Грех

Юрий Рубан, кандидат богословия

ГРЕХ1

Вряд ли найдется человек, не знающий и не употребляющий в своей жизни слова «грех», – пусть даже это будет совсем не церковный, но хотя бы просто совестливый и порядочный человек. Некоторые христиане придают этому понятию преувеличенное значение: считают весь мир лежащим во зле, а себя самих – грешниками, которым нет спасения (или шанс на это ничтожен). При этом они забывают, что самый страшный «грех» – смерть – раз и навсегда побежден Христовым Воскресением, даровавшим нашей новой природе объективное спасение и потенциальную способность (через усвоение благодати) к бесконечному просветлению и обожению2 . Постараемся хотя в общих чертах уяснить историю и содержание этого нравственного понятия.

Что такое «грех»?

Грех – это религиозно-богословское понятие, соответствующее тому, что в этике называется «злом», а в юриспруденции – «преступлением». Грех обозначает вольное или невольное нарушение нравственного закона, данного Самим Богом. Согласно определению апостола Иоанна Богослова, «грех – это беззаконие» (1 Ин 3:4). Поэтому концепция греха носит чисто религиозный характер (поскольку попира¬емый им «закон» – это волеизъявление Бога!) и без соотнесенности с этим «законом» превращается в пустую абстракцию или искусственно созданный свод правил «хорошего тона». «Где нет закона, нет и преступления» (Рим 4:15). Русскому слову «грех» соответствует употребляемое в Новом Завете греческое слово хамaртема, хамартиа, которое буквально переводится как «ошибка», «заблуждение», «проступок». Это знаменательно. Поэтому «грешить» – значит «не попадать в цель», «промахиваться», «ошибаться», «отклоняться от истины», что указывает на изначально интеллектуальное, а не моральное содержание этого понятия в греческом языке (сравни русское «огрех», «погрешность»). В античных пантеистических системах понятие греха в нашем смысле отсутствовало, поскольку не существовало противопоставления Бога (богов) природе. Это выражается в стоической максиме «Что естественно – то не постыдно» (Сенека).

Причины появления греха

Теории о времени и причинах возникновения греха широко варьируются в различных религиозно-философских системах. В дуалистических (персидский зороастризм) и гностических воззрениях зло (следовательно, и производный от него грех) рассматривается как независимое и самостоятельное начало, вечно противостоящее началу доброму. Напротив, согласно библейскому учению, зло – не изначально, но явилось следствием грехопадения части сотворенных Богом ангелов, ставших бесами. Их возглавляет Сатана («Противоречащий»), или Дьявол («Клеветник»). Поэтому источник греха для сотворенного безгрешным человека (что символизируется его богоподобием, – Быт 1:26-27) – это древний «змей искуситель» (одно из воплощений Сатаны).

Библейское понимание греха

Библейское понимание греха определяется повествованием о грехопадении прародителей, которым открывается история человечества. Поэтому истинная природа греха выявляется прежде всего через библейскую (священную) историю, сущность которой составляет так называемая «история Божественного домострои-тельства», или «история спасения». Она понимается как история безустанно повторяемых Богом попыток оторвать человека от его привязанности к греху, сохраняя при этом свободу выбора. Завершением и апофеозом этой истории является жизнь и страдания Иисуса Христа, Сына Божия, ставшего «Сыном Че¬ловеческим». Совершив дело послушания и любви, Он совершил тем самым искупление человечества, осуществив в себе самом состояние Адама до грехопадения и став первым совершенным Человеком (Вторым Адамом).

Грех в христианском богословии

В христианском нравственном богословии существуют различные классификации греха, основанные на таких критериях как «свойство греховных действий», «степень участия в грехе сознания и воли человека» и «тяжесть самого греха». При этом двойственный состав человека – духовный и телесный – позволяет свести все многообразие грехов к двум категориям – грехам чувственным (физиологическим) и грехам духовным.

Греховное «непослушание» выражается двояко: 1) в форме совершения того, что запрещено законом, и 2) в форме неисполнения того, что предписано законом. Грешит и тот, кто обижает ближних, и тот, кто не помогает им, имея к тому возможности, даже если он не творит зло, а лишь зарывает в землю данный Богом талант (см. евангельскую притчу «О талантах», – Мф 25:14–30). Поэтому христианское нравственное богословие видит основу греха в эгоизме, себялюбии и вытекающем отсюда богопротивлении, когда воля Бога подменяется волей индивидуума или волей коллектива («партии»).

Спорный характер носит в христианском богословии учение о так называемом «первородном грехе» (перевод неудачного латинского выражения peccatum originale, «грех, получаемый при происхождении, рождении», «грех происхождения»), с особой отчетливостью сформулированное блаженным Августином. Полемизируя с направлением христианской мысли (пелагианством), отрицавшем церковное учение о «поврежденности» человеческой природы в Адаме, он применил это выражение к тому греху-ошибке, который вошел в мир через первого человека (Рим 5:12) и был передан им (как неискоренимая зараза) всем потомкам, вне зависимости от личных качеств каждого человека.

Формально юридический характер имеет и сформировавшаяся в период Средневековья классификация грехов на «смертные» и простительные. К числу первых относятся: гордость, сребролюбие, блуд, зависть, чревоугодие, леность и гнев. При этом они символически уподобляются семи языческим народам, побежденным Иисусом Навином (Втор 7:1; Деян 13:19) и семи бесам, изгнанным Иисусом Христом из Марии Магдалины (Мк 16:9). Сам же Иисус Христос считал единственным «смертным» (непростительным) грехом «хулу на Духа Святого». «Говорю вам: «Всякий грех и хула будут прощены людям; но хула на Духа не будет прощена людям» (Мф 12:31–32). Под этим грехом понимается совершенно сознательное и ожесточенное противление человека истине – как следствие возникновения живого чувства вражды и ненависти к Богу. В этом состоянии человек, как существо нравственно свободное, психологически недоступен действию ниспосылаемой ему Свыше спасающей благодати.

Юридический менталитет западного христианства способствовал детальной разработке здесь учения о грехе и спасении. Напротив, в восточном богословии долго сохранялось высокое представление о достоинстве человека и его изначальной свободе, что выразилось даже в неопределенности самого понятия «грех». «Грех сам по себе не существует, поскольку он не сотворен Богом. Поэтому невозможно определить, в чем он состоит» (!) («Православное исповедание», вопрос 16).

Это оптимистичное заявление утвержденного Православной Церковью авторитетного богословского документа призывает нас не «зацикливаться» на своих действительных или мнимых грехах (недостатках), а заботиться об умножении добрых дел.

Лит.: Велтистов В. Грех: его происхождение, сущность и следствия. М., 1885; Флоренский П., свящ. Столп и утверждение истины. М., 1990 (глава «Грех»); Иоанн (Шаховской), архиеп. Апокалипсис Мелкого Греха. СПб., 1997; Грехи против Духа Святого. М., 1997.

Примечания:

1.В несколько сокращенном виде эта статья опубликована: «Российский гуманитарный энциклопедический словарь». Том I. М.; СПб., 2002. С. 513.

2.См.: Рубан Ю. Пасха: история, богословие, традиции. СПб., 2008. С. 5–7 (глава «Как мы были спасены?»).

 

Просмотрено: 61 раз.

Рекомендуем

И.о. ректора семинарии встретился с руководством Банка ВТБ (Беларусь)

Итогом встречи стало достижение договоренности о возможных направлениях взаимодействия Минской духовной семинарии и Банка ВТБ (Беларусь), совместных мероприятиях и проектах.

Патриарший Экзарх всея Беларуси посетил Минскую духовную семинарию

Во время встречи с митрополитом Минским и Заславским Вениамином рассматривались вопросы организации образовательной, воспитательной и научной деятельности в 2020/2021 учебном году.