О телесном воздержании и назначении поста

Протоиерей Владимир БАШКИРОВ, магистр Богословия

Cегодня мне хотелось бы поразмышлять о том, зачем нужен пост вообще и какая роль отводится ему в христианстве. Обычно даже среди верующих, когда говорят о посте, имеют в виду прежде всего воздержание в пище или ее перемену. Некоторые люди совершенно искренне переживают малейшее отступление от народной великопостной традиции вегетарианской диеты даже без растительного масла. Я вспоминаю разговор с одной пожилой женщиной, которая со слезами рассказывала мне, как она по забывчивости полила картошку в мундирах маслом и съела ее. Ей казалось, что она так серьезно нарушила пост, что Бог непременно ее за это накажет. Переубедить эту благочестивую прихожанку в том, что пост нужен не Богу, а нам, и что мы сами устанавливаем, как в это время будем питаться, стоило немало трудов.

Между тем, даже у строгих аскетов сам по себе телесный пост совсем не является нравственным добром и благом. Поразительно, что великие постники, такие как преподобный Иоанн Кассиан Римлянин (+435), постоянно напоминали, что «неумеренный пост не только может расслабить дух, но, обессилив тело, ослабить и силу молитвы» 1. У него даже есть собеседование, где он рассуждает так: « Пост относится к числу средних добрых дел, потому что как соблюдение его не оправдывает нас, так и за нарушение его мы не подвергаемся осуждению, если кроме употребления пищи нет преступления заповеди достойного наказания».

И далее говорит совершенно потрясающие слова: «К самоубийцам надо причислять того, кто не изменяет строгих правил воздержания и тогда, когда нужно подкрепить ослабевшие силы принятием пищи» 2.

Уже в древности заметили, что не может быть общих правил воздержания от пищи. В странах с южным климатом, например, люди не нуждаются в таком количестве питательных элементов, которые совершенно необходимы для жителей регионов с более суровым климатом. В первую очередь это относится к употреблению мясной пищи и жиров. Такая пища совсем не нужна на юге, а в некоторые жаркие месяцы годового круга она оказывается даже вредной и способствует возникновению и развитию некоторых болезней. Жители южных стран могут легко обходиться одной растительной пищей, причем в небольших количествах.

Сами древние аскеты, жившие в странах с более суровым климатом, всегда отмечали, что их телесный аскетизм по силе самоотречения и степени воздержания не идет ни в какое сравнение с необычайной воздержанностью подвижников юга, и объясняли это громадной разницей климатических условий, в которых жили те и другие.

Тот же Иоанн Кассиан, описывая подвиги египетских аскетов, говорит, что они считают «величайшим наслаждением, если на трапезе братии предложится вареная дикая капуста, приправленная солью» 3. Но такая строгость, по его мнению, не осуществима в северной местности не только по слабости монахов, но и по свойству самого климата. Поэтому он призывает северных монахов подражать южным в тех добродетелях, воспитанию и сохранению которых не может воспрепятствовать ни климат, ни немощь плоти, ни климатические условия, т. е. смирения, послушания и других 4.

У Сульпиция Севера (+425) 5 известного христианского историка, автора Священной истории от сотворения мира до 403 года, сохранился забавный диалог, где главным действующим лицом является некто Галл, житель Галлии, нынешней Франции. Он рассказывает: «Пять лет тому назад я читал книжку блаженного Иеронима, в которой он сильно оскорбляет и затрагивает всех монахов нашей нации (т. е. Галлской). У нас очень сердятся на него за то, что он высказал, что мы объедаемся до рвоты. Я того человека – Иеронима – не знаю; но думаю, что он рассуждает скорее о монахах восточных, чем западных, потому что многоядение для греков – излишество, а для галлов оно – дело естественной необходимости». «Я, — говорит другой участник этого диалога Постулиан, — буду остерегаться восхвалять чью-либо воздержанность, чтобы трудные, суровые примеры глубоко не оскорбили наших галлов» 6.

Мы видим, при определении меры телесного поста уже с древнейших времен учитывались местные условия и физические возможности каждого человека.

Больным разрешалось не соблюдать пост, их болезнь и физическое недомогание приравнивались к посту. А каждый в отдельности должен был руководствоваться своими индивидуальными особенностями, состоянием здоровья, крепостью организма, родом занятий, и избирать себе меру поста. Отцы-аскеты особенно настойчиво предупреждали от соблазна переносить центр тяжести поста на тело и указывали на его истинную цель – достигнуть лучшего нравственного состояния, так называемых духовных добродетелей, главным образом любви к Богу и ближнему 7.

В таком виде они считали пост лекарством. И вот как рассуждали. Человеческая природа неустойчива, и легко предается невоздержанию и роскоши. Поэтому Господь, как любящий Отец, изобрел для человека врачевство в виде поста, чтобы отвлечь его от роскоши и заботу о житейском направить на духовные подвиги 8.

Обратите внимание, каким уважением к человеческой природе и ее потребностям дышит это учение. Плохо не употребление пищи, вредно пресыщение. Нельзя допускать только переполнение и обременение желудка сверх нужды 9. И если кто по телесной немощи не может оставаться без пищи, он ни в коем случае не подлежит осуждению: Господь ничего не требует от человека сверх его сил 10.

Пост должен быть гибким орудием, инструментом, необходимым прежде всего для самого человека, а умеренное воздержание для него только полезно. Это аскеты увидели на себе. Преподобный Ефрем Сирин, подвижник 4-го века как-то заметил: «Обильное питание делает ум грубым, а доброе воздержание его «очищает» и делает «крепким» 11.

Именно эту сторону поста имел ввиду блаженный Иероним когда иронизировал над теми, кто хотел видеть в нем чуть ли не некое одолжение Богу: 12.

Так и каждому из нас в это доброе время надо подходить к телесному посту. Посмотреть на себя, оценить свои силы и возможности, изменить через пищу хотя бы чуть-чуть образ своей жизни, и почаще заглядывать внутрь себя. Большая будет польза. Ну, а меру пищи и правильность своего выбора проверять судом своей совести 13.

Примечания:

1. Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин. Писания. Книга 5. Глава 9. «Как надо поститься». М.: Репринт, 1892. С. 53.

Святитель Василий Великий (+379) тоже не придает особого значения только телесному посту и считает его не более, чем средством нравственного совершенствования:

«Воздержание от пищи само по себе недостаточно к тому, чтобы сделать пост похвальным, а надобно, чтобы, чтобы о в прочем соответствовало поведение, то есть и речи и общение сближение с теми, от которых получить пользу, так чтобы воздержание от пищи было дополнением подвижничества…

…Усиленного воздержания от пищи еще недостаточно для совершенства, если душа не будет вполне воздерживаться от того, что питает грех. Как человек двойственен, состоит из души и тела, так и пища у него двоякая, и если она сообразна с составом каждой части человека, то делает питаемое более сильным к отправлению свойственных ему действий.

Как в телесных упражнениях твердая пища, принятая борцом после приличных упражнений, в какой мере преодолевается силою питаемого, в такой же и тело возводит в большее здравие, и служит к приращению его сил, потому что входит в самый состав его, так и подвиге благочестия, догматы веры и уроки нравственности, постоянно преподаваемые душе, обогащая её постепенными приращениями, приготовляют к тому, чтобы с большею силою и с большим трудолюбием приступает она к изучению важнейшего и совершеннейшего в догматах…» (Святитель Василий Великий. Творения. Т. 1. Толкование на пророка Исаию. Глава 1. №13. СПб., 1991. Репринт. С. 246, 247) .

А святитель Димитрий Ростовский называет эти две стороны двумя сторонами одной лестницы:

«…Известно, что пост и воздержание иссушают наше тело, умерщвляют в нас плотские вожделения и греховные страсти, как говорит об этом святой Киприан: «Гнет более крепкой бразды, чем пост». Пост иссушает болото скверны, от него увядают бесчинные движения плоти и изнемогают вожделения, так что пост укрощает всю силу вражию, воюющую против нас, и легко побеждает искусителя…

Рассмотрев силу и необходимость… первого бока лестницы, рассмотрим и другой бок, которым является воздержание от злых дел…

Почему необходимо поститься от злых дел? А вот почему! Как вещественная лестница не может быть с одним боком, так и добродетельная лестница не может устоять с одним воздержанием в пище, но крайне необходимо и воздержание от злых дел.

Необходимо поэтому знать, какие злые дела особенно тяжелы. Одни происходят от немощи, как, например, плотские сладострастия. Они могут быть укрощены воздержанием в пище. Другие же злые дела, происходящие не от немощи плотской, но от некоей особенной злобы, как например, грех зависти, ненависти, лакомства, грех, поядающий и потребляющий ближнего, — эти грехи гораздо тяжелее всех первых. Ибо грехи плотских сладострастий – это грехи немощи человеческой, грехи же, происходящие от злобы – этот сатанинской вражды.…

Послушаем, чему, воспевая, поучает Триодь: «Постимся постом приятным, благоугодным Господу. Истинный бо пост есть отвержение зла, воздержание языка, отложение ярости, обвинения, лжи, и клятвопреступления: от сих воздержание есть истинный пост и благоприятный».

Без этого второго поста первый пост ничто…Потому, видим, нужно поститься от злых дел, чтобы благоприятен перед Богом был первый пост, пост в пище» (Святитель Димитрий Ростовский. Творения. Поучение в первую неделю Великого поста. СПб., б. г. С. 204-205).

«Триодь – греч. Triodion, трипеснец (канон содержащий в себе, вместо девяти, три песни, во славу Пресвятой Троицы). Но под именем Триоди разумеется не самый канон, который называется трипеснцем, а Богослужебная книга, содержащая в себе между прочим, и трипеснцы, ибо эта книга заключает в себе не одни трипеснцы, но целый ряд служб церковных на всё продолжение времени от недели «Мытаря и Фарисея» и до недели «всех Святых», иначе говоря, — от 9-го воскресенья перед Пасхой и до 9-го воскресенья после Пасхи, включая в этот счет и самую Пасху… Разделяется на две книги: Триодь постную, которая поется от недели Мытаря и Фарисея до дня святой Пасхи, — и на Триодь цветную, которая поется от дня св. Пасхи до недели всех Святых» (Краткий церковно-богослужебный словарь. М., 1997. С. 307-308).

2. Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин. Указ. соч. Собеседование 21. Глава 14. «Пост не есть главное добро». С. 548-549.

3. Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин. Указ. соч. Книга вторая. Глава 11-я. «Какая пища у египтян считается лакомой?». С. 32.

4. Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин. Указ. соч. Там же.

5. «Север (Severus) Сульпиций, христианский историк, родом из Аквитании, род. около 365, ум. ок. 425; пользовался большой известностью как адвокат. Написал ряд диалогов, посланий и исторических сочинений, из которых наиболее крупное – «Священная история» (Historia sacra) в двух книгах. Пользуясь лучшими источниками, он излагает здесь всемирную и церковную историю от сотворения мира до 403 г. Сочинение это изложено литературным языком, в котором заметно подражание лучшим классическим образцам. Север написал также легендарную биографию святого Мартина Турского (+397)» (Христианство. Энциклопедический словарь. Север Сульпиций. Т. 2. М., 1995. С. 532).

6. Цит. по: Зарин С. М. Аскетизм по православно-христианскому учению. М., 1996. С. 646-647.

7. Подробнее о посте как аскетическом подвиге см.: Там же. С. 631-649.

8. «…Не сетуй, когда тебя врачуют. Ни с чем несообразно – не радоваться душевному здравию, а скорбеть о перемене пищи и показывать на самом деле, что у нас более расположение к услаждению чрева, чем к попечению о душе, потому что пресыщение угождает одному чреву, а пост приносит пользу душе. Радуйся, — говорит святитель Василий Великий, — что Врачом дано тебе врачевство, истребляющее грех. Как черви, зарождающиеся во внутренностях детей, — уничтожаются какими- нибудь самыми острыми лекарствами, так и грех, живущий во глубине души, умерщвляется в ней принятием такого поста, который подлинно достоин этого названия» (Святитель Василий Великий. Творения. Т. 2. Беседа 1. О посте 1. СПб., 1911. С. 77).

9. Об этом очень точно и даже с некоторой иронией сказал тот же святитель Василий Великий:

«Как на весах, когда обременена одна сторона, противоположная поднимается вверх, так и в человеке, как всякий может видеть, происходит подобное. С приращением плоти ум делается несколько слабее; и обратно, при благоустройстве ума, нередко утончается плоть…Ибо дымные какие-то испарения, поднимающиеся из обильной и грубой пищи, подобно густому облаку, не допускают до ума нашего нисходящих на него озарений Святого Духа…

Посему и Моисей, восходя умом у созерцанию Бога, без пищи и пития провел сорок дней, чтобы владычественное в себе поставить в невозмущаемом состоянии. Подобным образом Илия, когда намеревался взыскать Бога, столько же времени отвращался от пищи, чтобы не произошло от неё какого – либо омрачения в уме… » (Святитель Василий Великий. Толкование на пророка Исаию. С. 247).

А вот мнение известного русского подвижника 19-го века святителя Игнатия (Брянчанинова) (+1867), свидетельствующее о преемстве аскетического предания:

«Пост есть постоянная умеренность в пище с благоразумной разборчивостью в ней…

Закон поста, будучи по наружности законом для чрева, в сущности есть закон для ума…

Желание пищи выправляется простой трапезою и воздержанием от пресыщения и наслаждения пищею. Сперва надо оставить пресыщение и наслаждение: этим…желание пищи получает правильность. Когда же желание сделается правильным, тогда оно удовлетворяется простою пищею…

Неумеренный пост, т.е. продолжительное излишнее воздержание в пище, не одобряется святыми отцами. От безмерного воздержания и происходящего от него изнеможения человек делается неспособным к духовным подвигам, часто обращается к объядению, часто впадает в страсть превозношения и гордости…

И ныне пища продолжает сильно действовать на душу, что особенно заметно при употреблении вина. Такое действие пищи основано на разнообразном её действии на плоть и кровь, и на том, что её пары и газы от желудка поднимаются в мозг и имеют влияние на ум…».

И далее он дает аскетическую характеристику разных видов пищи, к которой полезно будет прислушаться и нам:

«…Самая естественная пища – та, которая назначена человеку Создателем немедленно после создания – пища из царства растительного. «Вот Я вам дал всякую траву, сеющую семя, какая есть на земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя; — вам сие будет в пищу (Быт. 1, 29). Уже после потопа разрешено употребление мяса (Быт. 9, 3).

Растительная пища…наименее горячит кровь, наименее утучняет плоть; пары и газы, отделяющиеся от неё и восходящие в мозг, наименее действуют на него, наконец, она – самая здоровая, как наименее производящая слизей в желудке. По этим причинам, при её употреблении с особенною удобностию сохраняется чистота и бодрость ума, а с ними и его власть над всем человеком; при её употреблении слабее действуют страсти, и человек более способен заниматься подвигами благочестия.

Рыбные яства, особенно приготовленные из крупных морских рыб, уже совсем другого свойства. Они ощутительнее действуют на мозг, тучнят тело, горячат кровь, наполняют желудок вредными слизями, особенно при частом и постоянном употреблении.

Эти действия несравненно сильнее от употребления мясной пищи. Она крайне утучняет плоть, доставляя ей особую дебелость, горячит кровь; её пары и газы очень отягощают мозг. По этой причине она вовсе не употребляется монахами, она – принадлежность людей, живущих в мире, всегда занятых усиленными телесными трудами. Но и них её постоянное употребление вредно» (Святитель Игнатий Брянчанинов. Сочинения. Т. 1. О посте. Аскетические опыты. Джорданвиль, 1985. С. 135, 136, 137, 138).

К этой же теме он возвращается в поучении во вторую неделю Великого поста, где тоже рассуждает о воздействии неумеренной пищи на духовный строй человека и о назначении в этой связи поста:

«…Установление поста – Божие установление. Первая заповедь, данная Богом человечеству – заповедь о посте. Она была необходимо нужною для нас в раю, до падения нашего, тем нужнее она после падения. Заповедь о посте дана в раю, — повторена в Евангелии…

Подвиг поста не принадлежит исключительно телу; подвиг поста полезен и нужен не единственно телу. Он полезен и нужен преимущественно для ума и сердца. «Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством» (Лк. 21, 34). Спаситель мира открыл нам в этих словах достойное особенного внимания последствие от излишнего употребления пищи и питья, последствие страшное, последствие душепагубное.

От угождения чреву отягощается, грубеет, ожесточается сердце; ум лишается своей легкости и духовности; человек соделывается плотским. Что значит плотской человек? – Именем плотского отмечает Священное Писание того несчастного человека, который пригвожден к земле, который неспособен к помышлениям и ощущениям духовным. «Не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками, потому что они плоть» (Быт. 6, 3), — засвидетельствовал Бог. Плотской человек неспособен к Богопочитанию. Даже человек духовный, подвергшись насыщению, теряет свою духовность, теряет как бы способность знать Бога и служить Ему…

Дебелость и мгла, сообщаемые телу обилием и неразборчивостью в пище, мало по малу сообщаются телом сердцу, и сердцем уму. Тогда эти душевные очи, сердце и ум, притупляются; вечность скрывается от них; земная жизнь представляется для болезненного зрения бесконечною…Нарушение поста угрожает ученику Христову отпадением от Христа…» (Святитель Игнатий Брянчанинов. Сочинения. Т. 4. Поучение во вторую неделю Великого поста. Значение поста для человека. Аскетическая проповедь. Джорданвиль, 1984. С. 86-87).

10. Вот как об этом поучает в своих письмах преподобный Амвросий Оптинский (+1891):

«…Я постником никогда не был, ссылаясь на немощь и болезненность телесную, и в оправдание придерживаюсь апостольского правила (70 или около сего), в котором слабым родильницам на страстной неделе разрешается виноградное вино и елей. Правильно или неправильно это; только немощь и болезненность телесная мудрена, и мудрено с ней справляться. Не без причины святой Исаак Сирин, первый из великих подвижников, написал: «Если понудим немощное тело больше силы его, то приходит смущение на смущение.

Поэтому, чтобы бесполезно не смущаться, лучше снисходить немощи телесной, сколько потребно будет…Мы не выше святого Иоанна Златоуста, которого немощь телесная понудила жить в городе, чтобы иметь удобную пищу, хотя и простую, но удобоваримую…» (Амвросий Оптинский, иеросхимонах. Собрание писем к мирским лицам. Письмо № 35. Сергиев Посад: Репринт, 1908. С. 43-44).

«…Нужда и немощь мудрены, хоть кого заставят смириться и покориться – снизойти. Есть старинная пословица: «Где бритвы нет, там и шило бреет; нужда законов не имеет»… Есть и святоотеческое слово, что мы должны быть не телоубийцами, а страстоубийцами. Но апостол пишет: «Каждый своей мыслию извествуется» (Письмо № 36. Указ. соч. С. 44).

11. Цит. по: Зарин С. М. Указ. соч. С. 640.

12. Цит. по: Зарин С. М. Указ. соч. С. 647-648.

13. «…Если совесть ваша не соглашается, — пишет преподобный Амвросий Оптинский, — употреблять вам в пост скоромное, хотя и по болезни, не нельзя презирать и насиловать совесть свою. Скоромная пища не может исцелить вас от болезни; и потому после вы будете смущаться, что поступили вопреки внушениям совести вашей.

Лучше из постной пищи выбирайте для себя питательную и удобоваримую вашим желудком. Бывает, что некоторые больные употребляют в пост скоромную пищу как лекарство, и после приносят в этом покаяние, что по болезни нарушили правила св. церкви о посте.

Но всякому нужно смотреть и действовать по своей совести и сознанию, и сообразно с настроением своего духа, чтобы смущением и двоедушием себя еще больше не расстроить.

Вот я вам высказал свое мнение, как разумею, а вы избирайте для себя полезнейшее» (Амвросий Оптинский, иеросхимонах. Собрание писем. Письмо № 174. Часть первая. Письма к мирянам. М., 1997. С. 172-173).

И еще один его совет о роле совести в подвиге поста:

«Тебе не нравится, что N принуждает свою супругу к скоромному столу в постные дни. Да и невозможно, чтобы это нравилось кому – либо из благонамеренных, разве только одним новым и модным людям. Можешь сказать ему наедине, чтобы он не принуждал к этому свою супругу, а иначе могут быть вредные последствия, и для него самого неприятные.

Когда жена его, из угождения к нему, сперва невольно обременит свою совесть презрением святого поста; потом уже и добровольно будет презирать и то и другое. Зло не стоит в одном положении, а обыкновенно возрастает и прибавляется» (Амвросий Оптинский, иеросхимонах. Собрание писем к мирским лицам. Письмо № 145. Сергиев Посад: Репринт, 1908. С. 154).

Просмотрено: 74 раз.

Рекомендуем

Расписание вступительных экзаменов на Отделение церковных искусств Минской духовной семинарии

Вступительные испытания проводятся с 8 по 12 августа (заезд абитуриентов 8 августа до 17:00).

Расписание вступительных экзаменов на Богословско-пастырское и Богословско-педагогическое отделения Минской духовной семинарии

Вступительные испытания проводятся с 8 по 12 августа (заезд абитуриентов 8 августа до 17:00).