Крестопоклонная неделя

Протоиерей Владимир БАШКИРОВ, магистр Богословия

1У третьего воскресенья Великого поста название редкое — Крестопоклонная неделя. Смысл понятен, речь идет о почитании Креста. Но ведь есть праздники Креста Господня- 14 августа или 27 сентября, когда также торжественно на середину церкви выносится крест, и ему покланяются и его целуют. Но почему тогда то же самое делается еще раз и в Великом посту?1.

А вот для чего! Цель поста — в том, чтобы побороться с самими собой, как бы распять свои привычки и пристрастия. Дело это непростое, тут надо себя постоянно понуждать. Давно заметили, что к середине поста энтузиазм ослабевает, человек к нему привыкает, и перестает быть требовательным к себе. Вот тут- то и самое время предложить ему утешение и укрепление. А что может верующее сердце укрепить больше, чем память о крестных страданиях Христа?

Так всегда и думали. Вот типичное мнение древнего проповедника:

«Если Сам Бог распялся ради нас, то разве не следует и нам сораспяться Ему и облегчить свои скорби воспоминанием о Его страданиях и животворящем Кресте Его славы?» 2.

Та же мысль и в церковных песнопениях: «Сораспнемся, братия, нас ради Распятому, постом и молитвой умертвим плотские похоти и страсти»3.

Поклонение Кресту в этот день известно с самых древних времен. Сохранилось немало поучений знаменитых проповедников древней Церкви — Иоанна Златоуста (+407), Софрония, патриарха Иерусалимского (+638), Феодора Студита (+826)4.

А преподобный Ефрем Сирин (+373) оставил настоящий образец размышлений о Кресте и крестных страданиях Христа. Приведу небольшой отрывок:

«Крест – воскресение мертвых. Крест упование христиан. Крест – жезл хромых. Крест – утешение бедных. Крест – низложение гордых. Крест – надежда отчаянных. Крест – отец сирот. Крест – хранитель младенцев. Крест – утешение скорбящих. Крест – слава мужей.

Крест – венец старцев. Крест – свет сидящих во тьме. Крест – мудрость невежд. Крест – проповедь пророков, спутник апостолов.

Крест – целомудрие дев и радость священников. Крест – основание Церкви, утверждение вселенной. Крест – очищение прокаженных, восстановление расслабленных. Крест – хлеб алчущих, источник жаждущих. Крест – покров нагих….Ни на один час, ни на одно мгновение не будем оставлять Креста, и без него не станем ничего делать. Но спим ли, встаем ли, работаем ли, едим ли, пьем ли, идем ли в путь, плаваем ли по морю, переходим ли реки, будем украшать себя животворящим Крестом и не убоимся « ужасов в ночи, стрелы, летящей днем, язвы, ходящей во мраке, заразы, опустошающей в полдень (Пс. 90, 5-6)5».

Ефрем был тонким стилистом, и частым повторением ключевого слова Крест хотел настроить слушателя или читателя постоянно держать в уме память о кресте.

Память о Кресте Господнем со временем действительно вошла в церковную практику и стала восприниматься как правильное настроение сердца. Не случайно, в церковном предании сохранилось немало примеров именно такого отношения к Кресту.

Вот классическая история из книги «Луг духовный», написанной в начале 7-го века блаженным Иоанном Мосхом (+622) и до сих пор популярной на христианском Востоке.

«Три старца однажды пришли к пресвитеру авве Стефану. Они долго сидели у него, ведя беседу о спасении души. Авва Стефан молчал.

— Что же ты, отче, нам ничего не ответишь? Мы пришли к тебе ради духовной пользы.

— Простите меня – я не слыхал ничего, что вы до сих пор говорили. Впрочем, что знаю, скажу вам.

— Днем и ночью я ни на что более не взираю, кроме Господа нашего Иисуса Христа, пригвожденного к древу крестному.

Старцы, получив урок, удалились…»6.

Цель такого аскетического приема хорошо поясняет святитель Григорий Нисский (+395):

«Взирать на крест, — говорит он, — значит, всю свою жизнь

сделать как бы мертвой и распятой для мира, пребывать неподвижным на всякий грех, как говорит пророк (Давид), пригвоздив страху Божию плоть свою (Пс. 118, 120 по славянской Псалтири). Гвоздем же, удерживающим плоть, является воздержание»7.

А святой Феофан Затворник (+1894) называл этот процесс спостраданием Христу и объяснял свою мысль так:

«Один род спострадания – через внешние скорби и лишения, ради веры в Господа. Другой род спострадания — борьба со страстями и похотями.

Здесь надо безжалостно принуждать себя на все доброе и сопротивляться всем недобрым порывам. И причинит это не меньше боли, чем страдания внешние и непроизвольные. Потому и можно в полном смысле говорить о спострадании Господу, сообразном Его смерти»8.

У блаженного Августина (+430) я как-то прочитал потрясающие слова, которые просто врезались в память:

«Крест есть школа, где Учитель поучает нас с древа, на котором Он висит»9.

И вправду, учит: терпению, любви и миру, и не только учит, но и сам становится путем, истиной и жизнью (Ин. 14, 6).

О тайне Креста рассуждать можно еще долго, но лучше всего самому зайти в храм, и многое станет ясно без всяких слов.

 

Примечания:

1. Священник Павел Флоренский (+1943) обращает внимание на обращение к Кресту в церковных песнопениях, как к живому лицу и пытается объяснить этот на первый взгляд странный факт:

«Разве служение, воспевание, поклонение, лобызание, каждение, возжигание свеч и лампад достоит кускам дерева, каковыми, видимо и чувственно является крест? Но что же тогда сказать о молитвенных к нему обращениях, о призываниях его, обнаруживающих , что перед нами не кусок дерева, а живое, пренебесное существо, могущее защищать нас и помогать нам, по нашему к нему призыву? Крест честный – нам не безличное оно, и не он даже, но Ты. А то, что для другого может быть Ты, в себе и для себя есть Я – то есть лицо, существо разумное и духовное.

«Кресте – верных упование и оружие, священников слава, монахов крепость, твоею силою всех тебя славословящих спасай во веки» …

«Радуйся пречестный и животворящий кресте Господень…Помогай мне со Святою Госпожею, Девою Богородицею и со всеми святыми во веки…

Канон Честному Кресту – творение Григория Синаита – весь состоит из обращений ко Кресту как Существу живому. А преподобному Андрею Юродивому он самолично явился на призыв.

«В темную ночь Андрей Юродивый проходил мимо церкви верховных апостолов Петра и Павла. Сатана в виде эфиопа столкнул его в бывший тут ров, полный грязи. Погрузившись в тину уже по пояс, святой Андрей воззвал: « Апостолы, …помогите мне недостойному рабу вашему, избавивши меня из глубины рва». И тотчас явился Крест, висящий в воздухе, и был как огонь палящий, испуская сияние лучей в долину к блаженному. Увидев Крест, святой Андрей воскликнул: «Да знаменуется на нас свет лица Твоего, Господи».

«Да знаменуется на нас свет лица твоего, Господи» (Пс. 4, 7), — воскликнул словами псалма Андрей Юродивый, а по русскому переводу: «Яви нам свет лица Твоего, Господи». – Явился же ему Крест…

Значит: явление света Лица или знамение света лица Господня и есть явление Креста, то есть Крест есть свет Лица Господня, или явление славы Его — Слава Господня, или еще – созерцаемый, являемый миру Образ Господень. А по образу Его – сотворен человек. Поэтому Крест есть человеческая природа, взятая на Себя Господом, в её единстве и Божественном отображении.

В этом смысле Крест Честный может даже отождествляться с Господом, по единству Божественной Ипостаси Господа…

Явление Господа, Господь в явлении – и есть Крест. «Крест в Христе и Христос на Кресте; Крест есть образ распятого Христа». Отсюда понятно, почему в первохристианской иконографии Лицо Господа изображалось обычно Крестом.

Но человек – по Образу Христа, и потому Крест есть образ Божий в человеке, его тип, тогда как тип Креста, прототип человека – Сама Пресвятая Троица: Пресвятая Троица – Крест – Человек» (Флоренский Павел, священник. Страх Божий. Из богословского наследия // Богословские труды № 17. М., 1977. С. 89, 90, 91, 92).

По мнению многих святых отцов такая идея Креста проходит через всё Священное Писание, и уже в Ветхом Завете содержится немало его прообразов. Вот важнейшие из них в изложении преподобного Иоанна Дамаскина (+749):

«Этот честный крест прообразовало древо жизни, насажденное Богом в раю. Ибо как через древо вошла смерть (Быт. 2, 3), то надлежало, чтобы через древо были дарованы жизнь и воскресение.

Иаков, поклонившись на конец жезла Иосифова (Быт. 47, 31), первый изобразил крест, и благословивши своих сыновей переменными руками (Быт. 48, 14), весьма яснор начертал знамение креста.

То же прообразовывали: жезл Моисея, крестообразно поразивший море и спасший Израиля, фараона же потопивший (Исх. 14, 16).

Руки, крестовидно простираемые и обращающие в бегство Амалика (Исх. 17, 11).

Горькая вода, услажденая древом (Исх. 15, 25).

Скала, рассекаемая (жезлом) и источающая воду (Исх. 17, 6).

Жезл, приобретающий Аарону достоинство священноначалия (Числ. 17, 8-9).

Змий, вознесенный на древе в виде трофея, как будто уже умерщвленный (Числ. 21, 9), в то время, как древо спасало тех, которые с верою взирали на мертвого врага, подобно тому, как Христос плотию не знавшею греха, был пригвожден за грех.

И великий Моисей (говорит) взывая: «Увидите жизнь вашу, висящую на древе перед глазами вашими» (Втор. 28, 66).

И Исаия говорит: «Всякий день простирал Я руки Мои к народу непокорному, ходившему путем недобрым, по своим помышлениям» (Ис. 65, 2).

О если бы мы, поклоняющиеся кресту, получили удел с распятым Христом!» (Преподобный Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. Книга 4. Глава 11. О кресте и еще о вере. Полное собрание сочинений. Т. 1. СПб., 1913. 307-308) .

Всего насчитывается 29 типов креста, восходящих к практике древней Церкви. Среди них: греческий крест, латинский крест и крест в виде последней буквы еврейского алфавита тав, крест в виде круга, андреевский крест, крест апостола Петра, крест в виде вилки, кресты с так называемой Христограммой или ставрограммой (от гр. слова stauros – крест), евхаристический крест в виде круга с пятью точками, Иерусалимский крест, патриарший крест с поперечной нижней планкой или без неё, русский восьмиконечный крест, крест в виде древа жизни, армянский крест и другие (Spitzing Guenter. Lexikon byzantinisch christlicher Symbole. Muenchen, 1989. S. 195-204).

В память о крестных страданиях Спасителя на христианском Востоке и Западе кресты нашиваются и на священнические облачения, особенно на их главный элемент – епитрахиль или столу:

«Епитрахиль происходит от греческого слова Trachelos – шея и значит нашейник…Она означает, во первых, свыше от главы исходящую благодать, как говорит Давид: «Яко миро на главе, сходящее на ометы одежды его»; потом, — что иго священства Христова благо; и сверх того, — что подобно тому, как Сам Христос на Своих плечах нес крест на страдание, так поступает и иерей, удостоившись совершать таинства страданий Его» (Вениамин, архиепископ Нижегородский и Арзамасский. Новая Скрижаль. СПб.: Репринт, 1908. С. 148).

Однако на Западе нашивать кресты на столу стали значительно позднее, чем на Востоке:

«Слово «Stole» имеет в греческом языке значение «одежда», и служило для обозначения всех видов одеяний. Но у него есть еще и дополнительное значение одежды с украшениями…Греческий текст Священного Писания удерживает общепринятое значение этого слова. Подобно другим названиям понятие «Stole» было заимствовано в латинский перевод Библии, а оттуда перешло и в церковный язык…

Кресты на столах встречаются иногда уже в 11 и 12 веках. Так была украшена стола святого Томаса Кентерберийского; на ней – три креста, один в середине, и два других на обоих концах…Но лишь в позднее Средневековье кресты на столах становятся более частым явлением…

Из многочисленных сохранившихся стол 14-го, 15-го и начала 16-го столетия, только стола из церкви Святой Девы Марии в Данциге имеет крест…Но в 16 –м веке нашивать на столу не один, а три креста становится традицией …» (Braun Joseph. Die Liturgische Gewandung im Occident und Orient. Darmstadt, 1964. S. 593-594).

2. Триодь постная. Синаксар Крестопоклонной недели. С. 229.

3. Там же. Служба в среду третьей недели Четыредесятницы. С. 206.

4. Дебольский Григорий, протоиерей. Дни богослужения православной кафолической восточной Церкви. Мн.: Изд. Харвист, 2002. С. 646-647.

5. Цит. по: Булгаков С. В. Настольная книга священнослужителя. Т. 1. М., 1993. С. 573-574.

6. Блаженный Иоанн Мосх. Луг духовный. Творение. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1967. Репринт 1896. С. 79.

7. Святитель Григорий Нисский. Творения. Часть первая. О жизни Моисея законодателя. М., 1861. С. 360.

8. Святитель Феофан Затворник. Толкование посланий св. апостола Павла к Филиппийцам и Солунянам. М., 1895. С. 132-133.

В своих письмах святитель Феофан часто возвращается к теме креста, как спасительному крестоношению на всю жизнь:

«Есть крест внешний – на плечах лежит. Это скорби, беды, лишения, болезни… нападки, напраслины.

Есть крест внутренний – самоотвержение с самоумерщвлением.

Есть крест – духовный, Божий или божественный – распятие по воле Божией.

Кресты эти один из другого рождаются. Последний обозначается преданностью в волю Божию, тихою, молчаливою, упокоительною; второй – борьбою с самим собою, безжалостной к себе; третий – терпением неприятностей. Сколько крестов, столько и крестоношений. Все они неразлучны бывают до гроба; только иной раз одни чувствительней, в другой раз, другой или третий. Однако же вступают они в дело или налагаются постепенно… и быв наложены, остаются…Трисоставный крест» (Святитель Феофан Затворник. Собрание писем. Письмо № 986. Выпуск шестой. М.: Репринт, 1899. С. 115-116).

«Спасение наше в кресте, а именно в крестных страданиях. Через напрасные скорби и страдания прививаемся к кресту Христову, из него приемлем силу крестную очищающую, освящающую и благоволение Божие привлекающую. Путь тесный и прискорбный есть прямая дорога в рай…Всякая напраслина, благодушно переносимая – венец Божий есть на голову уже надетый…» (Святитель Феофан Затворник. Собрание писем. Письмо № 941. Выпуск пятый. М.: Репринт, 1899. С.232).

«…Когда Господа сняли со Креста, Крест остался на Голгофе, а потом его сбросили в бывшую там яму, куда бросали эти орудия казни вместе со всяким другим сором. Скоро Иерусалим был разорен, и все здания его сровнены с землею. Засыпанною оказалась и яма, где брошен Крест Господень.

Когда город восстанавливали язычники (иудеям запрещено было и приближаться к месту, где он был), случилось так, что на том месте, где скрыт был Крест Господень, они поставили идола Венеры, языческой богини блуда и всяких похотей. Враг так внушил им.

Так бывает и с внутренним нашим крестом. Когда враг разорит духовный строй в душе, сей наш мысленный Иерусалим, тогда и крест духовный сбрасывается с высоты Голгофы сердечной и заваливается хламом сластей и похотей, и похотное самоугодие, как башня, возвышается над всем внутренним миром нашим, и всё в нас поклоняется ему и его мановениям, пока не озарит благодать, не воодушевит свергнуть сего идола и воздвигнуть крест самораспятия» (Святитель Феофан Затворник. Собрание писем. Письмо № 493. Выпуск третий. М.: Репринт, 1899. С.166).

Мысли церковных писателей о крестоношении хорошо обобщает святитель Игнатий (Брянчанинов) (+1867):

«Взять крест свой – значит великодушно переносить те насмешки и поношения, которыми мир осыпает последователя Христова, те скорби и гонения, которыми грехолюбивый и слепотствующий мир преследует последователя Христова…

Взять крест свой – значит добльственно претерпевать тяжкий невидимый труд, невидимое томление мученичество, ради Евангелия, при борьбе с собственными страстями, с живущим внутри нас грехом, с духами злобы, которые с яростью восстанут против нас и с ожесточением воспротивятся нам, когда мы вознамеримся свергнуть с себя иго греха и подчиниться игу Христову…

Взять крест свой – значит с покорностью и смирением подчиниться тем временным скорбям и бедствиям, которые благоугодно Божественному Промыслу попустить нам в очищение наших согрешений, Тогда крест служит человеку лестницей от земли на небо…

Взять крест свой – значит добровольно и с усердием подчиниться лишениям и подвигам, которыми обуздываются…стремления нашей плоти…

Что значит взять крест и взять крест именно свой? Это значит, что каждый христианин должен терпеливо переносить именно те оскорбления и те гонения от мира, которые его постигают, а не какие-то другие. Это значит, что каждый христианин должен с преданностью воле Божией, с исповеданием правосудия и милосердия Божия, с благодарностью Богу переносить те именно скорби и лишения, какие попустит ему Божественный Промысл, а не другие какие-то, рисуемые и предлагаемые гордостным мечтанием…

Это значит – довольствоваться именно теми телесными подвигами, которые соответственны нашим телесным силам, в которых именно нуждается наша плоть для содержания её в порядке, а отнюдь не стремиться, увлекаясь тщеславным усердием, по выажению святого Иоанна Лествичника, к усиленному посту, к усиленному бдению, и прочему безмерию в подвигах, разрушающему телесное здоровье и направляющему дух к самомнению и само обольщению…» (Святитель Игнатий Брянчанинов. Поучение в третью неделю поста. О крестоношении. Аскетическая проповедь. Т. 4. СПб.: Репринт, 1905. С. 92-94).

9. Энциклопедия проповеди. Т. 1. СПб., 2000. С. 448.

Просмотрено: 39 раз.

Рекомендуем

В Минской духовной семинарии состоялась презентация сборника публикаций известного белорусского деятеля В. В. Богдановича (1878–1939)

В ходе мероприятия перед слушателями выступил составитель сборника, доцент кафедры истории Беларуси, археологии и специальных исторических дисциплин ГрГУ А.С. Горный.

В издательстве Минской духовной семинарии вышел сборник материалов XVII Семинара студентов ВУЗов Беларуси

В состав сборника включены 85 докладов участников форума, выступавших в рамках пленарного заседания, шести тематических секций, а также представивших свои сообщения в секции заочного участия.