Размышления о Пасхе

1 (1)Всякий православный человек, ведущий хоть мало-мальски сознательную духовную жизнь, с каким-то особым, ни на что не похожим чувством ожидает наступления Великого Праздника Христова Воскресения. В этот день Церковь уподобляется Невесте, облаченной в белоснежные одежды чистоты и непорочности и уже достигшей Христа, Которого так долго и с таким трепетом ожидала.

В этот День ликованию Церкви нет предела. В этот День Она говорит странные, непонятные, звучащие почти как оскорбление слова: «Смерти празднуем умерщвление, адова разрушение, иного жития вечного начало…» Может быть нетерпеливая и порывистая юность еще и поверит этим словам, но как поверит в них тот, кто уже в полной мере испил горькую чашу бытия? Разве не смерть косит миллионы людей? Разве это есть торжество жизни?

Можно было бы еще очень долго ставить и решать подобные вопросы, если бы мы не подошли к тайне. К тайне Церкви и ее внутренней жизни. Тайне, непонятной для тех, кто к ней не причастен. Ведь тайна есть тайна не потому, что кто-то что-либо скрывает. Влюбленные владеют одной тайной, и как понятна она для них! Но разве нелюбящий владеет тайной любви, разве слепой знает, что такое свет? Как нелюбящему объяснить, что такое любовь? Как слепому понять, что такое свет? Для того чтобы познать любовь, нужно полюбить, а для того, чтобы увидеть свет, нужно прозреть.

Кроме того, необходимо заметить, что тайна не есть временное наше недомыслие или загадка, которая рано или поздно кем-то будет разрешена. Будучи непознаваемой и неприкосновенной в последней своей глубине, она и за порогом времени, в Вечности, останется таковой. Но она может являться, становясь в нем ощутимой и переживаемой. «Явление тайны,—пишет А.Лосев,—не есть уничтожение и разрушение тайны, но есть только такое ее состояние, когда она ясно ощутима, представима, мыслима и сообщима—при том сообщима как тайна же». Неслучайно поэтому Пречистые Тело и Кровь Христовы Церковь называет Тайнами: будучи видимы, ощутимы, переживаемы, мыслимы и представимы, Они отнюдь от того не перестают быть Тайнами вечными и нерушимыми.

Приобщаясь Им, мы живем, а живя, прелагаемся в Них, сами становясь Тайной пресветлой и пречудной. Эта Тайна уже не есть только Тайна Христова, но и наша общая Тайна, Тайна многих, Тайна Церкви, Которая есть Тело Его.

Потому и Пасха—не просто праздник, пусть даже самый великий и торжественный, а Трапеза Господня, участвуя в которой, мы, умерщвленные грехом, становимся живыми людьми. В этот день в нашу неистинную жизнь входит Вечная и Юная Тайна, а вместе с Ней и Весна, от прикосновения Которой молодеет душа, становится вечной и бессмертной. И кратко говоря, Пасха — это Христос, как и поет Церковь: «О Пасха велия и священнейшая Христе! О мудросте, и слове Божий, и сило!..» Он—наша жизнь, наша Пасха и Тайна, неведомая для нелюбящих и равнодушных, но такая понятная, близкая и родная для тех, в ком Он жительствует.

  Сергей Маслов,
студент V курса МинДС

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.