Проповедь Слова Божия – одна из главных обязанностей пастыря

Иерей Андрей Ивойлов

Апробационная статья выпускника Минской духовной академии священника Андрея Ивойлова посвящена вопросам проповеднического служения.

Одной из отличительных особенностей человека от тварного мира есть дар слова[1], и Основатель Церкви установил пастырство для того, чтобы пастыри были провозвестниками и исполнителями Его Божественной воли:  «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа…» (Мф. 28, 19). Поэтому одной из основных обязанностей пастыря является учительство – распространение евангельского учения.

Если мы обратимся к пастырской деятельности Иисуса Христа, то увидим, что Господь самым главным считал дело проповеди (Лк. 5, 43; Ин. 4, 34). «Я на то родился и на то пришел в мир, – говорил Он ученикам и народу, – чтобы свидетельствовать о истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего» (Ин. 18, 36). И свидетельство это есть самое несомненное и непреложное, так как исходит от Того, Который есть «свидетель верный», по словам Иоанна Богослова (Откр. 1, 5), Который есть, наконец, Сама Ипостасная Истина (Ин. 14, 6).

В Священном Писании Нового Завета мы видим, что Спаситель учил в продолжение всего Своего служения. Как замечает схиархимандрит Иоанн (Маслов), – «учил Господь и словами, и делами, и даже самым молчанием Своим, учил и чрез учеников, и чрез исцеленных Им»[2]. Причем для учительства Иисуса Христа определенного места не было, а было всегда время[3]. Единственным отступлением от этого были те моменты, когда Иисус молился. Тогда Он даже уходил от учеников Своих, хотя последние и готовы были Его слушать (Мф. 24, 23; Мк, 6, 45-47). Но то делалось со специальной целью молитвенной беседы со Своим Отцом Не­бесным, когда Он, опять-таки, говорил и молился о Своем пастырском деле (Ин. 17, 6-9).

В Новом Завете приводятся следующие места, где Христос раскрывал Свое Божественное учение: город (Мк. 1, 14;21), пустыня (Мф. 14, 13), гора (Мф. 5, 1), подошва ее (Мф. 17, 9-21), равнина, орошаемая потоками вод, где был колодезь (Ин. 4, 5-6), берег озера (Мф. 13, 2), рыбачья лодка (Мф. 13, 2-3), дом (Ин.  3, 1-15), дорога (Мк. 2, 23-28), овчая купель (Ин. 5, 1-8), вечеря (Мк. 2, 15-17), званый обед (Лк. 7, 36), горница  (Мк. 14, 15), синагога (Мф. 4, 25), храм (Ин. 2, 13-15). Проповедуя Евангелие, Спаситель постоянно ходил по городам и селениям (Лк. 8, 4) Иудеи, Самарии, Галилеи, Десятиградия, помория Тирского и Сндонского. И всюду слышалось Его Божественное слово: и в населенном городе (Мф. 11, 11; Лк. 19, 47), и в маленькой деревеньке (Мф. 5, 56), в синагоге и в частном доме (Мф. 6, 2; Лк. 13, 10; 14, 1), на дорогах (Лк. 6, 17), в бесплодной пустыне (Мф. 14, 13), на берегу моря (Мф. 13, 2).

Господь не случайно для Своей проповеди избирает попеременно (Мк. 6, 56) то од­ну местность, то другую. Этим Пастыреначальник дает понять, что Он не есть проповедник известной местности или национальности (Ин. 4). Его аудитория – мир, а слушатели – все народы[4]. «Спаситель то учит на горе, – говорит святитель Иоанн Златоуст,  – то Он беседует на равнине, то сходит в корабль, то запрещает ветрам, иногда плачет, ко всем снисходит, все терпит, делается рыбарем, закидывает сети, чтобы извлечь из глубины рыбу, то есть человека,  плавающего в непостоянных и соленых волнах жизни»[5]. Отсюда видно, что Христос Спаситель не ограничивал Своей проповеди и каким-нибудь тесным, строго определенный кругом слушателей.

Конечно, и уровень умственного развития подобной аудитории был крайне разнообразен. Христос проповедовал не только Своим ученикам, но и народу, не только книжникам и законникам, но и необразованному населению. В числе Его слушателей мы видим бедных и богатых, добродетельных и грешников, иудеев Палестины и иудеев рассеяния, самарян, эллинов и других.

Не ограничивая Свою проповедническую деятельность каким-либо определенным местом, Господь не ограничивал ее и определенным временем дня и ночи (Ин. 3, 2) и никогда не отказывался от поучительных бесед. Он проповедовал Свое учение не только в праздничные дни, но также и во всякое другое время, нередко забывая об удовлетворении Своих насущных ежедневных потребностей (Ин. 4, 31-32).

В Божественной проповеди Спасителя замечается одна характерная особенность, именно: Он старается пробудить лучшие сто­роны человеческого сердца и уже самим слушателям предостав­ляет развиваться до такой степени, чтобы они сами пожелали стать Его учениками (Ин. 4, 19-50). «Всякого, – говорит Господь, – кто слушает слова Мои сии и исполняет их, уподоблю мужу благоразумному, который построил дом свой на камне. И пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и устремились на дом тот; и он  не упал, потому что основан был на камне. А всякий, кто слушает слова Мои сии и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке. И по­шел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот, и он упал, и было падение его великое» (Мф. 7, 24-27).

Следуя по стопам Спасителя, пастырь приставлен, в первую очередь, к домостроительству слова. Ветхий Завет, устами пророка Иезекииля, прямо осуждает пастыря, если он вознерадит о том, чтобы возвестить слово Божие, и будет осужден тогда, как убийца (Иез. 33, 8). Он будет «бессмысленным» пастырем, подобным «немому псу» (Ис. 56, 10-11), и ему грозит неоднократное горе (1 Кор. 9, 16).

Очень много сказано по поводу проповедничества в  книге «О должностях пресвитеров приходских», в ней говорится: «учити народ, долг есть как епископа, так и пресвитера, не токмо собственный и необходимо потребный, но и первейший, указал сие Сам Спаситель Христос Иисус, когда заповедь Апостолам дал не токмо крестити, но и учити, и первее учить, а потом крестить. Невозможно, чтобы учение не было пред тайнодействием первейшим: тайны бо без веры Тому, Который тайны приемлет, ничтоже пользует, вера же не бывает без проповедующаго» (Рим. 14)[6]. И дальше цитируется книга апостола Павла: «горе мне, аще не благовествую, нужда мне належит, строение мне предано» (1 Кор. 9, 16-17) и от себя так говорит: «Глас сей, паче же гром Святаго Духа усты Павловыми гремящий к тебе, всяк, о пресвитере! По вся дни и легая, и востая, говори: горе мне, аще не благовествую, аще не учу благоверию и добрым делом прихожан моих»[7].

Не случайно в Священном Писании к пастырям обращен грозный голос пророка Иезекииля: «сын человеческий! Я поставил тебя стражем дому Израилеву, и ты будешь слушать слово из уст Моих, и будешь вразумлять их от Меня. Когда Я скажу беззаконнику: «смертью умрешь!», а ты не будешь вразумлять его и говорить, чтобы остеречь беззаконника от беззаконного пути его, чтобы он жив был, то беззаконник тот умрет в беззаконии своем, и Я взыщу кровь его от рук твоих» (Иез. 3, 17-18). Вот как развивает это предостережение вышеупомянутая «Книга должностей пресвитеров приходских»: «Сие прочитывая, внимай, о пресвитере! украсил тебя Господь благодатию священства, то соответствовать потщися самим делом. Называешися ангел Господа Вседержителя, то непременно обязан еси возвещати людям волю и закон Господа Вседержителя. Ангел бо значит вестника, и точно для того именуется иерей ангелом, чтобы устне его, аки источник полны были разума, и взыскали бы люди закон Божий от уст его»[8].

Но где страх и угрозы, там не будет места хорошей проповеди. К  проповедничеству пастыря должна призывать любовь к пастве (Рим. 10, 17), долг укреплять у нее веру, которая «от слышания» (Рим. 10, 17), «обличать, запрещать, увещать со всяким долготерпением и назиданием» (2 Тим. 4, 2).

Необходимо заметить и то, что право учительства обязывает пастыря Церкви быть всесторонне образованным человеком: то есть иметь глубокие познания учения Христова, хорошо изучить человеческую психологию[9], чтобы каждого человека он мог просветить, вразумить и направить в духовной жизни на истинный путь. По мысли митрополита Антония (Храповицкого), от пастыря требуется  великих даров учительства и, главное, с первого же дня его священнослужения. Это упражнение в проповедничестве является наиболее необходимым… тем более, что проповедь тесно связана с теоретическим себе самому уяснением и уразумением истин веры[10].

Уяснить истины веры – это значит утвердиться в том учении, которое надлежит пастырю проповедовать и утверждать. То – вера апостольская, Святой Церковью хранимая. И в данной ситуации священник никак не может доверять себе и на себя никак не должен полагаться. «Можно ль или полезно ли есть делать что доброе, или говорить или мыслить самому от себя без свидетельства богодухновенного Писания?» – спрашивает святитель Василий Великий. И отвечает так: «Если Господь наш Иисус Христос сказал о Дусе Святом, что не о Себе глаголати имать, но елика аще услышит, глаголати имать. О Себе же Самом так сказал: Не может Сын творити о Себе ничесоже. И паки: Аз о Себе не глаголах, но пославый Мя Отец, Той Мне заповедь даде, что реку и что возглаголю, – то что же говорить нам? На всякое слово надо утверждение свидетельством Божественнаго Писания»[11].

Несомненно, что пастырь очень хорошо должен знать учение Церкви. При этом он должен содержать его в себе, принять в самое сердце свое, хранить, как богооткровенную Истину, молитвою очищать и взгревать сердце свое так, чтобы могло оно быть достойным вместилищем приятой в него Истины. Не в том задача, чтобы все знать, все понимать, все мочь объяснить и истолковать. «Не стыдись сознаться в незнании, – учил (по поводу тайны предвечного рождения Сына Отцом) еще св. Кирилл Иерусалимский, – потому что не знаешь вместе с ангелами. Для чего унываешь, человек, если не знаешь, чего не знают и небеса…»[12] А один из первых апологетов, Тертуллиан, говорил: «Мы не нуждаемся ни в любознательности после Иисуса Христа, ни в изысканиях после Евангелия. Веруя им, мы не имеем надобности верить чему-либо иному, кроме этого»[13]. «Кто понимает и исполняет слова Писания по своему разуму, настаивая упорно, что именно так и должно понимать и исполнять их, тот не ведает славы и богатства Божиих. Напротив того, кто и понимая, говорит: «Не знаю с точностью слова Божия, потому что я ограниченный человек», тот воздает славу Богу. В нем будет обитать слава Божия, соответственно его преуспеянию в смиренномудрии» – учил Авва Исайя[14].

Таким образом, на плечи проповедника ложится большая ответственность в деле распространения Слова Божия. Такая ответственность приводила в смущения даже великих светил нашей Церкви. «Что сотворю, о единый Учителю! – возглашал святитель Филарет (Дроздов)[15]. – Если учу, и согрешаю: страшусь, что большее осуждение приму. И напротив, «Горе мне есть, аще не благовествую», ибо «строение ми есть предано» (1Кор. 9, 16-17). О, Судие, праведно строгий к учителям, более, нежели к ученикам! Егда хощеши осудити недостойного: пощади повиновение Твоему устроению, закону и преданию». Для того, чтобы слово учения было спасительно, оно должно было проникнуто ревностью по вере. «Ревность, – учит далее митрополит Филарет, – есть духовный огнь. Как мудрость светит в уме, как любовь согревает сердце: так ревность, сложное действие оных двух сил, воспламеняет все существо, в котором она есть. Она является в нем напряженною деятельностью, которая все, что может ей покориться, могущественно направляет к своей цели, – способное к очищению, очищает, смешенное разделяет, нечистое и тленное разрушает, противоборствующее отражает и рассыпает. Так ревность Самого Бога изображает апостол, когда называет ее «Ревностью огня поясти хотящего сопротивные» (Евр. 10, 27). По сему образу, ревность человека в отношении веры есть такое качество и расположение духа, по которому человек с пламенным желанием и живейшей деятельностью старается истинную веру, которую он познал и возлюбил, сохранить, распространить, очистить от примешения суеверий и соблазнов, врагов ея умягчить и обратить, или довести до невозможности вредить ей» [16].

Так же с особой решительностью высказался о деле проповедничества Московский Собор, вынесший о том особое постановление 4 декабря 1917 года[17]. В нем было засвидетельствовано, что церковная проповедь, по учению слова Божия (Мф. 28, 19-20; Мк. 16, 15; Деян. 1, 8; 1 Кор. 9, 16; 2 Тим. 4, 2 и др.), церковным канонам (Св. Ап. прр. 36 и 58; VI Вселенского Собора правило 19; VII Вселенский Собор правило 2), а равно и указаниям церковного устава, является одною из главнейших обязанностей пастырского служения и должна раздаваться возможно чаще, как за общественным и частным богослужением, так и во внебогослужебное время, обязательно же в воскресные и праздничные дни, или по особым обстоятельствам в жизни Церкви, общества и государства. Для напоминания об этом Собор предписал печатать в новых изданиях иерейского служебника и чиновника архиерейского вышеуказанные правила церковных канонов следующим разъяснением: «Аще епископ или пресвитер Божественную литургию совершает во дни воскресные или праздничные, не проповедуя слова Божия или сослужащим не поручая проповедати, и тако являет нерадение о причте и людях, тяжко согрешает, опечаливает бо Христа, пастырем Церкви Своея заповедавшаго проповедати Евангелие, небрежет же и гласа апостольскаго, глаголющаго: «Внимай себе и учению и пребывай в них, сия бо творя и сам спасешися и послушающии тебе» (1 Тим. 4, 16), забывает и святых отец, пастырей и учителей Вселенския Церкви заветы. Последующе же Христа Пастыреначальника и Святых Апостол и Святых Отец образу благовествования, да будут Епископы и пресвитеры Православныя Церкве Российския проповедницы богоноснии, утешающии в здравом учении, противящихся обличающии и не токмо во дни воскресные или праздничные, якоже выше речеся, но и по вся дни да проповедят слово Божие и не токмо во время Божественной Литургии, но аще возможно – и прочих служб и треб. Такожде и во ино время благоприятно паству свою на слышание слова Божия да глашают» [18].

Исходя из вышесказанного, подчеркнем, что проповедническое слово должно стать постоянным спутником пастырского служения, его необходимая святая обязанность. Всегда «молчащий» пастырь – не полноценный душепопечитель, принимающий осуждение за свое нерадение от Пастыреначальника – Христа. 

Что же касается современной миссии проповедника, особенно в средствах массовой информации, то тут всегда необходимо помнить слова святого апостола Петра: «Будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1 Пет. 3. 15). Как отмечается в документах Юбилейного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, – просветительная, учительная и общественно-миротворческая миссия Церкви побуждает ее к сотрудничеству со светскими средствами массовой информации, способными нести ее послание в самые различные слои общества[19].

 Причем этот же Собор дает и практические рекомендации по взаимоотношению проповедника и современных средств массовой информации: «Так, любой священнослужитель или мирянин призваны с должным вниманием относиться к контактам со светскими средствами массовой информации в целях осуществления пастырского и просветительского делания, а также для пробуждения интереса светского общества к различным сторонам церковной жизни и христианской культуры»[20].

При этом необходимо проявлять мудрость, ответственность и осмотрительность, имея в виду позицию конкретного средства массовой информации по отношению к вере и Церкви, нравственную направленность СМИ, состояние взаимоотношений церковного Священноначалия с тем или иным органом информации.

Православные миряне могут непосредственно работать в светских СМИ, и в своей деятельности они призваны быть проповедниками и осуществителями христианских нравственных идеалов.


[1] Библейская энциклопедия. Человек. – 3-е изд. – М.: ЛОКИД-ПРЕСС, 2005. – С. 302. 

[2] Иоанн (Маслов), схиархимандрит. Лекции по пастырскому богословию. – Киев: общество любителей православной литературы, издательство имени святителя Льва, папы римского, 2009. – С. 9.

[3] Библейская энциклопедия. Христос-Мессия. – 3-е изд. – М.: ЛОКИД-ПРЕСС, 2005. – С. 302. 

[4] Библейская энциклопедия. Христос-Мессия. – 3-е изд. – М.: ЛОКИД-ПРЕСС, 2005. – С. 302. 

[5] Иоанн Златоуст, святитель. Шесть слов о священстве. – М.: Издательство «Русская идея», 2004. – Т. 1. – С. 20.

[6] О должностях пресвитеров приходских. – М.: Издательство сретенского монастыря, 2004. – С. 218.

[7] О должностях пресвитеров приходских. – М.: Издательство сретенского монастыря, 2004. – С. 219.

[8] О должностях пресвитеров приходских. – М.: Издательство сретенского монастыря, 2004. – С. 220.

[9] Федор (Поздеевский), архиепископ. Из чтений по Пастырскому Богословию (Аскетика). – М.: Сергиев Посад, 1911. – С. 320.

[10]  Антоний (Храповицкий), митрополит. Пастырское богословие.  – Издание Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря, 1994. – С. 192.

[11] Василий Великий, святитель. Избранные творения. – М.: Сретенский монастырь, 1999. – Т. 6. – С. 85.

[12] Кирилл Иерусалимский, святитель. Поучения огласительные и тайноводственные. – М.: Издательство «Благовест», 2010. – С. 228.

[13] Тертуллиан. Творения. – С-ПБ: Издание Кораблева и Сирякова, 1849. –  С. 199. 

[14] Исаия Нитрийский. преподобный. Письма. – Решма, 2002. – С. 85-86.

[15] Филарет (Дроздов), митрополит Московский. Сборник статей к годовщине 50-летия со дня кончины Филарета, митр. Московского. –  Сергиев Посад, 1918. – С. 99.

[16] Филарет (Дроздов), митрополит Московский. Сборник статей к годовщине 50-летия со дня кончины Филарета, митр. Московского. –  Сергиев Посад, 1918. – С. 100.

[17] Собрание определений и Деяния Священного Собора Православной Российской Церкви 1917—1918 г. – М., 2000. – С. 94.

[18] Собрание определений и Деяния Священного Собора Православной Российской Церкви 1917—1918 г. – М., 2000. – С. 95-96.

[19] Основы социальной концепции Русской Православной Церкви // Сборник документов и материалов Юбилейного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, М., 13-16 августа 2000 года. – Нижний Новгород, 2001. – С. 77.

[20] Основы социальной концепции Русской Православной Церкви // Сборник документов и материалов Юбилейного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, М., 13-16 августа 2000 года. – Нижний Новгород, 2001. – С. 78. 

Просмотрено: 250 раз.

Рекомендуем

В церковно-археологический музей Минской духовной семинарии переданы новые экспонаты

Благодаря щедрому пожертвованию протоиерея Георгия Латушко и протоиерея Вадима Петлицкого семинарская музейная коллекция обогатилась дарохранительницей, литыми иконами, подсвечниками и коллекцией металлопластики XIX ст.

Архиепископ Новогрудский Гурий завершил свои труды на посту ректора Минской духовной семинарии

Исполняющим обязанности ректора Минской духовной семинарии назначен Александр Валерьевич Слесарев, проректор по научной работе Минских духовных академии и семинарии.