«In Patria et in via» — «В Отечестве и в пути»

«Мерило народа не то, каков он есть, а то, 
что считает прекрасным и истинным,
по чем воздыхает».

 Ф.М. Достоевский.

1Недавно в одном из российских изданий, ярком представителе «желтой» прессы (думаю не стоит давать этому изданию рекламу, указывая его название) довелось прочитать очередной пасквиль, направленный в адрес Церкви. После длительного и эмоционального описания «наглого поведения церковников» (отказавших автору статьи предоставить финансовые документы прихода!!!), делается весьма странный вывод о том, что «такая Церковь не может быть святой и праведной».

На приведенный выше пример, из-за комичности предъявлеямых автором указанной публикации претензий, можно было бы не обращать вообще никакого внимания, если бы не вывод. Пусть в данном случае претензии и упрек безосновательны, но, увы, есть в истории Церкви и в ее современной жизни примеры, которые действительно трудно согласовать с нашей верой в святость Церкви.

Слова Никео-Цареградского Символа «Верую… во Едину, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь» определяют свойства Церкви как богочеловеческого организма. Она является для нас предметом веры. Но с другой стороны, мы Церковь наблюдаем и в истории. Церковь веры нам представляется в каком-то изумительном сиянии святости, красоты, величия. Церковь на земле, в ее истории, в ее становлении порой представляется нам тусклой и даже трагичной. А порой возникает недоумение: какое соотношение есть между Церковью, которую мы исповедуем как святую, и той Церковью, которую мы собой представляем.

Рассмотрим этот, насущный для всех времен существования христианства, вопрос. Может ли святость как-то гармонировать с грехом? А может быть, она просто покрывает грех, или исключает его из своих границ?

Обратимся за ответом к Библии.

О святости Церкви говорит апостол Павел, сравнивая Христа с женихом, а Церковь с невестой: «Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить…, чтобы представить ее Себе славной Церковью, не имеющей пятна или порока или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна» (Еф.5,23-27).

Все члены Церкви призваны к святости: «…плод ваш есть святость…» (Рим.6,22). К святости призван каждый христианин. Во все времена были и есть такие члены Церкви, которые достигли полноты святости, т.е. святые, неисчислимый сонм праведников всех времен и народов. Одно из определений Церкви гласит: «Церковь—это продолжение в истории воплощения Иисуса Христа, Его дела на земле по преображению человека, по озарению его небесным светом, это святыня Божия в людях. Люди, которых хоть в малой степени, но совершенно реально коснулось преображение души, это повторение Христовой святости, доказывают существование Церкви».

Однако, большинство христиан—грешники. И составляют они Святую Церковь не в силу достигнутой святости, но в силу своего стремления к ней и покаяния. Святые отцы таинство исповеди—покаяния—называют «вторым крещением». Здесь к нам возвращается та благодать и чистота, которые были даны новокрещенному и были утрачены им через грехи. Призыв к покаянию был первым призывом, первой проповедью Христа: «Покайтесь, ибо приблизилось Царствие Божие» (Мф.4,17).

Таким образом, Церковь—это собрание и святых, и освящаемых. Поэтому она своими членами признает не только праведников, но и грешников. Эта мысль настойчиво подчеркивается в притчах Господа Иисуса Христа «О пшенице и плевелах», «О неводе» и некоторых других (Мф.13). И в Церкви человечество нам явлено и в немощи нашей, и в стремлении к святости и достижении ее.

Таинство исповеди—покаяния—есть великая милость Божия к слабому и склонному к падению человечеству. Оно есть доступное всем средство, ведущее к спасению души, постоянно впадающей в прегрешения. В течение всей нашей жизни наша духовная одежда непрестанно покрывается пятнами греха. Те, кто искренне каются в грехах, могут получить их прощение. Но состоит оно не в формальном перечислении своих недостатков, ошибок и даже преступлений. Здесь необходима сердечность и сознательность «сотворить достойные плоды покаяния» (Лк.3,8). Существует даже некоторый предел, переступив который, грешники становятся мертвыми членами церковного тела, приносящими только зловредные плоды. Например, отступники от христианства, еретики, сознательно извращающие основные догматы веры. В пространном Катехизисе (чл.9) говорится: «Согрешающие, но очищающие себя истинным покаянием, не препятствуют Церкви быть святою, а грешники нераскаянные или видимым действием церковной власти или невидимым действием суда Божия, как мертвые члены, отсекаются от Тела Церкви, и таким образом она сохраняется святою». Поэтому Церковь никоим образом не затемняется греховностью людей; все греховное, вторгающееся в церковную сферу, остается чуждым Церкви и предназначается к отсечению от ее Тела.

Раскаяние и покаяние рождается из опыта отчуждения от Бога, от радости общения с Ним. Задача Церкви здесь—освящать и приводить людей к Богу. В этом смысле о христианах говорится, что они находятся in patria et in via—в отечестве и в пути, то есть одновременно внутри Церкви и еще на пути к ней.

 Мачан Константин,
студент V курса МинДС

Рекомендуем

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.

Издательство Минской духовной семинарии выпустило сборник материалов XVIII Семинара студентов ВУЗов Беларуси

Форум проходил 13-14 декабря 2019 года на базе Минской духовной семинарии в Жировичах. Издание ориентировано на всех, кто интересуется вопросами белорусской конфессиональной истории и богословия.