Когда вера превращается в фанатизм

1 (1)Несомненно, одним из самых важных вопросов в жизни человека есть вопрос о вере в Бога. Человечество давало разные ответы. Кто-то, поверив в Бога, шел на смерть и терпел страшные мучения. Другие, назвав себя неверующими, мучили и убивали верующих. Правды ради нужно сказать, что и «верующие» не всегда могли терпеть несогласных с их убеждениями. Достаточно вспомнить пылавшие по всей Европе костры инквизиции и религиозные войны, продолжающиеся, по сути дела, и теперь.

Оценивая эти кровавые явления, порожденные спорами о вере и безверии, «правильной вере» невольно возникает ряд вопросов. Как, казалось бы, такое святое и безобидное явление, как вера в Бога, могло вызвать в людях такое ожесточение и даже ненависть друг к другу? Почему человечество отошло от светлого идеала смиренной веры, проповеданной Христом в Евангелии? Когда и почему верующий христианин превращается в фанатика?

Двухтысячелетний опыт истиной христианской духовности ясно говорит о том, что фанатизм начинается там, где иссякает любовь к Богу и человеку. Если верующий принимает мучения за свои убеждения со злобой, то он не может считаться мучеником. Невольно вспоминаются слова апостола Павла: «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я—медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви,—то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, то нет мне в том никакой пользы». (1 Кор. 13, 1-3)

1 (1)Именно потеря христианином любви могла и может привести к ужасающим по своей жестокости поступкам. Человек превращается в духовного урода. Он готов идти за свои убеждения даже на самую ужасную смерть или, в более благоприятных для него условиях, обрекать на это же других, неизменно вдохновляясь чувством выполнения великой миссии.

Говоря о таком уродливо искаженном проявлении веры, как фанатизм, необходимо обратить внимание еще на один весьма важный момент.

Помните, в чем Великий Инквизитор, образ «самого страшного времени инквизиции, когда во славу Божию в стране ежедневно горели костры и в великих автодафе сжигали злых еретиков», обвинял Христа?

«А видишь ли сии камни в этой нагой раскаленной пустыне? Обрати их в хлебы, и за Тобой побежит человечество как стадо, благодарное и послушное, хотя и вечно трепещущее, что Ты отымешь руку свою и прекратятся им хлебы Твои. Но Ты не захотел лишить человека свободы и отверг предложение, ибо какая же свобода, рассудил Ты, если послушание куплено хлебом».

Фанатизм посягает на христианскую свободу, приобретенную страданиями и Жертвой Христовой. Поэтому, понятие свободы человека в христианстве имеет исключительно важное значение. На ней зиждутся все взаимоотношения между Богом и человеком. Но как это не удивительно, у многих бытует ошибочное мнение, что христианство ограничивает свободу человека, заставляет его принять какую-либо доктрину, и в этом смысле все верующие в некоторой степени «фанаты».

Напротив, мы можем явить человеку, во что мы верим, явить реальность веры в нашей жизни, но мы никого не можем заставить верить и, следовательно, никого не можем заставить верить правильно. Высший акт веры призван стать свободным волеизъявлением человека. На этом основан общепринятый ныне принцип веротерпимости, и потому мы не можем применять авторитарный метод христианской проповеди.

Это не означает, что мы отвергаем авторитеты. Весомая часть нашей веры основана, конечно же, на доверии к авторитету—к авторитету святых, Церкви, Священного Писания. Но это доверие—результат свободного выбора и никому не может быть навязано. Авторитарность в области веры недопустима. Мы не можем внушать кому-либо: «Вы должны верить так-то и так-то, потому что так говорю я, или потому что так сказано в катехизисе, или потому, что так написано в Библии…» Мы можем и призваны говорить: «Я верю…», «Церковь учит.. », «в Евангелии написано…» Наше христианское свидетельство должно основываться на точном знании, что любой человек может уверовать лишь благодаря собственному свободному выбору.

«Вера без дел любви,—говорил святитель Игнатий Брянчанинов,—образ без жизни. Доброта, верность, любовь и постоянство вот—богоугодные качества истинного христианина». Думается, каждый христианин всегда должен помнить об этом.

  Рой Юрий,
студент I курса МинДА

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.