Разговор о вере

Так что же такое вера?

Этот вопрос, несмотря на всю кажущуюся простоту, из разряда тех, о которых говорят: «Сколько людей, столько мнений».

Кто-то скажет: «Вера—это чудачество. Отсталое мировоззрение». Кто-то назовет ее смыслом жизни. Кто-то будет понимать веру как устоявшееся убеждение. Кто-то отождествит ее в своем сознании с фанатизмом. А кто-то будет утверждать, что веры в этом злом мире не может быть вообще, и все эти разговоры—сплошной обман или самовнушение. Оказывается все не так просто…

Попробуем разобраться?

Сама по себе вера бывает разной. Мы верим своим родителям и любимым, верим друзьям, принимаем на веру преподаваемые нам знания. С такой житейской, бытовой верой мы, в принципе, знакомы и можем определить ее как полную, несомненную уверенность или доверие к человеку. На этом строятся все взаимоотношения между людьми в обществе, и в этом смысле все мы «верующие» люди.

1 (1)Но, все же если нам задают вопрос: «А верующий ли ты?», при своем ответе мы можем затрудниться. Почему? Да потому, что здесь подразумевается уже совершенно другая вера—религиозная. С ней действительно сложнее… Как, казалось бы, возможно верить в Бога, если мы его не видим? Но среди нас есть немало людей, которые называют себя верующими именно в смысле веры в Бога и поклонения Ему.

Как объяснить эту странную с точки зрения человеческой логики позицию?

Для начала нужен трезвый, беспристрастный и взвешенный подход.

Некоторые считают, исчерпывающие объяснения сможет дать наука «Психология».

«Вера—особое состояние психики, заключающееся в полном и безоговорочном принятии человеком каких-либо сведений, текстов, явлений, событий или собственных представлений и умозаключений, которые могут в дальнейшем выступать основой его «Я», определять некоторые из его поступков, суждений, норм поведения и отношения».

Все как бы верно, все условия и предпосылки учтены, но как-то подсознательно понимаешь, что упущено и не замечено самое главное. Да и эти строгие, словно математические, формулировки: «состояние психики», «полное и безоговорочное принятие», «основой его «Я»..? Послушав, можно подумать, что верующий не человек, а запрограммированная машина. Мрачно и неуютно было бы чувствовать себя в обществе таких «верующих».

Да, видимо, путем определений и формулировок понять веру невозможно!? Более правильным будет обратиться к книге, больше других рассказывающей и показывающей веру—Библии.

Где, как не здесь, мы найдем живые примеры уверовавших людей?

1 (1)В Библии образцом веры является Авраам—отцом верующих его называют три религии. «Авраам поверил Богу, и ему вменилось это в праведность». Его вера не была обусловлена никакими причинами—он верил как дитя: идя в землю обетованную, он даже не знал, куда идет. Бог ничего ему не обещал, но повелел оставить все. Затем у столетнего старца рождается единственный сын Исаак от «бесплодной» старушки жены—исполняется единственная заветная мечта Авраама о потомстве. Но Тот же Бог, Который обещал в лице Исаака вечное потомство, народ великий, приказывает принести единственного сына в жертву.

Колеблющийся маловер возроптал бы на Бога, обратился бы к Нему с доводами человеческого разума: «Господи, Ты Сам Себе противоречишь—как же из Исаака умножится потомство мое, если я принесу его в жертву?!» Но Авраам не задает этого вопроса: он предоставляет Богу знать, противоречит ли Его бывшее обетование нынешнему или нет. Он доверял Богу ранее, доверился и теперь.

Авраам вовремя сказал «нет» своему «чувству последовательности Бога».

Можно ли веру Авраама «подогнать» под известное нам определение психологии? Есть ли тут «строгое и безоговорочное принятие собственных представлений и умозаключений»?

Можно с уверенностью сказать, что описать веру в рациональных терминах невозможно. Ясно то, что вера Авраама не заключалась в принятии разумом определенных богословских систем—в таком случае она могла легко пошатнуться. Авраам имел опыт, выражением которого было доверие и любовь к Богу.

Итак, делаем вывод: нет веры, основанной на мировоззрении и доктрине. Заставляя школяров учить Священное Писание наизусть, отнюдь не воспитаешь в них веру. Вера человека не пополняется из книг, из книг преумножается его знание.

Тем не менее, любая вера (религия) всегда рациональна, даже научна— так как имеет собственную систему, предмет, понятийный аппарат. Может показаться, что наша живая вера становится вдруг наукой или философией. Как оценить этот процесс? Хорошо это или плохо? Почему вера, какой мы ее знаем теперь, предполагает и обладание определенными знаниями?

Нет ничего плохого в том, если верующий захочет дать себе и окружающим отчет, во что он верит. Это незыблемое право любого человека и его внутренняя потребность.

Иными словами, всякая вера также имеет в себе определенный опыт, в конце концов способный породить в человеке и чисто научный интерес. И это вовсе не свидетельствует об оскудении у него веры, как об этом говорят представители некоторых новых религиозных движений, призывающих к «вере чистой и незамутненной». Напротив, следование истиной вере заключается в действительном протесте против заблуждений, прикрываемых ее именем, что часто осуществляется посредством апелляции к разуму. Не случайно при изучении богословия поднимаются темы «посторонние»: психология, философия, логика, лингвистика и др. Если из учебников богословия изъять все то, что имеет метод, систему, рациональное вообще, то не останется ничего.

Но здесь-то нас и может подстерегать пожалуй одна из самых серьезных опасностей—удовлетворение теоретической верой, мировоззрением. Такая вера, как известно, мертва. В вере теоретической нет ничего от известной нам веры Авраама.

Действительно, необычайно трудно найти тот царский путь, ведущий к вере одновременно живой и осмысленной. Всегда существует возможность свернуть на тропинки религиозного примитивизма и легковерия, с одной стороны, или же пойти по пути мертвого рационализма, ведущего к безверию, с другой. Человек, лишенный духовного опыта или несчитающийся с ним, не будет иметь веры. Человек, имеющий духовный опыт, но недошедший в нем до истинной очевидности и достоверности, повязнет в рассудочных сомнениях и также не дойдет до веры.

«Вера в Бога,—сказал великий русский мыслитель И. Ильин,—принадлежит к самым глубоким, таинственным и духовно-драгоценным состояниям человека. Это есть благодатное переживание великой душевно-художественной ценности и жизненной силы, которым нужно дорожить, которое надо беречь, и к которому не следует подходить умничая и произволяя».

  Студент I курса МинДА,
главный редактор Юрий Рой

Атеизм зародился в глубокой древности. Он появился, надо полагать, как следствие упадка общественной нравственности. Чем человек нравственно выше, тем более он религиозен, тем впечатлительнее он к проявлениям Божественного Разума. Ведь Бог не только служит предметом познания ума, Он еще и цель, к которой мы должны стремиться. А потому понятно, что если мы становимся выше в нравственном отношении, мы ближе к Богу, и что совершая дурные поступки, то есть становясь безнравственными, мы удаляемся и от Бога и, может, даже Его отрицаем. Итак, атеизм зародился на почве нравственной испорченности. Зарождается он и теперь в каждом человеке, коль скоро тот забывает о своих нравственных обязанностях. Постоянные удовольствия, часто не совсем невинные, превращение забот о материальном благосостоянии в прихоти и пр.—все это не дает нам возможности глубже вникнуть в те истины, которые даны нам в Евангелии, исключает возможность стать истинными последователями Христа. Мы замыкаемся в круг исполнения требований нашей физической природы и в конце концов начинаем отрицать Бога. Таково истинное предназначение атеизма в истории и сознании отдельного человека.

Наши ученые, занимающиеся естественными науками, думают приобрести из наблюдения природы истинное понятие о Боге. Действительно, природа свидетельствует о совершенстве, мудрости и величии Творца и в самом деле способна сделать всякого непредубежденного человека истинно религиозным. Но все дело в том, что многие ученые-натуралисты (а они, собственно, и являются атеистами) не имеют той способности, которая бы давала им возможность если не познать, то ощутить Бога в природе, они являются людьми с предрассудками, как это ни странно звучит на первый взгляд. Да, эти ученые, провозглашающие объективность в научном исследовании, не поступают так сами. Они приступают к изучению явлений природы с тем предубеждением, что Бога нет. А другие, «осмотрев все и не найдя там следов Бога», как выразился астроном Лаланд, обращаются к другим наукам, метафизическим, и, не находя возможности употреблять при их изучении те же средства, что и в экспериментальных науках, отрицают их, а, следовательно, отрицают и бытие Бога. Вот вам другая причина появления в человеке атеизма.

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.