Изменение ума

1 (1)Расхожее мнение отождествляет покаяние с отпущением грехов, получив которое, можно грешить дальше. Пост—время, данное нам, чтобы понять, что покаяние есть, на самом деле, реальная возможность изменить свою жизнь.

Иногда на душе бывает как-то уныло и тяжело. Тогда хочется все сделать еще хуже, либо пойти куда-нибудь к друзьям, «настроившим сердца на любовь», и слушать, слушать их. У меня есть хорошие друзья, с которыми можно помолчать. Я молчу, пью чай, и мне становится хорошо и уютно. Друзья могут даже не обращать на меня особого внимания: они занимаются своими делами, а с меня, как пыль, сходят уныние и тяжесть.

Когда я начал ходить в Церковь, память о таких встречах помогала мне понять кое-что в жизни Церкви еще до всякого чтения серьезных книг. Однозначно, Церковь по самому ритму своей жизни отличается от суетливых будней. Порой это как-то напрягает. От этого становится скучно. Но вот когда внутри—туман, невнятный шум обид и раздражений, то простота и отлаженность церковной жизни—это то, что нужно. Есть перед Кем и ради Кого оставить внутренний мусор. Иногда, когда я вхожу в храм, мне представляется, что в алтаре за иконостасом царит особая духовная густота. Особенно ярко это ощущается, когда во время службы священство кадит престол. Тогда клубящийся дым ладана видимым образом подтверждает—там что-то особенное, там есть Тот, Кому нужно соответствовать. Дым ладана вместо тумана помышлений. Господь вместо обманчивых фантазий.

Собственно это и есть покаяние—оставить худое и двинуться к доброму, ко Христу. Позже, в умных книгах я прочел, что слово «покаяние»—это перевод греческого слова, которое буквально означает «изменение ума». И это—чудо, таинство. Можно ведь сколько угодно тужиться в попытках стать хорошим и добрым, но в итоге стать гордой окаменелостью, памятником своим неудавшимся трудам. Если не отдать, не пожертвовать свое прошлое, то нечего ожидать даров от будущего. Чудо, таинственность покаяния в том, что кому-то есть дело до твоего прошлого, что оно, будучи искренно раскрыто перед Богом и священником, принимается во всех нюансах. И более того—в ответ Господь дарует утешение и надежду.

Происходит то самое изменение ума. Вне Церкви, вне покаяния человек ищет вдохновение в изменчивых и мутных источниках. То есть те же друзья могут оказаться в плохом настроении. Или если искать радости в «немножко пива», то можно вдохновиться так, что… в «изменившемся уме» туман только сгустится. После таких отдохновений на душе (да и в теле) становится только хуже.

Я встречал людей, которые при разговорах на определенные темы морщились и, махая руками, восклицали, что не хотят об этом говорить. Что-то же значит, болит, раз они сами не хотят вспоминать эти темы. Усилие покаяния заключается в том, чтобы разобрать внутренние завалы, называя своими именами душевные раны, грехи. Иногда человек может это сделать сам, и тогда возникает вопрос: так что же, исповедь не обязательна для покаяния? Если бы покаяние было только отпущением грехов, то для людей, способных самостоятельно в себе разобраться, она была бы не нужна. Впрочем, поскольку до конца душу человека знает один Господь Бог, постольку полное самопонимание—иллюзия гордецов, то есть нас грешных, нуждающихся все-таки в исповеди. Очень часто бывает, что душа, бессознательно избегая боли и стыда воспоминаний, погребает свои завалы под новой грудой слов и ощущений. Как в бреду: смутные мысли выражаются какими-то чужими словами. Бывает и хуже: человек обижается на собеседника, на ситуацию, умножая предыдущие раны новыми. Вот тогда и нужна исповедь, нужен батюшка, исповедник. Если ты искренне хочешь разобраться в себе, то перед другим человеком лукавить себе труднее, чем наедине. А если это священник, облаченный в епитрахиль и поручи,—то тем более. Где нужно, он промолчит, чтобы не раздражать и без того усталую душу, а где нужно, там исправит: мол, не ври ни себе, ни мне, ни Господу.

Cогрешив против Христа, я и иду к видимому образу Христову—священнику, который, как говорится в молитве перед исповедью, есть «только свидетель». То есть покаяние принимает Господь, а священник—помощник и свидетель этому.

И значит, даже только для очистки внутренних завалов батюшка очень даже нужен. Однако покаяние—не только отпущение грехов, но и возвращение к жизни Церкви.

Церковь же—это Тело Христово. Христос воскрес и сидит одесную Отца. Он победил мир и все то, что мучает и тревожит каждого простого человека. Если держать это в уме, то, кроме того, что перестаешь испытывать похмелье от суррогатов жизни, еще и в себе обретаешь источник «воды, текущей в жизнь вечную» (Ин. 4, 14).

    Армен Мовсесян,
студент II курса МинДС

Рекомендуем

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.

Издательство Минской духовной семинарии выпустило сборник материалов XVIII Семинара студентов ВУЗов Беларуси

Форум проходил 13-14 декабря 2019 года на базе Минской духовной семинарии в Жировичах. Издание ориентировано на всех, кто интересуется вопросами белорусской конфессиональной истории и богословия.