О любви… к ближнему

1 (1)Студенческое общежитие. Так до боли знакомое и в то же время до сих пор для многих столь загадочное. Переступив порог, попадаем в особый мир со своими комедиями и драмами. В некотором смысле, мы все существуем в общежитии. Общага—лишь образ всего человеческого общества.

Как правило, обитатели общаги весьма радушны: вас непременно усадят за стол (если он есть), дадут хлеба, напоят чайком (или чем-то более крепким), и пойдут бесконечные разговоры за жизнь. Короче,благодать.

Бывают, правда, периоды, когда приходится туго. Например, когда слишком рано заканчивается стипендия. Или когда из-за какого-нибудь плюгавенького незачета ее вовсе не выплачивают. Тогда совсем туго. А в общем-то живется ничего.

—Нюр, там в холодильнике есть несколько шоколадок к чаю, а бутерброд?—Лиза щедро нарезает батон белого, накладывает на хлеб кусочки сыра и в довершенье выдавливает майонез.—Нет, мы тут хорошо живем, голодать не приходится. В прошлом году, весной, со мной был обморок. Прихожу к себе (а тогда до стипухи еще долго было и, ко всему этому, с учебой большой напряг), и вдруг… ж-жих и бух… А как очнулась, смотрю: ребята уже натащили мне еды всякой, та-ак накормили! С тех пор больше с голодухи не падала.

Комната как проходной двор. Чай, гитара, шутки, песни, треп. А сколько анекдотов! Здесь по-семейному уютно. Здесь очень много знакомых и друзей.

Здесь очень много знакомых, друзей—катастрофически не достает… И хотя в общежитии тебя постоянно окружают люди, и хотя почти никогда не приходится оставаться одному,—человек здесь часто очень одинок. Парадокс, не правда ли? Многие не выдерживают…

—Вчера я была в одной больнице, знакомую по общежитию ездила навещать. В очень мрачном месте—в «психосоматическом отделении». Туда свозят тех, кто пытался покончить с собой. Молодых, ужас, как много.

—А что, эта твоя знакомая пыталась…

—Да, таблеток наглоталась. А я еще за четыре дня до этого с ней разговаривала…

—Несчастная любовь что ли, или еще какие-то причины?

—Да нет. Просто здесь, в общежитии, вокруг всегда полно народу, а ты все равно в одиночестве. И иногда это мучительно. Особенно на младших курсах. Главное, их пережить. Потом как-то привыкаешь. И все-таки изредка, скажем, раз в месяц, кто-нибудь или вены себе…, или таблеток напьется.

Некоторые пробуют уйти от тягот жизни с помощью спиртного или наркоты, на время «отключиться». Но, к сожалению, это не лучший выход. Беда в том, что похмелье проходит, а проблемы-то остаются.

Мы все, почти каждый, изнываем от мелких своих катастроф, пытаемся убедить окружающих (и самих себя), как тяжко и беспросветно нам живется и так далее. Но слепы к тому, что совершается буквально рядом с нами, с ближними нашими. Мы и человека-то замечаем только тогда, когда его уже нет.

В Евангелии как-то прочла: «Возлюби ближнего как самого себя». Как это? Всех сразу? А может, просто это значит, что в иные моменты кого-то, кому вдруг становится нестерпимо жить, нужно всего-то «заметить», хотя бы «выслушать». Пожалуй, это и есть «возлюбить». Но как все же это нелегко! Ведь прикоснуться к чужой беде—значит разделить ее, сопережить. Ох, нелегка, как оказывается, заповедь Христова. Впрочем, и сама жизнь—штука нелегкая.

 Нюра АЛЕКСАШИНА,
филфак МГУ (ТД № 20).

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.