Святой День ПАСХА в рассказах русских писателей

Яна Думенкова — филолог

Церковные праздники, традиции и культура своего народа всегда вдохновляли русских писателей к написанию произведений с идейно-тематическим содержанием. Главным православным праздником в русской литературе является Светлое Христово Воскресение. 

В конце XIX – начале ХХ века к данному жанру стали обращаться многие русские писатели (Леонид Андреев, Иван Бунин, Федор Достоевский, Николай Колосов, Николай Лесков, Евгений Поселянин, Владимир Соловьев, Федор Сологуб, Борис Ширяев и др.). «Формирование жанра пасхального рассказа происходит под влиянием историко-этнографических и публицистических книг русских исследователей», – пишет в своей монографии «Эволюция пасхального архетипа» Т.Н. Козина. Пережитый личный опыт прихода к вере и детские воспоминания празднования Пасхи в семейном кругу также послужили основой для создания пасхального рассказа.

Жанр пасхального рассказа включает в себя тематические образы-символы (красное яйцо, пасхальный кулич, колокола и др.), обращение к евангельским событиям, использование в тексте церковных песнопений:

Воскресения день.

И просветимся торжеством,

И друг друга обымем,

Рцем, братие,

И ненавидящим нас

Простим…

(Александр Куприн, «Инна» (1928)).

«Об часе утреннем параекклисиарх.., вшед во храм, вжигает свещи вся, и кандила: устрояет же сосуды два со углем горящим, и влагает в них фимиама много благовоннаго.., яко да исполнится церковь вся благовония. Также настоятель… со иереи и диаконы облачатся в весь светлейший сан». (Николай Колосов, «Не может быть!» (1909)

«Архетипы «Спасение», «Воскресение в жизнь вечную», сформировавшиеся в сознании русского человека под влиянием Евангелия, приводят к появлению центрального вектора русской литературы – духовной прозы», — отмечает в своей работе исследовательница данного жанра Т.Н. Козина. Церковные песнопения сопровождают множество пасхальных рассказов, тем самым подчеркивая великую значимость праздничного богослужения в понимании Пасхи русским человеком. Яркая атмосфера Божественной литургии и крестного хода усиливает смысловую нагрузку пасхального рассказа, а Евангельский текст погружает читателя в совместную с героями молитву. Благодаря церковной лексике и евангельским событиям писатели смогли достичь главной цели – духовного просвещения народа.

Ожидание Пасхи сопровождается молитвой, добрыми делами, человеколюбием, состраданием и покаянием. Так, в рассказе «Баргамот и Гараська» (1898) Леонид Андреев повествует о двух героях, совершенно противоположных друг другу. В день празднования Светлого Христова Воскресения городовой Баргамот и вечно пьяный Гараська встречаются на Пушкарной улице, которая изведала всех жителей города с их нравами и режимом жизни. Приближается Пасха, люди идут в церковь, а городовой Баргамот в это время стоит на дежурстве и наблюдает за праздничным настроением проходивших мимо людей, как вдруг на горизонте появляется Гараська. Казалось бы, что необычного в этой встрече?! Городовой, повидавший на своём веку много людей, нарушавших порядок Пушкарной улицы, сжалился над Гараськой, когда тот отчаянно плакал о разбившемся яичке и невозможности им похристосоваться. 

В этот великий день Баргамот приглашает Гараську к себе домой на разговение, в ближнем увидев брата во Христе. Гараська вновь рыдает навзрыд, когда супруга городового обращается к нему по имени-отчеству. Л. Андреев показал, как почтение к человеку как образу Божьему преображает душу: Гараська впервые испытывает чувство стыда за свою жизнь и внешний вид. Пригласив в дом несчастного человека, семья городового исполнила заповедь Спасителя: «истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф 25:40).

Символом любви в рассказе стало яичко, поднятое вверх Гараськой: кричала и плакала его душа, напоминая о том, что в этот день Христос Воскрес. Автор показал равенство людей, независимо от их происхождения и социального статуса.

О Светлом Христовом Воскресении, любви к ближнему, традициях народа, а также о гордости, которая мешает встретить «праздник праздников», рассуждает Николай Васильевич Гоголь в произведении «Светлое Воскресенье» (1847), опубликованном в публицистическом сборнике «Выбранные места из переписки с друзьями».

Интересно описывает гордость автор: «Есть страшное препятствие, есть непреоборимое препятствие, имя ему – гордость. Она была известна и в прежние веки, но то была гордость более ребяческая, гордость своими силами физическими, гордость богатствами своими, гордость родом и званием, но не доходила она до того страшного духовного развития, в каком предстала теперь». Далее писатель называет современные виды гордости – «гордость чистотой своей» и «гордость ума». С лёгкостью демонстрировать красоту свою – вот черта современного человека, о которой рассуждает автор. Выставляя свою хорошую сторону, человек бывает ею ослеплён, не замечая спрятанных в своём характере изъянов. Н. Гоголь пытается донести до читателя, что ум без нравственных законов не имеет той силы, как ум, основанный на нравственности и добродетели, а также рассуждает о том, что человек абсолютно всё знать не может, ибо то, что знает один, порой неведомо другому.

Н.В. Гоголь даёт определение великому празднику Светлого Христова Воскресения: «День этот есть тот святой день, в который празднует святое, небесное свое братство всё человечество до единого, не исключив из него ни одного человека». Автор уверен, что нигде так не празднуется Пасха, как на русской земле: «Не умирают те обычаи, которым определено быть вечными». Где бы ни был человек, голос родины всегда отзывается в нём, а почитание традиций своего народа является неотъемлемой частью души русского человека.

Следующий рассказ Александра Куприна «Бонза» (1896) является примером взаимоотношений близких людей в моменты гнева и обиды. Доктор Субботин поделился с рассказчиком детским воспоминанием, связанным с празднованием Пасхи в кругу семьи. Будучи восьмилетним мальчишкой, Субботин пережил то, что пронесёт через всю жизнь, — это незаслуженное наказание после праздничной заутрени. Когда сестре стало холодно, он с охотой вызвался принести ей платок. Взяв нужную вещь в её комнате, он направился к выходу, как вдруг услышал стук чего-то бьющегося – это оказалась «миниатюрная японская пагода», которую сестре подарил жених. Никто в этот вечер ему не поверил, не поверили и после: для близких людей он остался лгуном, нарочно разбившим сувенир. В светлый праздник отец выгнал его из комнаты и велел больше не возвращаться, а остальные ждали от него извинений.  

Вернувшись к словам Н. Гоголя, который заповедует Пасху встречать в единстве, следует отметить, что главные герои рассказа «Бонза» Куприна в этот день не смогли смириться с разбитым сувениром. Неслучайно в момент празднования Христова Воскресения произошло такое недоразумение: Господь будто испытывал главных героев.

Субботин в рассказе-воспоминании предстоит в двух образах: несправедливо обиженный мальчишка, в отчаянии давший себе слово уйти в монастырь, и зрелый мужчина, оставшийся без семьи, будто бы детское «поступить в монастырь» отзывается и по сей день. Вспоминая это событие, главный герой словно разыскивает того, кому в этот день можно воскликнуть: «Христос Воскресе!» Выбранным заглавием «Бонза» автор показал, что стоит во главе праздничного настроения персонажей.

Сказка Михаила Салтыкова-Щедрина «Христова ночь» (предание) (1886) описывает события пасхальной ночи: поведение природы в ожидании Чуда, которое вот-вот должно произойти; момент Воскресения Христа; проповедь Господня; суд над предателем, добровольно лишившем себя жизни. Динамично описывает автор покорное Господу состояние окружающего мира: «Подняли матерые ели к небу мохнатые лапы; заскрипели вершинами столетние сосны; загудели овраги и реки; выбежали из нор и берлог звери, вылетели птицы из гнезд; все почуяли, что из глубины грядет нечто светлое, сильное, источающее свет и тепло, и все вопияли: “Господи! Ты ли?”»

Впечатляюще описывает М. Салтыков-Щедрин встречу Воскресшего Господа с разными людьми: праведники и грешники слушают ту проповедь, которую заслужили своей жизнью. Праведников Господь благословляет словами «Мир вам!», а грешникам открывает путь ко спасению: «Но во имя Моего Воскресения Я и перед вами открываю путь к спасению. Этот путь — суд вашей собственной совести. Она раскроет перед вами ваше прошлое во всей его наготе; она вызовет тени погубленных вами и поставит их на страже у изголовий ваших». Господь всему человечеству дарует надежду на спасение, и только сам человек вправе выбирать, по какому пути следовать дальше. В конце предания автор описывает встречу Христа с предателем, которому Воскресший Господь посылает вечные скитания, чтобы тот являлся «свидетельством той бесконечной казни, которая ожидает предательство». Страшные муки ожидают предателя: «Ты будешь ходить из Града в град, из веси в весь и нигде не найдешь крова, который бы приютил тебя. Ты будешь стучаться в двери — и никто не отворит их тебе; ты будешь умолять о хлебе — и тебе подадут камень; ты будешь жаждать — и тебе подадут сосуд, наполненный кровью Преданного тобой».

Использование библейского контекста помогает автору раскрыть главную задачу (описание Воскресения Христа и Его встреча с людьми) и проблему произведения (справедливый суд над каждым человеком). 

Пасхальные рассказы имеют довольно разнообразные подтемы: радость о Воскресшем Господе, надежда на спасение, угрызение совести главного героя, описание праздничного богослужения и участие в нём. 

В пасхальном рассказе А.П. Чехова «Казак» (1887) в центре событий молодая семья, радостно ожидавшая Воскресение Христа. Казалось, ничему не дано испортить столь возвышенный настрой молодой четы, но произошло событие, в корне изменившее их судьбу. Возвращавшись из церкви домой, супруги, Максим и Лизавета, встретили на дороге больного казака, просившего «свяченой пасочки разговеться». Максим не раздумывая согласился отрезать кусок пасхального кулича, как вдруг его остановила Лизавета: «Не дам! Надо порядок знать. Это не булка, а свяченая паска, и грех её без толку кромсать».  С этого момента счастливые будни молодой семьи закончились: захворавший в дороге казак не выходил из головы Максима, угрызение совести не давало спокойно жить, о чём он постоянно и говорил супруге, на что та реагировала с равнодушием и злобой.

Максим долгое время не мог прийти в себя, а потом и вовсе спился, хозяйство распустилось, а жена стала не мила. Совесть мучала его, что в святой праздник Великой Пасхи больному казаку не дали самого святого – хлеба. Дабы исправить эту ситуацию, Максим всегда ходил по степи и ждал казака, о котором непрестанно говорил жене: «Я всё думаю: а что ежели это Бог нас испытать хотел и ангела или святого какого в виде казака нам навстречу послал? Ведь бывает это. Нехорошо, Лизавета, обидели мы человека!»

Произведение «Казак» А. Чехова построено на постоянном диалоге главных героев, который ярко описывает характер каждого из супругов. Диалог играет важную роль в создании художественного образа, его оформлении с помощью речи. 

Встреча героев и больного казака напоминает евангельскую «Притчу о добром самарянине», которую поведал Сам Господь: священник и левит прошли мимо избитого разбойниками человека, а некий самарянин не только перевязал ему раны, но и отвёз в гостиницу, заплатив за него хозяину: «Позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе» (Лк. 10:25-37). Притча учит возлюбить ближнего своего и в трудный момент протянуть руку помощи. Рассказав притчу учителю закона, Спаситель заповедует поступать так же, как самарянин: «Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же» (Лк. 10:25-37).

Избитый разбойниками человек из евангельской притчи является прообразом казака в рассказе А.П. Чехова, также пребывавшем в телесном недуге. Момент встречи нуждающихся людей на дороге носит поучительный характер, что помогает читателю прийти к осмыслению Слова Божиего. Дорога в рассказе является символом выбора, который определяет дальнейшую судьбу героев.

В рассказе Владимира Короленко «Старый звонарь» (1885) (весенняя идиллия) в центре жизнь старого звонаря Михеича. Смолоду взбирался он на колокольню, взобрался и на этот раз, как вдруг перед ним открылась вся его жизнь, а рядышком были родные люди, которых давно уже нет. Символическим в рассказе является расположение церкви, которая окружена сельским кладбищем, напоминающим о новой, вечной жизни и скоротечности времени. Последний раз Михеич звонил в колокола, последний раз он представлял, как стоит на праздничном богослужении среди покойных родных: «А внизу люди слушали и говорили друг другу, что никогда еще не звонил так чудно старый Михеич…» Единение с вечностью и готовность принять волю Божию испытал звонарь, поэтому и отзвонил последний раз так, как не звонил никогда.

Жанр пасхального рассказа часто строится на воспоминании, когда главный герой анализирует прошлое или некий эпизод из жизни, оставивший глубокий след в его памяти. Данный приём помогает автору показать, как менялась судьба героя после определенного события или по прошествии многих лет.

Таким образом, формирование пасхального рассказа строится на обычаях и традициях народа, семейных ценностях, личном опыте обращения к вере, что, в свою очередь, сопровождается отсылками к евангельским событиям пасхальной ночи, праздничными церковными песнопениями и молитвой литературного героя.

Данный жанр отличается поучительным содержанием, так как авторы старались подвести читателя к осмыслению евангельских заповедей через поступки и жизнь вымышленных персонажей. Задачи, которые ставили перед собой писатели, – это показать, что значит Пасха для русского человека, подчеркнуть значимость праздничного богослужения и напомнить, Кто стоит во главе праздника Светлого Христова Воскресения, чтобы в этот день встречать каждого человека словами преподобного Серафима Саровского: «Христос Воскресе, радосте моя!» 

 

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.