Изучение Нового Завета в России

1. Когда мы рассуждаем об изучении Священного Писания, мы понимаем, что изучение Слова Божия неотделимо от самого существования Церкви Христовой. Однако в настоящее время под изучением Писания, как правило, понимается так называемое научное его изучение, то есть историко-критический анализ текста. Это очень ограниченный взгляд на изучение Библии. Вот уже две тысячи лет не было ни одного дня, чтобы Церковь не изучала Писание. Притом формы этого изучения были и остаются многообразными: это слушание Священного Писания во время богослужения, объяснение его в проповеди, изучение в школах и в кабинетах ученых. Но, отдавая дань времени, мы условно можем различить две эпохи в изучении Писания: «донаучную» и «научную». Под наукой, как уже было сказано, мы понимаем критический анализ текста*.

2. Научное творчество для человека естественно, богоданно и богоугодно. Но плоды его, и это нам хорошо знакомо, могут использоваться во благо или во зло. Общеизвестно, что критический анализ Слова Божия возник в Новое время и в протестантском мире. Именно тогда Священное Писание, понимавшееся как некое органическое целое, стало подвергаться анализу. При отсутствии воли к синтезу анализ производил в умах и сердцах многих людей (и прежде всего ученых) смятение. В 19 веке из университетов Германии повеяло ветром, который нес злые семена сомнения и безверия. Это исторический факт, на котором нет нужды останавливаться. Да и реакция на этот новый подход к Священному Писанию, на эти новые веяния тоже хорошо известна. Естественный и здоровый консерватизм Церквей, оставшихся верными Священному Преданию, приводил к осторожному и даже отрицательному отношению к возникающей новой науке.

3. Следуя теме настоящего сообщения, я попытаюсь дать предельно краткий обзор истории новозаветных исследований в России, не обременяя доклад слишком большим числом имен, но останавливаясь только на основных исторических этапах и их содержании.

Для российской новозаветной библеистики было характерно продолжение и развитие традиций святоотеческой экзегезы. Именно эта тенденция определила характер основной массы трудов 19 века. Следует отметить, что Россия не знала традиции богословского образования в светских университетах. Богословие и Священное Писание изучались в церковных школах. С возникновением Духовных академий начинается первый всплеск академической науки по изучению Писания. Это как раз и пришлось на начало 19 века. Немало способствовал этому блестяще образованный святитель Филарет (Дроздов), Митрополит Московский. Он всемерно содействовал переводу Нового Завета, а впоследствии и всей Библии, на русский язык. Процесс перевода дал мощный толчок к углубленному изучению текста и его толкованию. Однако работа над текстом имела целью не отвлеченное познание, но служила практической цели проповеди Слова Божия, то есть носила пастырский характер. Отрицательное воздействие, производимое либеральной критической наукой, вызвало к жизни стремление полемизировать с нею. На протяжении всего 19 века академическая наука в России была занята преимущественно апологетикой традиционных святоотеческих взглядов, и в основном в области исагогики.

4. В конце века происходит второй всплеск новозаветных исследований. На сей раз он носит уже глубоко научный характер. Преимущественный интерес перемещается в сферу филологической экзегезы. К сожалению, процесс церковного творчества был прерван событиями 1917 года. Наступила эпоха полного молчания в России, хотя в эмиграции некоторое время продолжали трудиться крупные ученые богословы и библеисты. Но это—самостоятельная тема.

С окончанием Второй мировой войны возобновили свою деятельность Духовные школы России. Шаг за шагом в них осваивалось научное наследие прошлых лет. И путь, который проделала российская библеистика во второй половине 20 века, типологически сопоставим с тем путем, которым она шла с начала 19 века до 1917 года.

5. После этого исторического вступления перейдем к рассмотрению конкретных вопросов и фактов.

Первое, на чем я хотел бы остановиться, это изучение церковнославянского текста Нового Завета в его развитии. Критическое изучение церковнославянской Библии до событий 1917 года проделало колоссальный путь. Действовали такие крупнейшие ученые мужи, как профессор И. Евсеев и профессор Г. Воскресенский. С немалыми успехами эта работа продолжается в настоящее время. Основным достижением на этом пути было появление в 1998 году замечательного труда—критического издания церковнославянского текста Евангелия от Иоанна. Однако поскольку работа над славянскими рукописями относится скорее к области славистики, чем библеистики, останавливаться на этой сфере исследований мы не будем.

6. Как уже было сказано, на протяжении всего 19 столетия изучение Нового Завета имело практическую церковную цель обучения, проповеди, миссии. Здесь следует упомянуть, что Россия—многонациональная страна. Она—родина многих этносов, принадлежащих к самым разным лингвистическим группам. Процесс христианизации всех этих больших и малых народов начинался с перевода книг Нового Завета на национальный язык. Это был великий подвиг русских миссионеров, многие из которых в настоящее время канонизированы как святые.

19 столетие—это век распространения общего и церковного образования в самых широких слоях населения России. Интерес народа к Слову Божию был очень велик. Появилась нужда в учебных комментариях, в руководствах по чтению Нового Завета. К концу столетия среди сотен популярных пособий появляются выдающиеся многотомные труды Д. Богдашевского, М. Барсова, Б. Гладкова. Их работы по толкованию книг Нового Завета носили назидательный характер. Образцами для них служили классические толкования святых отцов. Их труды изучались христианами России очень усердно. В начале 20 века была издана полная Толковая Библия во многих томах под редакцией А. Лопухина. Ее появление было результатом подвижнического труда многих выдающихся библеистов, которые использовали хорошо известные в России сочинения западных ученых.

7. Здесь необходимо отметить о существовании либеральной критики (например, Тюбингенская школа), которая исходила из постулата отрицания божественной природы Иисуса Христа. Иногда раздавались голоса сомнения в существовании Иисуса и как исторической личности. Вообще интерес к истории в 19 веке был очень большим. Одна за другой появлялись книги под названиями «Жизнь Иисуса Христа» (Штраус, Ренан и другие). Эти сочинения имели колоссальный успех. В них с большим или меньшим литературным талантом Иисус изображался выдающимся человеком, учителем нравственности, сентиментальным мечтателем, но при этом радикально отрицалась Его божественность, а значит, все сверхъестественное в Его жизни также отрицалось и объяснялось естественными причинами. Вред, который несли эти книги христианскому населению Европы и России, был огромным. В ответ на это разрушительное воздействие в России появляется целый ряд апологетических трудов, в которых Иисус предстает в свете Евангелий как Богочеловек. Среди многих очень талантливых работ, посвященных частным вопросам, например, изложению евангельских притч или чудес Господа (проф. В. Преображенский, 1901), выделяется огромный труд священника Т. Буткевича «Жизнь Господа нашего Иисуса Христа» (1887). Объем книги—804 страницы, а ее название полемизирует с упомянутыми «Жизнями Иисуса».

8. Однако над всей рассматриваемой эпохой первого «всплеска» новозаветных исследований возвышается личность святителя Феофана (Говорова), недавно канонизированного. Блестяще образованный, епископ Феофан был самым известным духовным писателем 19 века. Его перу принадлежит множество сочинений аскетического и назидательного характера. Он был известен как талантливый переводчик трудов святых отцов и древних христианских подвижников. Влияние этого человека было очень велико. Однако сам он считал основным делом своей жизни составление подробного комментария на все послания апостола Павла (1890-1896). Этот многотомный комментарий был действительно венцом его духовного и литературного творчества. В нем святитель Феофан рассматривает практически каждое слово Апостола и дает к нему толкование из экзегезы святоотеческого периода—это Иоанн Златоуст, Экумений, Феодорит Кирский, Феофилакт, Августин. Фактически епископ Феофан составил энциклопедию святоотеческих толкований на послания апостола Павла. Естественно, в ходе своей работы он столкнулся с некоторыми противоречиями между разными древними толкованиями. В таких случаях он предлагал собственные толкования, которые с большим тактом синтезировали мнения разных святых отцов. До настоящего времени этот труд остается единственным в России полным комментарием на послания апостола Павла.

9. Как уже было сказано, для этого первого, «апологетического» периода деятельности исследователей Нового Завета была характерна полемика с протестантскими учеными в области исагогики. Полемика шла вокруг вопросов авторства и происхождения тех или иных книг Нового Завета. Речь шла прежде всего о Пастырских и Соборных посланиях, о Послании апостола Павла к евреям.

На Западе на протяжении всего 19 века кипели страсти вокруг так называемой «синоптической проблемы». Множество гипотез сменяли друг друга и боролись друг с другом. Относительное спокойствие наступило лишь к самому концу века, когда окончательно сформировалась «теория двух источников». Российские исследователи не принимали участия в синоптических спорах. Серьезным откликом на них была лишь критическая работа Н. Троицкого «О происхождении первых трех Евангелий» (1878). Однако в то время критиковать было легко, ибо сама «синоптическая проблема» пребывала в состоянии неопределенности. Лишь в 1996 году в Санкт-Петербургской духовной академии появилась работа, освещающая современное состояние «синоптической проблемы» (священник Н. Пашков). А в 1999 году Московская духовная академия предложила очень оригинальную работу, в которой на основании лингвистического анализа доказывается приоритет Евангелия от Марка, то есть опровергается «теория двух источников» (священник Л. Грилехес). Работа эта, естественно, вызвала полемику.

10. С концом 19 века наступила новая эпоха новозаветных исследований, глубоко научных уже в современном смысле этого слова. Появляются фундаментальные экзегетические сочинения: критические комментарии на Евангелие от Матфея епископа Василия (Богдашевского) в 1915 году и В. Лебедева в 1916 году, на Евангелие от Иоанна Г. Властова в 1887году и И. Баженова в 1907 году. Подлинные вершины экзегетического творчества—полные исследования Послания к Ефесянам Д.Богдашевского (1904) и Первого Послания апостола Иоанна Богослова Н. Сагарды (1903). Оба последних сочинения—лучшее, что было создано в России в области экзегезы до событий 1917 года.

Наибольшее количество экзегетических работ было посвящено апостолу Павлу: некоторым его Посланиям (1 и 2 Фессалоникийцам, пастырским Посланиям), а также тем местам в книге Деяний святых Апостолов, которые посвящены миссионерским путешествиям Апостола. Возможно, этот интерес к личности святого Апостола был вызван прекрасными комментариями святителя Феофана.

11. Среди исследователей творчества апостола Павла мы находим ученого, личность которого является, наверное, недосягаемой вершиной. Речь идет о профессоре Санкт-Петербургской духовной академии Николае Никаноровиче Глубоковском. Его первую работу (она касалась истории Древней Церкви, а именно Блаженного Феодорита, епископа Киррского, М., 1890) высоко оценил Адольф Гарнак, который хотел, согласно преданию, изучать русский язык, чтобы прочесть ее в подлиннике. Н. Глубоковский, человек необычайной работоспособности, опубликовал около 40 книг и более 100 статей преимущественно по Новому Завету и библейской филологии. В рамках доклада нет возможности сделать даже краткий обзор его творчества. Отмечу лишь наиболее заметные направления его научных интересов.

Совмещая исследовательскую и преподавательскую деятельность, неся церковное послушание в области зарождавшегося экуменизма, профессор Н. Глубоковский испил горькую чашу эмиграции. Многое из написанного им было опубликовано, многое погибло в пожаре последней войны, многое ждет изучения и опубликования, скрываясь в архивах.

Преимущественные интересы его в изучении Нового Завета были сосредоточены на Апостоле Павле и на синоптических Евангелиях, хотя он уделил внимание и книге Деяний святых Апостолов и Откровению Апостола Иоанна Богослова. Среди трудов профессора Н. Глубоковского мы не найдем подробных комментариев на целые книги Нового Завета. Но есть один труд Н. Глубоковского, который воистину можно назвать энциклопедическим: «Благовестие святого апостола Павла по его происхождению и существу. Библейско-богословское исследование» в трех томах (1905-1912). По объему эта монография превосходит все когда-либо написанное об апостоле Павле. Какова же цель этого гигантского сочинения? Прежде всего полемически-апологетическая. Обильная критическая литература 19 века часто изображала богословие Апостола как мозаику всевозможных влияний: раввинистического, эллинистически-иудейского, стоического и тому подобных, не оставляя места одному—влиянию Божественному. Опровергнуть все эти точки зрения, защитить богодухновенность Апостола языков—вот основная задача, определившая цель и содержание труда Н. Глубоковского. В этом труде мы находим изобилие экзегетических наблюдений и толкований текста Посланий Апостола, открывающих положительные истины его богословия.

12. Говоря об исследованиях Нового Завета в России, нельзя обойти молчанием и творчество русских православных мыслителей 20 века. Здесь мы иногда встречаем интересные герменевтические построения, а также отдельные экзегетические наблюдения. Упомянем профессора М.Тареева. Он дал комментарий на евангельский рассказ об искушениях Иисуса Христа (1900), написал весьма глубокомысленное экзегетическое исследование так называемого «гимна Иисусу Христу» (Флп. 2, 5-11), посвятив его трудному богословскому вопросу о кенозисе (1901). Наконец, ему принадлежит сочинение «Жизнь и учение Христа» (1903).

Хорошо известна и личность священника Павла Флоренского. Еще при жизни его называли русским Леонардо да Винчи 20 века. Математик, физик, биолог, богослов, философ, поэт—кем он только не был! Однако жизнь он закончил в одном из советских концентрационных лагерей, это было в 1943 году. В его многочисленных трудах рассыпано множество интереснейших экзегетических наблюдений. Так в его монументальном философском трактате «Столп и утверждение истины» (название взято из 1 Тим. 3, 15) он дает захватывающую экзегезу Ин. 21, 15-17. А одному стиху из Послания к Филиппийцам (Флп. 2, 6) он посвящает целую книгу, что представляет очень интересное исследование о природе мистики.

Следует упомянуть также известного богослова и философа протоиерея Сергия Булгакова. Он написал книгу «Апокалипсис Иоанна. Опыт догматического истолкования» (1948).

13. Здесь мы должны перекинуть мост через несколько десятилетий и посмотреть, что происходит в исследованиях Нового Завета в России сегодня. Естественно, что насильственное прекращение богословского творчества в России после 1917 года самым катастрофическим образом отразилось на уровне научной библеистики. И все же с возобновлением деятельности Духовных академий в 1946 году постепенно, как из малого семени, начинает вырастать молодое дерево новозаветных исследований. В настоящее время такие исследования проводятся в двух Духовных академиях Русской Православной Церкви: Московской и Санкт-Петербургской. Для Московской академии традиционно характерен более консервативный подход в исследованиях. Работы над Новым Заветом там преимущественно сосредоточены вокруг изучения святоотеческой экзегезы. Академия в Санкт-Петербурге более открыта современным научным подходам. В последние годы здесь появился ряд интересных работ по экзегезе и истории толкований. Среди них можно назвать несколько выдающихся исследований. Например, «Имя Божие в Евангелии от Иоанна» священника Л. Сорокина (1994), «История толкования и экзегеза Откр. 12, 1-17» священника А. Никонова (1998). Вообще в последнее время возрос интерес к книге Откровения. В этой связи следует назвать имя архимандрита Ианнуария (Ивлева) и его спецкурсы по Апокалипсису и Библейскому богословию, хорошо известные в современных Духовных академиях

По инициативе Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия Второго в 1999 году возобновила свою деятельность Патриаршая Синодальная Библейская Комиссия, которая поставила ряд важных задач в деле изучения Священного Писания, его перевода и комментирования. С 1994 года работает Синодальная Богословская Комиссия, в сферу которой, естественно, входит забота о том, чтобы приблизить Священное Писание к церковному народу в целях его лучшего понимания.

Говоря об изучении Нового Завета, нельзя обойти вниманием и межконфессиональные контакты последних десятилетий. Практически ко всем официальным диалогам готовились доклады на темы из Нового Завета. Наши библеисты принимают участие в таких авторитетных собраниях и обществах, как «Общество изучения Нового Завета» (всемирное собрание, насчитывающее более 1000 членов), «Коллоквиум Паулинум» в Риме. В 1998 году в Румынии состоялась первая встреча православных и западных библеистов, которая положила начало дальнейшим контактам, обмену опытом и установлению более тесных научных связей.

В последнее десятилетие в России произошли известные изменения в общественной и религиозной жизни, которые могут иметь важные следствия и для богословского образования, в том числе для библеистики. Если до сих пор преимущественным уделом богословия были Духовные школы Православной Церкви, то теперь постепенно возникают Богословские кафедры и факультеты при светских университетах. В области изучения Нового Завета светская среда выдвинула несколько весьма талантливых ученых, совершенно не зависимых от Церкви. Они преимущественно группируются вокруг Библейско-Богословского Института святого апостола Андрея.

И в заключение, возвращаясь к тому, что было сказано в начале настоящего доклада, у нас неизбежно появляются исторически оправданные опасения относительно плодов такой эмансипации. Нам представляется, что в условиях секуляризированного общества очень важно, чтобы Слово Божие изучалось и преподносилось людям не с целью «чистой науки», а с целью научения людей вере, молитве и благочестию, как это до сих пор было в России на протяжении ее тысячелетней истории.


* Доклад на богословской конференции представителей Международного христианского образовательного центра им. свв. Мефодия и Кирилла и делегации Философско-теологической Высшей школы епархии Бозен-Бриксен (Северная Италия) «Богословский диалог: попытка совместного ответа на запросы нашего времени». Минск, 8 февраля 2001 г.

Рекомендуем

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.

Издательство Минской духовной семинарии выпустило сборник материалов XVIII Семинара студентов ВУЗов Беларуси

Форум проходил 13-14 декабря 2019 года на базе Минской духовной семинарии в Жировичах. Издание ориентировано на всех, кто интересуется вопросами белорусской конфессиональной истории и богословия.