По страницам Жировичских конвалютов

 Псалтыр, пакрытую няжорсткай бурай кожай, 
Я ўзяў і срэбныя засцежкі адамкнуў, 
Перачытаў радкі кірыліцы прыгожай 
І воску з ладанам прыемны пах пачуў. 
(…) 
І бачу я ў канцы няхітрую прыпіску, 
Што «кнігу гэтую раб Божы, дзяк Гапон, 
Дзеля душы спісаў ў месце Ваўкавыску 
У рок сем тысяч сто васьмы з пачатку дзен.» 

М. Багдановіч. 1912.

1 (1)Ради этой книги мы приехали в Гродно, в отдел старопечатной книги гродненского музея- заповедника, и вот она перед нами—небольшого, в «восьмерку», формата, в кожаном переплете со стершимся золотым тиснением на корешке. С внутренним трепетом прикасаюсь к пожелтевшим страницам одного из первых в Белоруси учебников: «Книжки для млодзи», изданной в 1777 году в Слониме в типографии гетмана Великого Княжества Литовского Огинского. Время, пощадившее эту книгу, оказалось безжалостным фактически ко всему, что связано с ее издателем. Ни следа не осталось от дворца Огинского в Слониме, его огромной библиотеки, а книга, которую я держу в руках, едва ли не единственный сохранившийся экземпляр из всех слонимских изданий. Печальная судьба постигла все крупнейшие книжные собрания слонимщины—библиотеки Слизней и Сапег, архивы монастырей и храмов. Казалось бы, они сокрыты от нас навсегда. И все же история порою парадоксально возвращает нас к истокам, приоткрывая завесу тайны. Иногда для этого достаточно приоткрыть обложку старой книги…

Кое что о Солтане Александровиче, паломничестве в Святую землю и монастырских библиотеках.

Итак, изучение истории чем-то похоже на чтение старой книги… Перелистывая страницы времени, мы неуклонно сталкиваемся с влиянием книжности, письменной традиции на культуру нации. Для белорусской культуры это влияние особое. Говоря о белорусcкой рукописной книге, мы имеем в виду не просто направление в развитии славянской литературы, но и региональное религиозное становление. Вспоминая издания Скорины, мы вспоминаем зарождение белорусского языка. В этом, вероятно, весь неповторимый колорит истории белорусской письменности, рожденной на стыке культур. Особое значение для Беларуси всегда имели монастыри со своими библиотеками и скрипториями, позже—типографиями. В разные периоды центрами книжности были монастыри в Супрасле, Кутейне, Полоцке, Вильно. К сожалению, многие интереснейшие страницы прошлого монастырских книжных собраний фактически не изучены. Одной из таких страниц оказалось прошлое библиотеки Жировичского монастыря, когда-то одной из крупнейших в Речи Посполитой.

История создания библиотеки связана с родом магнатов Солтанов. Первым из Солтанов, кто начал собирать книги, был человек, являвшийся личностью для своего времени неординарной. Это маршалок великого князя Казимира—Солтан Александрович. В 1467 году он совершает паломничество в Святую землю, поставив себе целью познакомиться с обычаями, нравами разных народов, научиться военному искусству. Солтан побывал в Португалии, Бургундии, где герцог Карл Смелый назначил его своим почетным советником, возведя в кавалеры ордена Золотого руна. После Бургундии Солтан путешествует по Англии, где его принимает король Эдуард IV. Будучи, очевидно, человеком образованным, он основывает в своем имении Шишкини под Вильно скрипторий. Здесь переписываются книги богослужебного содержания, святоотеческие труды. Скрипторий действовал и после смерти Солтана Александровича. Потомки Солтана собирали различные книги, в том числе печатные, производство которых все более налаживалось в Речи Посполитой. Так было положено начало будущей библиотеке. В 1493 году великий князь Александр пожаловал Солтанам имение Старые Жировичи, до этого принадлежавшее Гойцевичам. Сюда была перевезена библиотека, позднее подаренная Солтанами возникшему в Жировичах православному монастырю. Таким образом, завершился первый этап формирования библиотеки, как частного собрания.

О скриптории, «Гистории», Иосафате Кунцевиче, Торквате Тасе и других, менее известных личностях.

1 (1)Для Беларуси XVII—XVIII вв. практически невозможно назвать какую-либо сферу культурной, религиозной и общественной жизни, на которой не отразились бы последствия церковной унии 1596 г. В области письменной культуры ее влияние было особенно сильным. Жировичская библиотека испытала его в полной мере. В 1613 г. под влиянием настоятеля монастыря Иосафата Кунцевича владелец Жирович Иван Мелешко передает монастырь в полную собственность униатам. Во время восстания Хмельницкого, в 1655 году, он был разрушен. Очевидно, пострадала и библиотека. Жировичи берут под опеку слонимские францисканцы, вернувшие монастырь базилианам только в 1660 году. C этого времени начинается пополнение библиотеки. Процесс этот продолжался до конца XVIII столетия. Росту книжного собрания способствовало возраставшее богатство монастыря. В 1661 году базилианин Скажинский пожертвовал монастырю полторы тысячи злотых на покупку книг. В это же время при библиотеке начинает действовать скрипторий, в котором переписывались не только богослужебные книги, но и хроникальная литература, полемические произведения, осуществлялись переводы книг на белорусский язык. Исследователь белорусской книги Н. Николаев установил, что в Жировичах находился перевод знаменитой поэмы итальянского поэта XVI в. Торквата Таса «Освобожденный Иерусалим». Среди книг, переписанных в Жировичском монастыре особое место занимает «Гистория, або повесть людей розных веры годных об образе чудовном пресвятейшое девы Марии жировицком в повете слонимском, выписанная с немалою працою и старанием собранная през многогрешного отца Феодосия»—первый письменный пересказ сказания о явлении жировичского чудотворного образа. В конце «Гистории» помещена собственноручная запись наместника монастыря о подлинности сказания. «Гистория» переписана в 1622 году под одной обложкой с полемическим произведением «Про образы и реликвии», так же написанным монахом Феодосием. Сейчас книга находится в рукописном отделе РАН в Петербурге.

Деятельность скриптория в Жировичах согласовалась с той языковой политикой, которую проводила униатская церковь в разные периоды своей истории. На первом этапе существования унии основным ее языком был церковно-славянский. Отсюда присутствие в униатских библиотеках большого количества старинных славянских книг. Под влиянием реформационного движения в Речи Посполитой и постепенной консолидации белорусской народности все больший вес приобретает язык, называемый лингвистами «старобелорусским», который лег в основу современного белорусского языка. Интересно, что идеологи унии поддержали идею национального языка. Его использование даже было узаконено на IV базилианской конгрегации в Вильно в 1636 году. На белорусском языке написана большая часть книг жировичского скриптория, в том числе «Хронограф» — сборник исторического содержания, синодики и уникальная «энциклопедия». Со второй половины XVII в, в связи с принятием польского языка в качестве государственного, церковно-славянская литература в монастырских библиотеках постепенно вытесняется латино—польской. Так как круг людей, знавших латынь, не был широк, развитие получают переводы с латыни на польский. Примером такой переводной литературы может служить «Книга о вещах, касающихся веры, с латинской на польскую мову перекладенных одним монахом в Жыровицах в 1691г.». В разное время в скриптории работали переписчики Тимофей Маровский, Антоний Завадский, Феодосий, иеромонах Тарасий, Александр Тамилович. Деятельность скриптория оказала заметное влияние на распространение переводной литературы в Речи Посполитой.

О школе, типографии, подарке канцлера Льва Сапеги, «Энциклопедии» и других книгах.

1 (1)К середине XVIII в. жировичское собрание становится одной из крупнейших монастырских библиотек в Речи Посполитой. Оно насчитывает несколько тысяч томов, в том числе старинных рукописных книг. Библиотека состояла из главного собрания, делившегося на 17 тематических отделов и хранилища при соборе, где находились особенно ценные книги. Здесь хранилось знаменитое Жировичское Евангелие, известное также под названием «Евангелия Сапеги» (в книге находится собственноручная запись канцлера ВКЛ Льва Сапеги о даровании Жировичскому монастырю ряда земельных владений). Исследователи относят Евангелие к 15-16 столетиям, отмечая интересные особенности ее языка, близкого к более ранним памятникам. Книга богато украшена миниатюрами и заставками, многочисленными инициалами. Считается, что ее иллюстрации носят орнамент, характерный для готики. Четыре миниатюры, выполненные в т. н. позднепалеоложском стиле, изображают евангелистов. Книга содержит две записи: подтвердительную запись Богданы Мелешковой Пржецлавской от 1620 г. на фольварк в Жировичах и уже упоминавшуюся запись Льва Сапеги. Сегодня Евангелие хранится в Научной библиотеке АН Литвы.

Другим замечательным рукописным памятником, принадлежавшим Жировичской библиотеке, является т.н. «Энциклопедия». Это сборник, содержащий помимо выписок из русских летописей, многочисленные статьи природоведческого, научного содержания, религиозно—полемические и литературные произведения. По водяным знакам книга датируется 1541 г. Переписана четкой белорусской скорописью одной рукой, богатым старобелорусским языком. Статьи «Энциклопедии» содержат сведения по астрономии, анатомии, истории, геометрии. Пять листов занимают таблицы для вычисления пасхалии, астрономических и календарных расчетов. Исследователи считают, что автор «энциклопедии» пользовался космологическим трактатом «О небеси» XV века, трудами Иоанна Дамаскина, астрологическими трактатами «Лунником», «Альманахом», комментариями Галена на труды Гиппократа. Жировичская «Энциклопедия» стоит в одном ряду с «Измарагдом» Ивана Проскуры, сборником писаря Васки и другими прообразами энциклопедических словарей. Книга хранится в рукописном отделе РАН.

В Жировичах имелся большой фонд дублетов, историю которых можно проследить в собраниях крупнейших униатских монастырей того периода. Согласно описи 1810 года в библиотеке насчитывается 2686 наименований в 3867 томах печатных книг, 192 книги «рукописные с хоров», 345 «рукописей разного вида», 93 «разных эстампов». Важным моментом в оценке развития библиотеки является ее связь со школой, открытой в Жировичах в первой половине XVIII века. Постепенное выделение Жирович, как одного из крупных образовательных центров определило направление дальнейшего формирования книжного фонда, тематику переписываемых в скриптории книг. При школе некоторое время действовала типография. Ни одного издания, напечатанного в ней, не сохранилось. Можно предположить, что типография была очень маленькой, и печатавшиеся в ней книги предназначались только для монастыря и школы. Интересно, что до самого позднего времени библиотека продолжала служить нуждам семинарии, образованной на основе базилианской школы.

(Окончание в следующем номере)

 Виктор Попов,
студент III курса МинДС

P. S. Конвалют—старинная книга, состоящая из нескольких томов, переплетенных под одной обложкой. Каждый отдельный том носит название аллегата.

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.