Гость номера

—Господин посол, сегодня мы хотели бы поговорить с Вами не как с официальным государственным лицом, а как с человеком, который может нам рассказать много нового и интересного о своей стране, ее людях, ее традициях. А поскольку журнал «Ступени» является религиозным журналом и представляет Минские Духовные Академию и Семинарию, то вопросы наши будут касаться именно этой стороны жизни немецкого народа. Для начала же просим Вас, господин Винкельманн, рассказать немножко о себе, Вашей конфессиональной принадлежности и Вашем личном отношении к вере и религии.

—Это непростой вопрос. Я не хочу широко афишировать свои религиозные взгляды. Мне кажется, вера—это то, о чем всенародно не говорят. О своем отношении к вере я говорил в личной беседе с Вашим митрополитом, это другое дело. Вы, конечно, видите, что я часто бываю в церкви на службах—и здесь, и в Минске. У меня всегда был интерес к религии, к вере, и в моей жизни они играли не последнюю роль. Я думаю, что каждый человек, если он прислушивается к самому себе, не может пройти мимо этих вопросов. Даже если он считает себя атеистом…

—Наша страна, как и соседние Россия и Украина, находится в состоянии экономического и демографического кризиса. Ее духовные лидеры и простые верующие люди связывают надежды на стабилизацию экономики с возрождением нравственности и культуры. Можете ли Вы сказать, что внимание к этим ценностям обеспечило нынешнее благосостояние немецкого народа?

— Боюсь, что нет. Я думаю, что у нас после войны ситуация была сложнее, чем теперь в Беларуси. Хотя я знаю, что у вас в то время было хуже, чем в Германии, несмотря на то, что мы проиграли ту войну. Но я не уверен в том, что вера и интерес к религии сделали большой вклад в возрождение нашей страны. Мне кажется, люди думали больше о материальном успехе, чем о вере. Можно возразить, конечно, и сказать, что война о многом заставила задуматься. Тогда люди почти все потеряли и больше чем когда-либо чувствовали, — что-то не так, как должно быть. После войны опять была открыта истина существования Бога. Я знаю, что очень многие, покинувшие Церковь во время нацизма, опять вернулись к ней. И все-таки сомневаюсь, что это играло большую роль. Конечно, религия всегда влияла и будет влиять на развитие общества, но, к сожалению, и в нашей стране роль ее становится все меньше и меньше.

—На Ваш взгляд, какова вообще роль традиционных христианских конфессий в политической, социальной и общественной жизни Германии?

—Вы знаете, раньше эти конфессии играли важную роль. Может быть, они продолжают оказывать какое-то влияние на политические решения в нашей стране, но, по-моему, эта роль гораздо меньше, чем еще двадцать, тридцать или даже сорок лет тому назад. Потому что, к сожалению, люди меньше ходят в Церковь, и вообще религия для них играет небольшую роль. Приходится, к сожалению, говорить об этом. Иногда они думают о Боге, душа их к чему-то стремиться—это ясно. Но теперь люди все чаще обращаются к другим религиям, которые совершенно чужды нашей культуре. Конечно, я не сомневаюсь, что в других монотеистических религиях есть что-то общее с христианством. Но очень неприятно, что люди у нас теперь меньше интересуются традиционными церквями и ищут чего-то нового. Зачастую эти поиски принимают очень странные черты.

—Весь христианский мир сегодня волнует проблема секуляризации общества и отказа молодого поколения от принципов христианской морали и нравственности. Как остро ощущается эта проблема в Вашей стране, и что предпринимается традиционными христианскими конфессиями?

—Традиционные конфессии, например, устраивают что-то вроде массовых «полуслужб». Для меня это ужасно. Другие считают это нормальным. Я знаю, что моим племянницам они очень нравились. По-моему, церкви наши не особенно стараются объяснить человеку, зачем это нужно. Но надо, конечно, с пониманием относиться к подобным мероприятиям. Необходимы очень хорошие учителя и очень хорошие священники, которые понимали бы проблемы и тревоги современного человека, умели бы говорить о том, что его волнует. Это очень трудно, и мне кажется, что у нас священники—и католические, и протестантские—в большинстве не умеют говорить с людьми. Я вам скажу, например, что моей маме уже девяносто лет, и она очень хочет побеседовать со священником о смерти, о христианстве. Но они ей всегда говорят, что у них нет времени. Однажды мама посетила меня в Эфиопии и там случайно встретилась с епископом того города, где она живет. Епископ ее узнал и был очень удивлен этой встрече, еще больше он удивился, когда узнал, что сын ее—посол Германии. Она сказала: «Господин епископ, очень хорошо, что мы встретились здесь, потому что дома у Вас никогда времени нет, и у Вас там есть один священник, я его часто просила, чтобы он меня посетил, но он постоянно говорит: «знаете, у меня нет времени». Это, конечно, очень плохо, но у нас часто так бывает. Я редко хожу в церковь—мне очень трудно на протестантской службе. Боюсь, что наши священники забыли многое из того, что присутствует в вашей службе, ведь у вас всегда речь идет о Троице, исключительное значение имеет Евхаристия. У нас многие этого не понимают. Конечно, если говорить о социальных службах и т.п., то в этом наши церкви играют большую роль. Наша система социального обеспечения не могла бы существовать без них, это бесспорно. Они изумительно много делают, жертвуют—это очень важно. Без этого наша система не могла бы действовать, я в этом уверен.

—Другой актуальной проблемой, все более и более заявляющей о себе в современном мире, является распространение так называемых «новых религиозных течений». Многие из них представляют действительную опасность обществу и государству. Известно, что Германия одной из первых подняла эту проблему, и законы Вашей страны отличаются определенной строгостью в отношении к таким организациям. Как бы Вы могли прокомментировать это?

—Я даже не знаю, какие законы у нас в стране существуют относительно этих сект. У нас есть, конечно, разделение Церкви и государства, поэтому я не могу сказать, что государство защищает какие-то определенные церкви. Если они совершают преступления с наркотиками, или подавляют личность человека, у государства существует возможность привлечь их к ответственности. Но наших специальных законов я не знаю. Я очень мало занимался этим вопросом. Но мне известно, что в Германии подпольно работает «Церковь Саентологии». Это очень плохо. Они очень ругали наше государство в Америке, говорили, что мы нарушаем права человека.

—У каждого народа, населяющего ту или иную страну, есть свои религиозные праздники. Наверняка есть особенные праздники и в Германии. Хотелось бы знать, что и как празднуют немцы?

—Религиозные праздники? Они, к сожалению, теряют свое значение. Теперь религиозные праздники— это прекрасный предлог, чтобы совершить какое-нибудь путешествие или собраться вместе с друзьями и т.п. Но религиозности в этом немного. Я об этом сожалею, но это так. Нельзя сказать, что христианство играет теперь очень большую роль. Теперь более важны богатство, телевидение и другие условия временной жизни.

—Господин Винкельманн, Вы уже не первый год работаете в Республике Беларусь. За это время, по долгу Вашей службы, Вы побывали во многих уголках нашей страны, встречались с разными людьми. Часто, например, мы видели Вас гостем наших Академии и Семинарии. У Вас наверняка уже сложилось определенное мнение о религиозной жизни Белоруссии и ее традициях. Что больше всего за эти годы запомнилось и понравилось Вам, например, из традиций и священных обрядов Белорусской Православной Церкви?

—Все меня очень тронуло, все было весьма интересно. Конечно, я уже раньше занимался вопросами Православия, когда еще был в Москве, и часто бывал на службах в Загорске (Сергиевом Посаде). Но меня очень поразило то, что я увидел здесь, в Жировицком монастыре. Здесь очень простые люди. Когда они делали коврик из цветов, это было как бы из другого мира. И там стояла одна женщина, возле каплицы, и просто пела. Это было удивительно, и я чувствовал, что она была наедине с Богом и разговаривала с Ним. Так это и должно быть: человек должен чувствовать, что живет с Богом в одном мире, и что Бог его охраняет. Это произвело на меня самое глубокое впечатление в этой стране о Православии—простая женщина перед каплицей.

—Благодарим Вас, господин посол, за эту встречу. Желаем Вам успехов в Вашей государственной деятельности и надеемся видеть Вас, как и прежде, частым гостем наших Духовных Школ. И в конце просим Вас сказать несколько слов пожеланий нашему студенческому журналу.

—Я бы хотел, чтобы этот прекрасный журнал всегда имел много читателей, всегда увеличивал бы славу этого монастыря и студентов, которые учатся здесь. Спасибо вам!

  С господином послом беседовали
Андрей Пугач и Юрий Рой,
студенты IV и V курсов МинДС

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.