НАШ ЛЮБЯЩИЙ ОТЕЦ

О ВЛАДЫКЕ ВСПОМИНАЕТ АРХИЕПИСКОП НОВОГРУДСКИЙ И СЛОНИМСКИЙ ГУРИЙ, НАМЕСТНИК ЖИРОВИЧСКОЙ ОБИТЕЛИ, В 2012–2020 ГОДАХ – РЕКТОР МИНСКИХ ДУХОВНЫХ ШКОЛ

Моя первая встреча с владыкой произошла в 1986 году. Я окончил Московскую духовную академию в сане иеромонаха и был направлен на церковное послушание в Жировичский Успенский монастырь. Прежде чем отправиться к месту своего служения, я, по приглашению владыки, должен был с ним встретиться. Наша встреча проходила в новом здании Отдела внешних церковных связей в Даниловом монастыре. Я, конечно же, волновался. Все мы помнили, как владыка Филарет приезжал на праздники преподобного Сергия, как величественно служил в храмах Лавры. В то время он также нес послушание председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата. Для нас он представлялся архиереем очень высокого положения, к которому все испытывали почтение и уважение. Когда я пришел к владыке, он усадил меня напротив, обо всем расспросил. Я был просто потрясен тем, насколько он по-доброму, по-отечески принял меня. Я увидел в нем не грозного начальника, а настоящего любящего отца. И это, наверняка, многих поражало: при всей высоте своего положения, образования и происхождения он был таким доступным и простым в общении.

Роль владыки в возрождении Духовной школы огромна. Когда мы готовили номер журнала «Ступени», посвященный 30-летию возрождения Минской духовной семинарии, я узнал такой факт. В 1945-1947 гг., когда произошло первое возрождение Минской духовной семинарии, советское государство само предложило Церкви занять под семинарию нынешнее здание в Жировичах. Но сама Церковь отказалась тогда, поскольку не в состоянии была содержать его. Я думаю, если бы не авторитет митрополита Филарета, то и при втором возрождении мы, возможно, отказались бы. В 1989 г. благодаря авторитету владыки Филарета началась поэтапная передача этого здания. Сначала один этаж одного крыла, потом поняли, что не хватает помещений, и попросили второй этаж. Усилиями владыки Филарета в 1996 г. нам передали все здание и начался его капитальный ремонт, который продолжался 10 лет. Когда семинария уже действовала, владыка уделял ей большое внимание: приглашал ученых специалистов из ведущих духовных школ Русской Православной Церкви и из-за рубежа, благотворителей – по-настоящему жил семинарией. Долгое время владыка сам преподавал в семинарии Священное Писание Нового Завета и Историю Русской Церкви, еженедельно приезжал в воскресенье вечером и уезжал во вторник – такое значительное время выделял из своего загруженного графика семинарии.

Когда с 1996 г. начался процесс реставрации учебного корпуса, владыка ежемесячно приезжал на совещания, привлек к этому делу лучших специалистов, государственных мужей, строителей. Для нас это тогда представлялось как нечто само собой разумеющееся, а для него, с учетом его возраста и здоровья, это было совсем непросто: вот так сесть, приехать, потрудиться, опять сесть и уехать. Помимо приглашения преподавателей владыка заботился и о подготовке собственных кадров – лучших выпускников направлял на учебу в Московскую и Санкт-Петербургскую духовные академии, в зарубежные богословские учебные заведения. Владыка в полном смысле этого слова болел о своём детище, переживал, старался и внешне и духовно всё обустроить.

Духовные качества владыки Филарета сможет охарактеризовать, наверное, только человек такой же высокой духовной жизни, как и он. Во время и после богослужений в день погребения владыки и в девятый день звучали воспоминания разных людей о нем, вспоминались назидательные и ободряющие эпизоды его жизни. Владыка умел трудность превратить в шутку и этим подбодрить человека.

В этом он вновь открывался всем как любящий отец, который искренне переживал за каждого. И каждый старался в меру своих сил исполнять его поручения, прислушиваться к его советам, не огорчать его своими поступками. Наверное, у многих от общения с ним создавалось впечатление, что он именно их больше других уважает, любит и ценит.

В беседе с любым человеком владыка всегда был весь во внимании. Выслушает тебя, поддержит, поможет. «Поможет» – это лишь фраза. Я, возможно, лишь миллионную долю знаю того, как щедро владыка помогал тем, кто обращался к нему в разных нуждах. Помогал духовно, в первую очередь, как архипастырь, и материально также. При высоте его положения возможностей было гораздо больше, но для себя он, можно сказать, не жил. Он жил для Церкви и для людей. Свои обращения к Святейшему Патриарху он под писывал «в послушании преданный». Для него послушание Церкви было главным. При этом послушания ему поручались Церковью самые сложные. Как-то в Минском епархиальном управлении собрались для обсуждения важного предстоящего события, распределяли обязанности. И вот кому-то поручают: тебе – сидеть на телефоне и отвечать на звонки. А владыка говорит: «Мне бы такое послушание. Сиди себе, отвечай и голова не болит». Насколько я знаю, когда проходили важные события, бывало, ему приходилось несколько суток не спать. Так он за все переживал и старался все сделать на высшем уровне.

Владыка никогда не делился сокровенным. Он старался всегда ровно говорить с нами. Никогда не жаловался на болезни и недомогание. И то, насколько я слышал, когда врачи его спрашивали: «Владыка, а что у вас болит?», а он отвечал: «У меня – ничего. Это у них спрашивайте» – и указывал на своих иподиаконов. Владыка не раз говорил: «Я не думал, что переживу своего учителя, Митрополита Никодима (Ротова)», который умер в возрасте 49 лет. Трудился он напряжённо, говорил что «ночи были бессонные и даже подряд, несколько ночей».

С 1985 по 1991 г. духовником нашей обители был схиархимандрит Иоанн (Маслов). Его должны были направить в Одесскую духовную семинарию, но по просьбе владыки Филарета он был направлен к нам и еще до открытия семинарии читал лекции для молодых священнослужителей, которые проходили в Жировичской обители по благословению владыки Филарета. Это были очень интересные лекции, я даже сам на них ходил. Отец Иоанн был духовником семьи Вахромеевых, особенно его почитала мама владыки, Александра Федоровна.

Владыка Филарет также очень чтил схиархимандрита Митрофана (Ильина). Поздно вечером, когда уходили все посетители, отец Митрофан приходил к владыке и они долго общались. Я знаю немало свидетельств о прозорливости отца Митрофана, примеров того, как одна его фраза обращала людей к Богу, к покаянию.

Точно могу утверждать, что отец Митрофан за многие годы своей подвижнической жизни, труда и скорби, стяжал дар прозорливости. К нему приходили многие: и простые, и знатные, всех он принимал. Как-то уже после кончины отца Митрофана мы с владыкой Филаретом пошли за Крестовоздвиженскую церковь, и там он мне говорит: «Вот здесь меня похороните, рядом», и показал на место. Ну, а потом оказалось, что и в его завещании это было указано.

Приезжая в обитель не на богослужение, а по делам, владыка всегда сначала заходил в храм, подходил к чудотворной иконе поклониться и помолиться. Владыка очень много делал для обители. Только благодаря его личности обитель не была закрыта. Советская власть планировала, что «старички умрут – и все – закрываем монастырь». А владыка с 1979 г. начал, используя свой авторитет, приглашать сюда и священников вдовых, и молодых иеромонахов. Добился разрешения прописывать по 3 человека в год. Ну а потом, если какие-то вопросы возникали, кто-то не хотел идти нам навстречу, какие-то возникали препятствия, звонишь владыке: «Владыка, как быть? Помогите». И владыка обращается, просит содействия, и проблема разрешается. Конечно, владыка очень много потрудился.

Сейчас я с некой скорбью замечаю, что мы привыкли вот к такому, мол «всегда так было, что к нам относятся с уважением и поддерживают». А мои предшественники, и я отчасти это застал, свидетельствовали, что раньше не было такого. Помню, радость была, когда добились колокольного звона в обители на 1000-летие Крещения Руси и на Пасху 1988 года.

Сейчас это смешно звучит, а раньше нельзя было открыть центральные двери Успенского собора, выходящие на улицу. Крестный ход на Пасху, или 20 мая выходил боковыми дверями через Никольский храм. На улицу нельзя было показаться. Если кто-то из студентов техникума просто заходил сюда на территорию монастыря – его сразу исключали. Так вот было, непросто… В здании древнего братского корпуса находилась больница. Владыка добился, чтобы построили новую больницу, а этот корпус возвратили монастырю. Важно это помнить и ценить то, что мы имеем, благодаря трудам владыки Филарета.

Вечная ему память.

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.