. Париж, 1927. С. 70)

Он же размышляет и над феноменом первородного греха и мерой его действия в Пречистой Деве:

«Первозданный человек по своей природе не был ни смертен, ни похотлив, ибо в самую природу его включалась благодатная жизнь в Боге и с Богом, ибо он создан был в мире для Бога. Но, как тварное существо, он имел в себе тварную слабость и неустойчивость природы; в ней заключалась возможность жизни не только в Боге и для Бога, но и в мире и для мира. И в первородном грехе человек погасил в себе благодатную жизнь, перевал прямое благодатное общение, «беседу» с Богом, он совершил над собой человекоубийство, перестал быть человеком, другом Божиим, но стал природным существом, погрузился в космизм. И это падение, это человекоубийство явилось вместе с тем и самоубийством: как душа является жизнью тела, так Бог для человека есть жизнь вечная, жизнь души. Отвратившись от Бога, человек утратил силу и источник жизни в себе, и, расслабленный, он не мог уже сдерживать и связывать свое тело. В мир вошла смерть. Вместе с тем, он, будучи онтологическим центром мира, его душой, потерял и способность «господствовать» в мире. Мир впал в сиротство, остался без хозяина. Грехопадение явилось космической катастрофой…

Первое объективное последствие грехопадения Адама есть отпадение человека, а в нем и всего мира, от Бога, нарушение внутренней нормы своего существа, вследствие этого глубокая ненормальность или подавленность его состояния, с освобождением низшей, тварной стихии в человечестве, страстной похоти. В этом смысле грех есть наследственная болезнь, тяготеющая, как рок, как бедствие над всем человеческим родом…

Действие первородного греха обнаруживается прежде всего как немощь естества, выражающаяся в смертности человека: дух его недостаточно овладевает телом пи рождении, так что уже с самого рождения, вместе с энергиями жизни, начинают развиваться и накапливаться энергии разрушения; смертность есть уже основное внутреннее качество жизни, её неполнота, проявляющаяся в конце жизни смертным исходом. Болезненность тела есть только частное выражение его смертности. С этим связана и его зависимость от природных стихий , голода, холода, от слабости тела, его утомляемости, от слабости и ограниченности ума, от слабости воли и её колебаний, от аффективности всего страстного существа человека. Все эти свойства, отягтяющие и ограничивающие человеческую жизнь, могут быть выражены резче и слабее, но во всяком человеческом естестве они образуют источник его немощи…

Сила греха в человеке может усиливаться до осатанения (антихрист) или оплотянения (допотопное человечество), но и ослабевать в такой мере, что он способен подниматься до высочайшей святости, вершина которой достигается в Деве Марии. Пречистая Дева происходила от святых Богоотцев, вобравших в себя всю ветхозаветную святость и облагодатствованность. По своему естественному происхождению от Адама, имея в себе всю силу первородного греха как немощи, Она остается свободна от всякого личного греха, от всякого участия в творчестве зла, конечно, помощью божественной благодати.

Немощь Её естества выражается всего нагляднее в том, что Она подлежала естественному закону смерти, которую и прибыла в честном Успении Своем. Разумеется, всемогуществу Божию вполне доступно было бы освободить Её от этого общечеловеческого исхода, как были освобождены от него не обладавшие Её исключительной и единственной святостью, праведные Енох и Илия. Но в смерти промыслительно явлена была немощь человеческого естества, которая была преодолена в славном Её воскресении…

Иначе говоря, при сохранении в силе первородного греха, как немощи, благодатию Божией может быть осуществлена личная свобода от грехов, или личная безгрешность…Таковой безгрешностью обладает Пресвятая Дева Мария, Пречистая и Пренепорочная. Только силой этой безгрешности Она могла сказать: «Се, раба Господня» всей Своей волей, всем нераздельным Своим существом, сказать так, чсто в ответ на это полное самоотдание Богу было нисхождение Духа Святого и бессеменное зачатие Господа Иисуса Христа. Малейший грех в прошлом или настоящем нарушил бы цельность этого самоотдания и силу этого речения. Решающее для всего человеческого рода и всего мира слово это было речением не данного только мгновения, но шло из глубины непорочного существа Марии, оно было делом и итогом Её жизни…

Само собой эта личная безгрешность не осуществима только человеческими силами без благодати Божией. Однако и эта последняя осуществляется не механически, но при участии, усилиями, подвигом самого человека, и во грехе сохранившего…благородство своего происхождения, и высокое свое предназначение. В этом и только в этом смысле можно и говорить, что Пречистая особой благодатию Божией была охранена от всякого греха, притом совершаемого е только делом, но и помышлением: никакое греховное приражение, никакая греховная похоть, по благодати Божией , восполняющей Её собственный подвиг, не коснулись Её непорочной души. Она доступна была искушениям лишь как испытаниям по немощи Её человеческого естества, но не как соблазнам, входящим внутрь и своим ядом отравляющим сердце и пятнающим его…» (Булгаков Сергий, протоиерей. Указ соч. С. 26-27; 42; 55-57; 69; 72).

6. Святитель Григорий Палама. Беседы. Т. 3. Беседа на Введение во храм. Монреаль, 1984. С. 135-136.

7. Дебольский Григорий, протоиерей. Указ. соч. С. 103-107.

Правда, есть мнение и о более позднем установлении этого праздника:

«Как видно из поучений на этот праздник, произнесенных Германом и Тарасием, константинопольскими патриархами, он установлен в 8-м столетии. В том же самом убеждает Синайское евангелие 715 г., содержащее чтение на 21 ноября, — на вход Пресвятой Богородицы. В 12 веке, при императоре Еммануиле Комнине, данный праздник был общеизвестен на Востоке, а отсюда перешел и на Запад. Каноны праздничной службы составлены Георгием Никомидийским и Василием Пагариотом, стихиры – тем же Георгием и Сергием святоградцем» (Православная богословская энциклопедия. Под редакцией профессора А. П. Лопухина. Т. 3. Петроград, 1902. С.237).

8. В проповедях на этот праздник очень много говорится о важности посещения храмов детьми и об их дидактическом значении. Приведем эти советы:

«Итак, Пресвятая Дева с трех лет начала жить в храме, с трех лет начала служить Богу. Неужели могла быть какая-нибудь польза от столь раннего занятия? Неужели трехлетний младенец может что-нибудь понимать и перенимать? Не только трехлетние, даже двухлетние и однолетние младенцы могут многое понимать и перенимать: могут запомнить наименование самых разных вещей и учатся говорить…

И христианские родители должны приводить к Богу и ставить перед Ним своих детей, в том священном училище, которое называется церковью. Как красоту природы младенец очень рано начинает узнавать и любить посредством простого созерцания, так и в церкви приобретаются первые представления о Боге через созерцание изображений, священнодействий, указующих на мир духовный, на Бога.

Мать или отец, первые предметы любви и нежности ребенка, стоит с благоговейным выражением лица и молится перед иконой Спасителя. Дитя посмотрит то на мать, то на отца, то на образ, и не нуждается в длинных объяснениях того, что это значит. Вот первый урок богопознания.

Дитя в храме: благолепие храма, освещение, светлые облачения священнослужителей, пение и безмолвное предстояние молящихся, обращенных к алтарю, священнодействия, отсутствие предметов обыденной жизни, запрещение неблагоговейных движений требование внимания в чему-то высшему, особенному – это для ребенка безмолвные уроки благоговения перед Богом, с которыми не могут сравниться никакие словесные назидания» (Дьяченко Григорий, протоиерей. Полный годичный круг кратких поучений, составленных на каждый день года. Т. 2. М., 1995. С. 517).

«Храм есть земное небо; в нем – престол Божий, на котором невидимо восседает Царь славы и принимает наше поклонение, наши молитвы, слезы воздыхания, жертвы хвалы и благодарения; в храме заключаются высочайшие духовные, вечные интересы наши. От его исходит очищение, освящение, и обновление наших душ и тел. Здесь непрестанно струится ключ воды живой – читается слово Божие и проповедуются отраднейшие истины, питающие ум и сердце. Здесь воспеваются сладкие, небесные, потрясающие душу песнопения; здесь совершаются все спасительные, обновляющие нас таинства. Здесь непрестанно струятся животворные токи крови Господа Иисуса Христа, вливающие в приемлющих их чудную, Божественную жизнь, очищение, освящение, обновление. Здесь мы обретаем утешение в скорбях, свет в недоумениях, силу в немощах… Здесь мы слышим о дивных подвигах святых угодников и друзей Божиих, наших молитвенников перед Богом и научаемся подражать им по силе своей. Здесь, в храме, мы познаем суету и ничтожество всех земных благ и то, что одна добродетель никогда не умирает. Здесь, наконец, мы чувствуем себя членами единого духовного тела Христовой Церкви и гражданами небесными, мы предвкушаем блаженство небесное…» (Сергиев Иоанн, протоиерей. Слово на день введения во храм Преблагословенной Девы Марии. Полное собрание сочинений. Т. 1. СПб., 1893. С. 426-427).

Просмотрено: 28 раз.

Рекомендуем

Минская духовная семинария объявляет набор абитуриентов на 2020/2021 учебный год

Желающие поступить в Минскую духовную семинарию, должны подать документы до 7 августа 2020 года.

В Минской духовной семинарии состоялась презентация сборника публикаций известного белорусского деятеля В. В. Богдановича (1878–1939)

В ходе мероприятия перед слушателями выступил составитель сборника, доцент кафедры истории Беларуси, археологии и специальных исторических дисциплин ГрГУ А.С. Горный.