Попытка богословско-экклесиологической интерпретации выражения «Церкви-сестры» по учению Римско-Католической Церкви

Иерей Иоанн Кононович

Диалог является неотъемлемой частью нашей жизни. Можно утверждать, что без диалога не возможно общение между людьми. Диалог (греч. διαλογος) — беседа между двумя людьми или между группами людей, в которой каждый выступающий, в свою очередь берет слово, чтобы выразить свое мнение по данной теме. Греческое слово показывает нам смысл данного типа связи между говорящими. Оно подразумевает не только выражение мнения, но и стремление понять собеседника, внимательно слушать то, что он сказал. На основании важность диалога в повседневной жизни, легко понять его огромное значение в религиозной жизни при рассмотрении этого вопроса с учетом всех исторических аспектов. Здесь особенно необходимо взаимное уважение и осторожность при рассмотрении мнения оппонента. Необходимо быть внимательным в том, какое значение стороны диалога придают тем или иным выражениям, говоря об одной и той же теме и, нередко, с использованием идентичных терминов.

Целью данной публикации является рассмотрение значения термина «церкви-сестры», согласно с учением Римско-Католической Церкви. Автор не ставил перед собой задачу критиковать или опровергнуть мнение Римско-Католической Церкви. Напротив, это попытка провести изучение значения и роли этого понятия в жизни и учении Римско-Католической Церкви, как одной из сторон официального диалога между Православной и Римско-Католической Церквами. Анализ проводился на основе официальных документов Римско-Католической Церкви.

В целом, в церковной литературе, выражение «Церкви сестры» стало использоваться в период пентархии, между церквами-патриархатами. Римская церковь занимала первое место среди сестер Поместных Церквей. В тоже время, здесь следует подчеркнуть, что, согласно выражению папы Бенедикта XVI: «ни один Римский Понтифик не признавал этого уравнивания патриарших кафедр, ни принимал того, что всеми признавался лишь примат чести римской кафедры. Напротив, следует отметить, что восточная структура патриархатов никогда не развивалась на Западе»[1].

В новейшую эпоху выражение «Церкви-сестры» впервые было использовано Патриархом Афинагором I, когда он приветствовал братский жест и призыв к единству Папы Иоанна XXIII. Затем Второй Ватиканский Собор использовал ту же фразу, чтобы описать братские отношения между отдельными церквями[2]. Первым папским документом, в котором мы находим это выражение является послание «Anno Ineunte», оглашенное в ходе визита Папы Павла VI в Стамбул (август 1967), текст этого послания позже был включен в совместное заявление двух иерархов во время визита в Рим патриарха Константинопольского Афинагора[3]: «Что видели апостолы и объявили нам, Бог дал нам, чтобы получить в вере. Через крещение, мы одно во Христе Иисусе, а апостольское преемство, священство и Евхаристия объединяют нас более тесно. Участием в Божиих дарах, в Его Церкви, мы вступаем в общение с Отцом через Сына в Святом Духе. Мы становимся сыновьями в Сыне во всей полноте, действительно и таинственно мы становимся братьями друг с другом. В каждой части этой тайны проявляется Божественная Любовь, не является ли это источником традиционного и столь красивого самоопределения церквей, выраженного словами «Церкви-сестры»? Эту жизнь Церквей-сестер, мы веками переживали совместно, составляя совместно Вселенские соборы, которые охраняли веру от всех повреждений. Теперь, после долгого периода разделения и взаимного непонимания, Господь дает нам вновь обрести себя в качестве Церквей-сестер, несмотря на препятствия, которые стоят между нами[4]».

Вполне возможно, мы могли бы рассмотреть этот термин как «чисто протокольный жест»[5], но, в соответствии с текстом, в основе этого утверждения лежит сакраментальное присутствие Христа в каждой локальной церкви, и поэтому, опять же согласно с текстом, общение, несмотря на то, что оно несовершенно, уже есть. Таким образом, сближение между Востоком и Западом должно быть понято как постепенное признание локальных (поместных) церквей, а не как возвращение в каноническое послушание Риму. Здесь видится основа для экуменического метода, основанного на богословии локальных церквей, который всегда было свойственен православным, но теперь, похоже, после II Ватиканского Собора, официально принято Римом. Остается лишь, что бы наши Церкви были готовы рассматривать единство веры, как состояние уникальное и необходимое для восстановления полноты сакраментальных и канонических взаимоотношений[6]. Папа Бенедикт XVI в период, когда он был кардиналом и профессором, сделал предложение, имеющее большое значение в связи с этим вопросом, сказав: «Объединение может произойти, если на Востоке откажутся от своих атак на западное развитие второго тысячелетия, называя его еретическим и принять католическую традицию как православную, в той мере, которой она достигла в собственном опыте своего развития. Соответственно, объединение может произойти, если Запад признает восточную традицию православной и легитимной в том виде, в котором она себя сохранила»[7].

Следует отметить, что Римско-Католическая Церковь имеет различные экклезиологические толкования выражений «Поместная Церковь» и «Церкви-сестры». Способ существования поместной церкви в структуре Римско-Католической Церкви описывается на II Ватиканском соборе в конституции «о Церкви» («Lumen gentium») (nn.23-27), в конституции «Литургия» («Sacrosanctum Concilium») (n.41), в Декрете «о миссионерской деятельности Церкви» («Ad gentes») (nn. 18-20), в Декрете «о экуменизме» («Unitatis redintegratio») (nn.14-17). Собор  признает также законные различия, которые существуют между Церквами Востока и Запада, и призывает обратиться к источникам этих различий, что даст возможность рассмотреть их комплексно. Между поместными церквами должны существовать братские отношения в общности веры и любви, как между Церквами сестрами, в совершенном общении с Римским престолом, который, в тоже время, рассматривается как видимый символ общения между всеми поместными церквями[8].

Когда мы говорим о Римско-Католической Церкви в отношении к богословскому и экклесиологическому содержанию термина «Церкви-сестры», всегда необходимо делать уточнения согласно с текстами II Ватиканского Собора и других официальных текстов и заявлений Ватикана. В Римско-Католической Церкви могут говорить о Церквах-сестрах имея ввиду лишь отношения между частями Католической Церкви. Говоря об отношениях между католическими и некатолическими церквами, могут говорить называть Римскую церковь Церковью-сестрой для других, в.ч. и православных церквей. Но при этом в буквальном смысле она не рассматривается только как Церковь-сестра, потому что: «Церковь, как организованное общество, существует (subsistit in) в этом мире как Католическая Церковь, руководимая преемником Петра и епископами, находящимися в общении с ним»[9]. И поэтому Римская Церковь не просто сестра, и даже не сестра, а мать всех Церквей.

Можно поставить вопрос: каково богословское значение фразы subsistit in? II Ватиканский собор настаивает на двух доктринальных заявлениях: а) Церковь Христова продолжает существовать в полной мере только в Римско-Католической Церкви, несмотря на разногласия среди христиан, и б) многие элементы[10] освящения и истины существуют и вне Ее структур, в Церквах и церковных общинах, не состоящих в полном общении с Римско-Католической Церковью.[11]

Бенедикт XVI (будучи кардиналом) в декларации Dominus Iesus сказал буквально следующее: «христианские церкви, не состоящие в совершенном общении с Римским престолом, остаются, тем не менее, объединенными с ней тесными связями, такими как апостольское приемстово и действительная Евхаристия и, поэтому, являются истинными Церквами»[12]. Далее этот аргумент дополняется следующим образом: «Несмотря на непризнание ими (т.е. Церквами не находящимися в полном общении с Римской кафедрой) примата, который Римский епископ  объективно имеет и распространяет на все Церкви, в соответствии с Божественной волей, Церкви сохраняют элементы Церкви Христовой. В тоже время, церковные общины, которые не сохранили действительного епископства (апостольского преемства в рукоположении) и подлинной Евхаристии, не являются церквями в собственном смысле этого слова, даже если они сохранили таинство крещения»[13]. Иными словами, он заключает, что эти Церкви и церковные сообщества имеют значение в таинстве спасения, потому что Христос не отказывается от использования их в качестве инструментов спасения. Это значение для спасения вытекает из полноты благодати и истины, которые сохраняются в Римско-Католической Церкви[14]. Значит спасение, которое совершается в других Церквях и христианских общинах, и в целом их духовная сила, получены от полноты благодати и истины, которая была возложена на Римско-Католическую Церковь, управляемую преемником апостола Петра.

Впоследствии, II Ватиканский Собор подчеркнул временный порядок между Католической Церковью и другими Церквами и церковными общинами. Порядок, обусловленный временем, свидетельствует о том, что Римско-Католическая Церковь является предшествующей, и что отделенные от нее Церкви и церковные общины являются более поздними. Для официальных целей, необходимо уточнить, что является основой этих отношений исторического первенства и последовательности. Для экуменического вопроса принципом, происхождением и началом является та Церковь Господня, которая основана Христом и явлена Святым Духом.[15] Эта Единая и Единственная Церковь пребывает в церкви Римско-Католической, как мы уже говорили ранее, согласно учению Римско-Католической Церкви. Выражение «единая и единственная» (in hac una et unica Dei Ecclesia) здесь относится к учению изложенному в Lumen Gentium n. 8: § 1 (единая: unam et realitatem complexam) и § 2 (единственная: unica Christi Ecclesia) где это относится к Римско-Католической Церкви[16]. Это отношение к ней, как к первой в историческом порядке, и в своей первоначальной полноте, которое указывает на то, что другие Церкви и церковные общины необходимо располагать в соответствии с количеством и значением освящающих элементов, которые в них сохранились со времен их отделения от Римско-Католической Церкви.[17]

Таким образом, становится ясно, что не существует большего числа элементов спасения во всех отделенных Церквах и церковных общинах, чем в единой Римско-Католической Церкви. Это тот принцип полноты, который дает основание для определения значения различных отделенных Церквей и церковных общин[18]. Когда говорится о «церкви первоначальной», всегда подразумевается Римско-Католическая Церковь. Это преимущество во времени утверждается во всей полноте и является залогом того, что все средства благодати были даны с самого начала неотъемлемым образом Римско-Католической Церкви, и которым определяется неполнота других Церквей и церковных общин[19].

Ясно, что согласно западному латинскому богословию, как мы уже увидели, единство Церкви заключается в Римско-Католической Церкви, которая является единой Церковью Христовой. Следовательно, единственность не является количественной суммой, потому что Католическая Церковь не является некоторой частью, но является целым. С этой точки зрения, мы говорим, что церковь является католической, т.е универсальной, потому что все её части, в особенности церкви находящиеся в общении с Преемником Петра, обладают полнотой средств спасения. В этом случае, мы не можем сказать, что полнота средств ко спасению формально присутствует в любой из частей церкви (за исключением одной общины – Римско-Католической церкви), в других же общинах мы можем констатировать их неполноту. В связи с этим, в отделенных Церквах и церковных общинах эта полнота средств является поврежденной. Тем не менее, эта универсальность также имеет и потенциальный характер: в отделенных Церквах и церковных общинах. Наиболее авторитетное толкование этого заявления заключается в энциклике «Ut Unum Sint» «Вне приделов католической общины не существует церковного вакуума (non est vacuum ecclesiale). Многие весьма значительные элементы, которые в Католической Церкви содержатся в полноте, как средства спасения и дары благодати, можно найти также в других христианских общинах»[20].

«Частные церкви формируются по примеру универсальной церкви»[21]. Итак, мы можем вновь задать вопрос, каково же значение единственного существования Церкви для Римско-Католичекой Церкви? По словам католичества, Церковь Христова, те есть, Католическая Церковь, прежде всего, является универсальным целым, в котором все стороны обладают бытием и значением. Эти стороны называются поместными церквами. Это все как таковое имеет свое существование, это все существует само по себе, а не от чего-то иного, и, следовательно, каждая часть (каждая поместная церковь) существует исходя из существования этого все, так как, именно это все существует. Одним из основных наблюдений, которые можно сформулировать, является то, что согласно латинскому учению, Вселенская Церковь обладает хронологическим и онтологическим приоритетом по отношению к другим Поместным Церквам. Вселенская Церковь не является результатом общения поместных церквей, но, по своей бытийной тайне, она является онтологической и временной реальностью в отношении к каждой поместной церкви.

Далее, Католическая Церковь в этом вопросе, делает различие между двумя точками зрения: а) индивидуальная (положение крещеных) и б) сообщественная (положение общин, которые формируют эти крещеные). Согласно первому пункту, разделенные братья являются связанными с Римско-Католической церковью, не по отдельности, но в качестве членов Церквей или церковных общин, к которым они принадлежат[22]. Во вторую перспективу включена Православная Церковь, которая сохранила апостольское преемство, а через него и таинство Евхаристии. По этой причине II Ватиканский собор заявляет: «итак через совершение Евхаристии Господь присутствует в Церкви, и именно этим Церковь Божия устанавливается и возрастает»[23]. Это, согласно с учением Католической Церкви, дает эклесcиологическое и сакральное основание, которое позволяет и даже поощряет некоторое сотрудничество с этими Церквами в области богослужения и даже Евхаристии, «в надлежащих условиях и с одобрения церковной власти»[24]. Идеал в том, чтобы иметь полноту духовного общения во всей полноте благодатных средств. Таким образом, начиная с Крещения, появляется реальность Церкви как сообщества исповедания веры в Церкви, как собрание верующих (Congregatio fidelium), которые крещены в той же вере.

Но в этих словах нет никакого упоминания об общинах Реформации. В этом вопросе важно учитывать слова Ива Конгра относительно этих церковных сообществ: «Есть несколько причин, позволяющих использовать термин «церковные сообщества». Мы не хотим употреблять наименование Церкви в полном смысле этого слова, для протестантских общин, поскольку они не имеют священства и апостольского преемства. По существу, это то, что делало бы эти сообщества Церквами в полном смысле этого слова. Таким образом, апостольское преемство и священство, которые также определяют другие таинства, являются залогом полноты таинственного организма Церкви»[25].

Тем не менее, эти отделенные Церкви являются потенциальными частями универсальной (кафолической) Церкви, из-за недостатков, которые объективно лишают их полноты католичества, потому что существуют средства спасения, которых они не имеют. Именно по этой причине, католики часто говорят, что именно концепция несовершенного общения выражает ситуацию, сложившуюся в Церкви сегодня.

Или же, мы можем сослаться на значение активного присутствия единой Церкви Христа в церковных общинах, которое ярко выражено в энциклике Ut Unum Sint папы Иоанна Павла II:

«В самом деле, элементы освящения и истины, содержащиеся в разной степени в тех или иных христианских общинах, представляют собой объективную основу общения, которое, хотя и несовершенно, существует между ними (общинами отделенными от Рима) и Католической Церковью. Поскольку эти элементы находятся в других христианских общинах — в них имеет активное присутствие одна Церковь Христова. Именно поэтому II Ватиканский собор говорит о реальном общении, даже если оно и несовершенно[26]».

Таким образом, мы можем сделать вывод, что употребление Римско-Католической Церковью термина «Церкви-сестры» отличается от употребления этого словосочетания в православной традиции. И, несмотря на то что Римско-Католическая Церковь признает наличие средств ко спасению в Православной Церкви, мы не можем говорить о том, что употребляя выражение «Церкви-сестры» католические богословы ставят Поместные Православные Церкви на один уровень с Римским Престолом.

Использованная литература.

  1. Католицизм вчера, сегодня, завтра. Энциклопедия. Издано под патронажем католического института в Лиле, G. Mathon, G.-H. Baudry, P. Guilluy, E. Thiery, -. Paris, Œcuménisme — Perpétuité de l’église, Т 10 . 320 кол., (фр.).
  2. Congar Yves, L’Eglise : une, sainte, catholique et apostolique, Paris : Ed. du Cerf, 1970, 281 р.
  3. Мейендорф Иаонн, прот., «Церкви сестры – экклесиологическая импликация Тomos Agapis», в коллективном труде KOINONIA первого экклесиологического коллоквиума между православными и католическими богословами, организованный Pro Oriente в сотрудничестве с Православным Центром Вселенского Патриархата (Шамбези) и секретариатом Единства христиан, в Вене в 1974., Изд. Istina, Paris 1975,  рр. 35-47.
  4. Clapsis Emmanuel, «Papal Primacy», The Greek Orthodox Theological Review 32(1987), ss. 115-130.
  5. Clapsis Emmanuel, The Roman Catholic Church and Orthodoxy: 25 years after Vatican II, Washington D.C. 1990, 75 s.
  6. Dumont C. J., «Богословский диалог между православными и католиками» // Istina. — 1983, — № 28. — pp. 4-21., (фр.).
  7. Lumen Gentium (=LG), Догматическая конституция о Церкви, Второй Ватиканский Собор.
  8. S. E. Cardinal Ratzinger Joseph, Congregation pour la doctrine de la foi. Note sur l’expression «Églises sœurs» // Официальный портал Ватикана [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.vatican.va/roman_curia/congregations/cfaith/documents/rc_con _cfaith_doc_20000630_chiese-sorelle_fr.html. — Дата доступа: 26.05.2012.
  9. S. E. Cardinal Ratzinger Joseph, Theologische Prinzepienlehre: Bausteine zur Fundamentaltheologie, Munich 1982. — 230 s.
  10.  S. E. Cardinal Ratzinger Joseph, Church, Ecumenism and Politics, New York 1987. — 145 s.
  11. S. E. Cardinal Ratzinger Joseph, Congregation pour la doctrine de la foi. Dominus Iesus, sur l’unicité et l’universalité salvifique de Jésus Christ et de l’Église (-DI), Cité du Vatican 2000, n°17.
  12. De La Soujeole, B.-D., «Быть подчиненным Единой Церкви Христовой», Revue Thomiste 102(2002) , с 15-22, (фр.).
  13. Symboles et Définitions de la Foi Catholique (=SDFC), — Paris 1996.
  14. Послание «Anno Ineunte» Папы Павла VI Патриарху Афинагору I (25-7-1967) // Tomos Agapis. — pp. 389-390. (gr., fr.).
  15. Unitatis Redintegration(=UR), декрет об экуменизме Второго Ватиканского Собора.
  16. Ut unum sint (=UUS), Энциклика Иоанна-Павла II.


[1] S. E. Cardinal Ratzinger Joseph, Congregation pour la doctrine de la foi. Note sur l’expression «Églises sœurs» // Официальный портал Ватикана [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.vatican.va/roman_curia/congregations/cfaith/documents/rc_con _cfaith_doc_20000630_chiese-sorelle_fr.html. — Дата доступа: 26.05.2012.

[2] До II Ватиканского Собора католическое богословие находилось под влиянием энциклики Пия XII Mystici corporis Christii, опубликованной 29-го июня 1943. Этот документ содержит богатое богословское учение, но в двух местах имеются недостатки: a)понятие мистического тела Христова, и б) понятие членов, принадлежащих к этому мистическому телу Христову. Папа Пий XII, реагируя на тенденцию сохранения понятия тела Христова в манере средневековых богословов, раскрывает этот вопрос лишь с позиции благодати. У средневековых авторов тело Христово рассматривался не в трактатах по экклесиологии, которых они не писали, но в христологии. Фома Аквинский (Somme Théologique III q.9, art.8) представляет тело Христово как область веяния благодати Христа. Тело было определено как сообщество людей, живущих по одним духовным принципам. Это то, что Фома Аквинский называет «multitudo ordinata» множество, внутренне упорядоченное единым принципом. Все богословие этого документа утверждает, что мистическое тело Христово, о котором говорит апостол Павел, есть ни что иное, как сообщество христиан, видимое, иерархически организованное, и юридически структурированное. Ключевая идея следующая: «Corpus Christii mysticum in terris est Ecclesia catholica romana». Как определяет энциклика, говоря о видимости Церкви, членами мистического тела Христова являются те, кто принадлежит к Католической Церкви.

[3] Dumont C. J., «Богословский диалог между православными и католиками» // Istina. — 1983, — № 28. — p.10. (fr.).

[4] Послание «Anno Ineunte» Папы Павла VI Патриарху Афинагору I (25-7-1967) // Tomos Agapis. — pp. 389-390. (gr., fr.).

[5] Clapsis Emmanuel, The Roman Catholic Church and Orthodoxy : 25 years after Vatican II, Washington D.C. 1990, p.5. Статья того же автора, «Papal Primacy», The Greek Orthodox Theological Review 32(1987), pp.115-130.

[6] Meyendorff Jean, «Церкви сестры – экклесиологическая импликация Тomos Agapis», // KOINONIA документы первого экклесиологического коллоквиума между православными и католическими богословами, организованный Pro Oriente в сотрудничестве с Православным Центром Вселенского Патриархата (Шамбези) и секретариатом содействия христианскому Единства, в Вене в 1974., Изд. Istina, Paris 1975, p.42, (fr.)

[7] S. E. Cardinal Ratzinger Joseph, Theologische Prinzepienlehre: Bausteine zur   Fundamentaltheologie, Munich 1982, p.209. Того же автора: Church, Ecumenism and Politics, New York 1987, pp.81-82.

[8] Декрете II Ватиканского собора «о экуменизме» «Unitatis redintegratio».

[9] Догматическая конституция II Ватиканского собора о Церкви «Lumen Gentium».

[10] Слово «vestigia» употребляемое во французском варианте декларации, в большей степени отражает идею остаточности, следа, в то время как речь идет о чем-то более существенном, некоторые авторы используют слово «элементы».

[11] Догматическая конституция II Ватиканского собора о Церкви «Lumen Gentium», n°15, так же см. Декрет II Ватиканского собора об экуменизме «Unitatis redintegratio», n°3. См. так же Symboles et Définitions de la Foi Catholique (=SDFC), изд., Paris 1996, col.4997-5011, pp.1028-1031, Энциклика Иоанна-Павла II « Ut unum sint» (UUS) — 25 mai 1995, n°13.

[12] S. E. Cardinal Ratzinger Joseph, Congregation pour la doctrine de la foi. Dominus Iesus, sur l’unicité et l’universalité salvifique de Jésus Christ et de l’Église (-DI), Cité du Vatican 2000, n°17.

[13] Там же.

[14] Там же, см. так же UR, n°3, §4.

[15] B.-D. De La Soujeole, «Быть подчиненным Единой Церкви Христовой» // Revue Thomiste. — 2002. — №102. — p.17, (фр.).

[16] LG, n°8.

[17] LG, n°3.

[18] UUS, n°13.

[19] UR, n°3, §4. См. так же LG, n°8, §2.

[20] UUS, n°13.

[21] LG, n°23, §1.

[22] Энциклопедия. Католицизм вчера, сегодня, завтра. Издано под патронажем католического института в Лиле, G. Mathon, G.-H. Baudry, P. Guilluy, E. Thiery, -. Paris, Œcuménisme — Perpétuité de l’église, tom.10, col.6, (фр.).

[23] UR, n°15, §1.

[24] Pontificium Consilium ad christianorum unitatem fovendam Directoire pour l’application des principes et des normes sur l’œcuménisme, Vatican 1993, n 123 : «Если того требует необходимость или побуждает вероятное духовное благо и есть возможность избежать ошибок и недоразумений, всем католикам, которым физически или морально невозможно приблизится католическому служителю, разрешается участвовать в таинствах Покаяния, Евхаристии и Елеосвящения, совершаемых духовенством одной из восточных церквей».

[25] Congar Yves, L’Eglise : une, sainte, catholique et apostolique, Paris : Ed. du Cerf, 1970, p. 54.

[26] UUS, n°11.

Просмотрено: 62 раз.

Рекомендуем

В Минской духовной семинарии состоялась презентация сборника публикаций известного белорусского деятеля В. В. Богдановича (1878–1939)

В ходе мероприятия перед слушателями выступил составитель сборника, доцент кафедры истории Беларуси, археологии и специальных исторических дисциплин ГрГУ А.С. Горный.

В издательстве Минской духовной семинарии вышел сборник материалов XVII Семинара студентов ВУЗов Беларуси

В состав сборника включены 85 докладов участников форума, выступавших в рамках пленарного заседания, шести тематических секций, а также представивших свои сообщения в секции заочного участия.