Пятидесятница: Послание Церкви и личный опыт (10 цветок)

Иван Люкевич

студент 1-го курса МинДС

Двунадесятый праздник в Церковном календаре и одно из важнейших событий в истории Христианства и всего мира в целом! В этот день Церковь являет нам, как на пятидесятый. день после Воскресения Христова на апостолов сошел Святой Дух. 

На пятидесятый день после Воскресения Христова Богородица и апостолы собрались в Сионской горнице, чтобы отпраздновать иудейский праздник Пятидесятницы. В этот день евреи вспоминали, как на пятидесятый день после Исхода из Египта на горе Синай Бог даровал Моисею Десять заповедей.

«Внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились. И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святаго, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать» (Деян. 2:2–4).

Господь исполнил Свое обещание: «И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек, Духа истины, Которого мир не может принять, потому что не видит Его и не знает Его; а вы знаете Его, ибо Он с вами пребывает и в вас будет» (Ин. 14:16–17).

Случившееся привлекло огромную толпу людей. Многие из них не были евреями и прибыли в Иерусалим на праздник. Каково же было всеобщее изумление, когда собравшиеся поняли, что апостолы, вышедшие из Сионской горницы, говорят с ними на самых разных языках и диалектах: «И все изумлялись и дивились, говоря между собою: сии говорящие не все ли Галилеяне? Как же мы слышим каждый собственное наречие, в котором родились» (Деян. 2:7–8).

В тот день около 3000 человек уверовали во Христа и приняли Крещение (Деян. 2:41). 

В том, что апостолы стали говорить на разных языках, раскрывается особый смысл Пятидесятницы. В Церкви Христовой, которая «родилась» в этот день через Сошествие Святого Духа на общину апостолов, соединяются все народы. В Церкви восстанавливается утраченная людьми после грехопадения связь с Богом и друг с другом.

Праздник Пятидесятницы называют также Днем Святой Троицы, потому что в этот день всему человечеству открылась тайна, что Бог Один, но в Трёх Лицах — Отец, Сын и Святой Дух. Поклонение и исповедание Пресвятой Троицы как Триединого Бога является основополагающим догматом христианской веры.

В песнопениях праздничного богослужения мы слышим как воспоминание события Сошествия Святого Духа на апостолов, так и свидетельство о непрекращающемся действии Святого Духа в жизни Церкви и в жизни каждого православного христианина. Предстоя на молитве в храме Божием, мы переживаем в своём сердце личную Пятидесятницу. В своей душе, через собственное сердце, осознавая полноту и величие этого события.

В центре иконы — двенадцать апостолов. Центральное, пустующее место между апостолами оставлено для Христа, Который телесно уже вознесся на Небо и потому не присутствует на этой «новой Тайной Вечере».

Они находятся в Сионской горнице, на что указывает велум — ткань поверх колонн здания, обозначающая, что действие происходит внутри помещения. 

Двенадцать лучиков, исходящие из верхнего полукруга, на кончиках которых изображены языки пламени, символизируют само Сошествие Святого Духа на апостолов и иллюстрируют библейский рассказ: «И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них» (Деян. 2:3).

Среди учеников — апостол Павел, который на тот момент еще не был христианином и в Сионской горнице не присутствовал. Церковь подчёркивает, что Святой Дух нисходит на всех, кто принимает Христа и стремится преобразить свою жизнь.

«Царь-Космос» символизирует всю сотворённую Богом Вселенную, которая через Церковь освящается Святым Духом. В руках он держит растянутое покрывало, на котором выложено двенадцать свитков — символ двенадцати Апостолов.

Моя Пятидесятница

Каждый из нас, в стремлении стать настоящим  Православным Христианином, в определённый момент своей жизни проживает личную Пятидесятницу. Происходит невероятное, сердечное и неожиданное событие, когда Господь касается сердца человека и что-то внутри кардинально меняется. После того, как Дух Святой посещает человеческое естество, оно более никогда не станет прежним, но лишь преображается и изменяется ко Господу. В моей жизни такое событие было неразрывно связано с паломничеством. А именно – с посещением Святой Горы Афон. Позвольте поделиться этим необычным духовным опытом с вами, уважаемые читатели.

В августе 2014 года, когда я учился на четвёртом курсе университета, мы с мамой решили отправиться на летний отдых. Хотелось чего-то необычного, нового, отличного от привычного многим Крыма или Балтийского побережья. Выбор пал на Грецию – интересное, богатое исторически и культурно, и к тому же православное государство. Познакомившись за две недели с культурой Греции, её кухней и особенностями отдыха, мы думали над тем, что бы ещё посмотреть за оставшиеся два дня перед отлётом в Минск. Перед нами встала небольшая дилемма: либо мы плывём на небольшой островок в Эгейском море, чтобы порыбачить и насладиться природой, либо направление «вдоль Афона» — трёхэтажный паром ходит вдоль побережья Святой Горы на расстоянии примерно 350-400 метров от берега. На тот момент я не знал, что такое Афон. Я был, если можно так выразиться, «захожанином» в церковной жизни. Прочитав краткую информацию о поездке вдоль Афона, мы с мамой единогласно решили, что хотим именно туда. Это было интересно, необычно (потому, что ранее мы не паломничали вместе) и вполне вписывалось в наши финансовые возможности. Несколькими часами позже мы сели в местный туристический автобус и отправились по маршруту в порт «Ормос Панагиас». Прибыв на место, мы погрузились на морской паром с открытой верхней палубой и отправились в путь по морю. Признаюсь честно, что уже на подступах к побережью Святой Горы ощущал какой-то внутренний трепет. Но я всё равно не понимал, да и не мог понимать, чего  ожидаю от этой экскурсии, и что будет происходить там, в открытом море…

Спустя полтора часа плавания на горизонте показался необычный полуостров. Восточную его часть венчала высокая вершина, а рельеф был гористым и издалека казался непроходимым. Я был удивлён и постоянно задавался вопросом: «Разве здесь могут быть какие-либо монастыри? В такой гористой местности, наверное, максимум – это какой-нибудь природный заповедник. Но никак не колыбель Православия», как её часто на пути следования называли гиды. Когда корабль подошёл на «экскурсионное расстояние» до берега, я смог разглядеть первые постройки.

Мне было весьма непривычно видеть такого рода монастыри, больше похожие на средневековые неприступные замки и форты.

Из-за высоких каменных стен, маленьких прорезей для окон, каменистых дорог и компактно размещённых хозяйственных угодий мне казалось, что это какие-то хорошо сохранившиеся греческие крепости.

Но при более внимательном рассмотрении я понял, что это действительно древние монастыри. Пока корабль шёл вдоль берега, я пристально вглядывался в каждую постройку и старался максимально подробно рассмотреть то, что вижу. Масштабы увиденного меня поражали! Я никогда прежде не видел таких больших по площади и размаху каменных монастырей. Величественные храмы создавали яркое впечатление. Особенно меня поразил внешний вид русского Свято-Пантелеимонова монастыря. Он приковал к себе моё внимание большим количеством храмов на территории, красивыми зелёными куполами, ярко-золотыми крестами, площадью территории и высотой построек. Чувствовалось какое-то особое величие при взгляде на эту обитель. Казалось, в этом монастыре отражена вся глубокая, безмерная полнота души настоящего православного христианина. Это чувствовалось!..

Мы шли вдоль берега Афона примерно полтора часа, а затем паром остановился напротив греческого скита святой праведной Анны и встал на якорь. Как оказалось, наш паром посетят афонские монахи с какими-то святынями. Такая практика существует для того, чтобы женщины тоже могли прикоснуться к великим святыням Афона. Ввиду законодательного запрета на посещение женщинами монашеской республики, такой вариант является единственно доступным. После недолгого ожидания мы услышали объявление капитана: «Уважаемые пассажиры, просим вас соблюдать порядок и своё место в очереди». Мы с мамой спустились на нижнюю палубу, для того чтобы занять очередь на поклонение афонским святыням. Моему взору предстала следующая картина: небольшая лодка подошла к нашему парому с левого борта, и по трапу оттуда вышли несколько человек. 

Я впервые увидел внешний образ настоящего афонского монаха: необычной формы клобук, красная пасхальная епитрахиль, красные поручи и густая чёрная борода. У каждого из них было что-то в руках: или кадило, или большая икона, или какой-то расписанный позолоченный сундучок. Все монахи поднялись на палубу нашего корабля, встали рядом и выставили святыни на приготовленные столики. Затем некоторые из них начали что-то петь на греческом языке. Первой мыслью, которая у меня возникла в тот момент, было: «Как же красиво они поют! Это что-то невероятное…» В тексте их песнопений, на слух, угадывались некоторые отдельные слова: Херувим, Серафим, Панагия, Пасха и т.д. Но тогда, ещё не имея познаний об устройстве Вселенской Церкви и не имея представления о греческом языке, я не мог понять, о чём же они поют. Люди начали потихоньку подходить к святыням, прикладывали свои нательные крестики. В те минуты, пока очередь медлено продвигалась вперёд, я чувствовал что-то неописуемое. Слёзы неожиданно сами потекли из моих глаз при виде этих поющих афонских монахов, при лицезрении святынь Святой Горы…

Когда подошла моя очередь, я немного оторопел. Передо мной стояло несколько святынь, таких как Честной пояс Пресвятой Богородицы, Дары волхвов и несколько чудотворных икон Божией Матери. Хотелось рассмотреть их получше – дотронуться, задержаться взглядом. Но я понимал, что скорее всего не один имею такое «желание» и, закрыв глаза, не медля приложился ко всем святыням по очереди. После этого я отошёл в сторону и продолжал рассматривать происходящее, слушая необычное пение греков.

Что-то поменялось во мне в тот момент. Не могу сказать что именно, но я чувствовал себя как-то иначе. Была сердечная радость, какое-то душевное ликование! Я трепетно улыбался сквозь слёзы и не понимал, почему такое чувствую. Мне хотелось буквально взлететь от радости, как будто нечто невероятное произошло со мной без моего ведома…

В течение примерно часа все пассажиры смогли прикоснуться к святыням, и монахам настала пора отбывать обратно на Святую Гору. Они перестали петь, аккуратно погасили кадило и начали спускаться на борт своей небольшой лодки. То, как паломники с парома их провожали, нужно было видеть!

Все махали руками, громко благодарили, многие даже не сдерживали радостных слёз. Складывалось такое ощущение, будто мы провожаем в дальний путь каких-то общих родственников или близких друзей – атмосфера была очень сердечная и тёплая.

Когда монашеский транспорт отошёл на безопасное расстояние, наш паром развернулся, подняв якорь, и мы начали отплывать напрямую к порту прибытия. Я поднялся на верхнюю палубу корабля, для того чтобы в последний раз посмотреть на отдаляющийся Афон. У меня не было слов, не было каких-то определённых мыслей. 

Я просто смотрел на вершину Святой Горы и пропадающие из виду монастыри. Прокручивал в голове то, что происходило со мной в последние несколько часов, и не хотелось это отпускать. Не хотелось покидать эти бирюзово-голубые с белой пеной воды, эти невероятной красоты виды, этих благоговейных монахов и их небесной красоты песнопения…

Я начал молиться. Впервые в жизни, наверное, я молился так горячо сердечно. Своими словами, по-своему сокрушаясь, я смотрел на вершину Афона и просил у Бога: «Господи, прошу тебя, помоги мне!.. Как же я хочу попасть сюда ещё раз! Хочу попасть как паломник, сойти на этот берег и прикоснуться к святой земле. Пройти по этим дорожкам, зайти в эти храмы, помолиться у Твоих Святынь. Господи, благослови! Помоги мне, прошу Тебя…» И снова по щекам текли горячие слёзы, которые не давали мне спокойно вздохнуть. Я чувствовал нечто странное, даже трепетно-грустное, как будто меня насильно забирали из родного дома. Как будто, спустя всю прожитую здесь жизнь, меня заставили покинуть любимое, дорогое сердцу место. Я стоял у края борта, слушая редкие крики чаек, до тех пор, пока не перестал видеть полуостров из-за морского тумана… Погружённый в свои мысли, под впечатлением от увиденного и услышанного, я прибыл с мамой обратно в отель. У мамы тоже были свои особенные чувства, но до самого вечера мы не разговаривали. Настолько сильное и неизгладимо трепетное впечатление на нас произвела эта «экскурсия».

Спустя сутки мы благополучно вернулись в Минск и продолжили жить своей ежедневной жизнью. У мамы – работа и бытовые хлопоты, у меня – учёба и спорт. Я часто вспоминал ту поездку — делился впечатлениями с мамой и знакомыми ребятами в университете, но почему-то забыл о той молитвенной просьбе, с которой обращался к Господу. И вот, спустя почти два месяца после поездки, в преддверии моего дня рождения, мне позвонил отец и предложил необычный подарок на выбор: либо летим отдыхать на море, либо паломничество на Афон. Мне исполнялся 21 год и подарок, с точки зрения отца, должен был быть достойным. Однако, ещё не дав ответа, я перекрестился. Моей радости не было предела!

Я вспомнил, о чём молился Богу ещё тогда, летом в Греции и понял – Он действительно слышит и действительно может исполнить полезную для души просьбу. 

Я радостно закричал в ответ отцу: «Однозначно, Афон!»

Это стало переломным моментом в моей духовной, да и в целом во всей моей жизни. Потом, по прошествии нескольких лет, будут многочисленные паломнические поездки на Святую Гору, ежегодные восхождения на вершину и многое другое. Но те события, которые затронули меня в самой первой поездке в Грецию с мамой, – это и было то самое. Наверное, Господь посетил меня своей благодатью, коснулся моего сердца. Те духовные впечатления, та молитва и слёзы, душевная радость – всё это явилось в моей жизни следствием переживания моей личной, сокровенной Пятидесятницы. И я безмерно благодарен Богу за то, что Он сподобил меня прочувствовать всё это и прикоснуться духовно и физически к земному уделу Божией Матери – Святой Горе Афон…

Так, в день Пятидесятницы открылась тайна Божественного Существа, тайна Святой Троицы. Догмат о Святой Троице является основным в христианстве. Им объясняется все дело искупления грешного человечества. На вере в Триединого Бога зиждется все христианское вероучение. Всё богослужение — и общественное, и частное — начинается с прославления Пресвятой Троицы. Молитвы ко Святой Троице сопровождают человека от появления его на свет и до смерти. Первые слова, с которыми Церковь обращается к новорожденному: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа». Младенец крещается «во имя Отца и Сына и Святаго Духа». В таинстве Миропомазания Церковь полагает на него «печать дара Духа Святаго». С отроческого возраста кающемуся отпускаются в таинстве Исповеди грехи его — «во имя Отца и Сына и Святаго Духа». Во имя Святой Троицы совершается таинство Брака. Наконец, последняя молитва священника при погребении усопшего: «Яко Ты еси воскресение» заканчивается молитвенным обращением ко Святой Троице.

Служба Пятидесятницы в тропарях, стихирах и канонах, ветхозаветных и евангельских чтениях раскрывает сущность учения о Святой Троице и о Святом Духе. Пятидесятница, по словам церковных песнопений, есть праздник «попразднственный и конечный». Он есть завершение всех великих праздников от Благовещения Пресвятой Богородицы до Пасхи и Вознесения Господа Иисуса Христа. Праздник Пятидесятницы есть окончание крестного пути, пройденного Богочеловеком Христом ради спасения мира, день создания Церкви Христовой, в ограде которой совершается спасение людей благодатью Святого Духа.

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.