Тщательное делание

1 (1)Святая Четыредесятница… Великий Пост… Отношение к нему всегда было разное. Так и теперь, в наши дни, можно встретить ярых почитателей его, у которых почитание граничит с религиозной фанатичностью, и людей, которые где-то что-то слышали о таковом. Но каждый человек нуждается в нем. Часто думают, что пост носит характер простого обряда. В некотором отношении это верно, но он имеет свой таинственный, сакральный смысл. И вот именно эту глубинную идею поста мы познаем всю нашу жизнь, шаг за шагом нам открывается, что настоящая духовная жизнь не бывает без поста. И пост не может мыслиться иначе, как в союзе с искренним сердечным обращением к Богу.

Я никогда не получал писем или открыток, поздравляющих с Великим Постом (последних, по-моему, вовсе нет). А слышали ли вы простое сердечное: «От всей души поздравляю вас…» но не с каким-либо великим праздником, а с Великим Постом? Сейчас можно услышать лишь последние слова этого поздравления. А почему так? Будто бы отправляем телеграмму и потому скупимся на слова.

Что же такое пост, и почему он называется «Великим»?

Мы знаем, что человек призван к вечности, к восстановлению в себе образа и подобия Божия. Он должен выйти за пределы своего «Я» и полюбить Господа всем сердцем, всею душою, всем разумением и всею крепостию (Мк. 12, 30). Полюбить так, чтобы достойно называться и быть чадом Божиим (Ин. 1,12). Он должен осуществить свое назначение в мире. Ведь Бог, вызывая нас к жизни, как бы говорит каждому из нас: «Гряди в мир, без тебя Мое мироздание неполно!» С этой целью наша душа нуждается в содействии тела. Но часто мы видим, что духовная и телесная жизни расходятся, не согласуются. Порою можно заметить: по телу чувствуешь себя прекрасно, а по духу, по сердцу—нет. Тело вроде бы здорово, а стоит начать молиться—тяжело. Перестанешь молиться—снова легко. На ум приходят слова апостола Павла: «…не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю… Знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу… Бедный я человек! Кто избавит меня от сего тела смерти?» (Рим. 7, 15-24) Но так было не всегда. Было время, когда тело находилось в подчинении духовному началу человека. А духовный, внутренний человек всецело был в послушании Богу. Это была настоящая гармония, настоящий порядок. После грехопадения все стало с ног на голову. Теперь тело диктует свои условия, и мы волей-неволей, время от времени исполняем прихоти нашей плоти. И вот под руководством Божиим, пользуясь Его благодатью, мы должны еще здесь, на земле, стать гармонично развитой личностью, стать Человеком. Наш дух, душа и тело во всей целостности должны сохраниться без порока до пришествия Господа нашего Иисуса Христа (1 Фес. 5, 23).

Пост дисциплинирует человека, позволяет ему остановиться, вглядеться в самого себя и оценить пройденный путь. Говорят, что современный человек боится тишины и одиночества, и потому ему всегда нужен некий «шум», внешний раздражитель. Это музыка, телевизор, новые сообщения в газетах и журналах и многое-многое другое, без чего уже не мыслится наша жизнь. Рассказывают, как один молодой человек, не верящий ни в Бога, ни в черта, пришел к старцу и попросил того рассказать об аде. Умудренный духовными подвигами старец рекомендовал остаться вопрошавшему одному на несколько дней. Это и было настоящим адом в жизни человека. Пост помогает удалить на задний план внешнее и раскрывает наше внутреннее. Блаженный Августин говорил когда-то: «Если вас спросят, для чего вы поститесь и мучаете себя, отвечайте: «Бешеную лошадь, которую нельзя укротить уздою, необходимо усмирить голодом и жаждою». Я уверен в том, что каждый православный христианин ощутил на себе влияние такого усмирения нашей плоти. Во время поста человеческие чувства обостряются, более того—оголяются. Человек становится таким, каков он есть на самом деле, без прикрас. Все было хорошо до поста, но вот почему-то во время пощения человек становится раздражительным, обидчивым, у него появляются недобрые мысли. Откуда это? Не хватает витаминов или чего-то там еще? Если мы ответим «да», тогда наши потребности есть, пить, спать,—общие со всеми животными—составляют смысл нашей жизни, они (эти потребности) оказываются доминирующими, а значит, наша жизнь (простите) оскотинела. Нет! Конечно же, это не так! Просто мы немного посыпали соли на рану, а это больно. Вспомните многих святых. Они принимали на себя тот подвиг, который бы максимально задел нерв греха. Таким образом через свое подвижничество они преодолевали в себе самих тот или иной порок.

1 (1)

Сорокадневный пост перед Пасхой был дан нам, чтобы залечить душевные раны, утишить страсти, указать на действительное Лекарство от духовных недугов, Коим является Сам Господь наш Иисус Христос. Многие в эти дни придут в храм хотя бы просто послушать великий покаянный канон св. Андрея Критского (кстати, многие сектанты делают это). Никого не оставит равнодушным и молитва св. Ефрема Сирина: «Господи и Владыко живота моего, дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми. Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любве даруй ми, рабу Твоему. Ей, Господи, Царю, даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего…» Церковь вобрала все самое лучшее, чтобы выразить вопль души человеческой, рвущейся из оков греха и неправды к забытому Источнику правды и святости. Этот вопль раздается из глубины веков, с тех пор, как человек стал помнить себя. Потому пост современен человеку. Заповедь, данная нашим прародителям в раю—не вкушать от древа познания добра и зла, есть заповедь поста и воздержания. «Почитая седину поста» (св. Василий Великий) мы называем его «Великим».

В великопостных богослужениях есть своя особая красота, поэзия. Церковь мудро ведет своих чад в духовное путешествие. Так, еще за три недели перед наступлением Святой Четыредесятницы мы слышим песнь покаяния: «Покаяния отверзи ми двери». А за две недели поется новое песнопение, напоминающее нам об удалении нашем от Отечества Небесного: «На реках вавилонских, тамо седохом и плакахом». Это еще не пост, но мы уже готовимся к нему. Постепенно вводится ограничение в пище. Отсюда названия недель: мясопустная, а затем сыропустная. В живых и трогательных картинах Церковь предлагает нам вспомнить о мытаре и фарисее, побуждая нас смириться. Смирение приходит от видения славы и величия Бога, но отнюдь не от самоуничижения. Мы стоим перед лицом Бога и перед лицом каждого человека. Здесь все одинаково равны. Эйнштейн сказал: «Перед Богом мы все одинаково глупы». А мы бы добавили: «Одинаково испорчены грехом, т.е. порочны». Нам бы впасть в отчаяние, но следующая Неделя (воскресение) о блудном сыне говорит о том, что наш Небесный Отец всегда готов принять нас, мы всегда можем одуматься и вернуться к Нему. Однако такая надежда может привести к лености и беспечности. Дескать, всегда успею обратиться и покаяться. И вот перед нашим взором разворачивается картина Страшного Суда (это следующая Неделя). Бог столько милосерден, но столько же и правосуден! Размышления о Суде должны подвигнуть нас войти внутрь себя и исследовать собственную жизнь и собственную душу. Не зря накануне в субботу мы вспоминаем об усопших «отцах и братьях наших». Успеем ли мы? Сколько осталось нам для нашей жизни на земле? А ведь потом—Суд (Евр. 9,27). В следующее воскресенье Церковь вспоминает о изгнании наших прародителей, Адама и Евы, из рая. Все горе человеческой жизни—следствие грехопадения. Человек тоскует о потере общения с Богом, а вместе с ним «вся тварь совокупно стенает и мучится доныне» (Рим. 8,22). То, что поется и читается в храме, напоминает человеку об этом. А на улице—радость. Люди с увлечением сжигают «Марану», под которой подразумевают зиму или смерть, и с радостью призывают приближающуюся весну. Поразительно: многие смеются над верующими, которые постятся, но никто не смеется над возрождающимися языческими обрядами. Кто-то скажет: «Не надо людей лишать радости». Какой? Языческой? Есть радость у христианина; есть и свои великие праздники. Но почему-то «православные» с большей охотой празднуют Новый год, а не Рождество или Пасху. С болью в сердце можно слышать обвинение сектантов в том, что Православие поощряет языческие традиции. Наш народ сделался неспособным слушать. Если говорить им об этом, они же и обвинят тебя в неправославии. Но есть и другой пример—церковная жизнь многих христиан, которые живут по-православному, а не просто называются таковыми.

После трех подготовительных недель мы вступаем в Великий Пост. Его можно разделить на две главные части: первая продолжается до субботы Лазаревой, вторая составляет как бы отдельный пост, посвященный исключительно воспоминанию страданий Иисуса Христа.

Особой строгостью отличается первая и последняя седмицы (недели) поста. В эти недели мы стараемся подражать первым христианам. В древние времена вкушение пищи пологалось только вечером, однажды в день, исключение составляли суббота и воскресенье. Лишая себя обеденного стола, древние христиане избытки от него обращали на вспоможение бедным. Ориген говорил, что он в одной книге нашел такое изречение апостолов: «Блажен, кто постится и для того, чтобы пропитать бедного, его пост весьма благоприятен перед Богом».

Всякое великопостное богослужение, во всякое время (кроме суббот и воскресных дней) совершается с коленопреклонением или с земными поклонами. Часто слышны песни покаяния и чтения Священного Писания, которые заставляют нас задуматься, погрузиться своим мысленным взором внутрь себя, заглянуть в самые отдаленные и темные уголки нашей души. Сама обстановка в храме благоприятствует этому: не возжигают многих светильников, редко отверзаются Царские Врата, священнослужители облачены в черные ризы. Нам ничто не должно мешать.

Для того, чтобы показать нашу удаленность от Бога, Церковь в дни Поста не совершает по будням Литургии, которая своей торжественностью показывает всю силу дерзновения человека к Богу. Но Четыредесятница—время сердечного сокрушения о грехах. Потому Литургия разрешается только в субботы и воскресенья. Однако духовная поддержка нужна и в будние дни. Поэтому по средам и пятницам совершается Литургия Преждеосвященных Даров (т.е. тех, которые уже освящены прежде, в предыдущее воскресенье). Такая Литургия гораздо короче обычной и присоединяется к вечерне. В момент ее совершения при перенесении Святых Даров с Жертвенника на Престол в храме воцаряется глубокое молчание. Кажется, что время остановилось. Все стоят на коленях и воздают поклонение нашему Господу и Спасителю.

В третью седмицу Великого Поста совершается богослужение в честь св. Креста Господня. Крест торжественно износится из алтаря и поставляется на середине храма. Здесь уже видны ясные указания на скорую смерть Спасителя. Да, мы воевали против греха. Нам очень тяжело. А Крест—символ страданий Иисуса Христа, символ нашего спасения. Что есть наш подвиг по сравнению с великим делом искупления нашего Господа? Ибо Он «сильным воплем и со слезами принес молитвы и моления… и услышан был за Свое благоговение» (Евр. 5,7). Понимая, что «еще не до крови сражались, подвизаясь против греха» (Евр. 12,4), в крестных страданиях Спасителя мы находим сильное врачество нашей немощной человеческой природы.

На пятой седмице, в четверг, мы слышим канон св. Андрея Критского, который читался в самом начале поста (на первой его неделе) по частям. Теперь же он читается весь и мы слышим всю историю Ветхого и Нового Заветов. Во время чтения храм часто оглашается воплем грешной души человека: «Помилуй мя, Боже, помилуй мя!»

Через некоторое время мы вместе с нашим Спасителем входим в Иерусалим (Вербное воскресенье). Храмы на некоторое время преображаются. В них появляются зацветающие веточки вербы. Поэтому эта Неделя (воскресенье) называется Цветоносной. Каждая веточка символизирует собой жизнь. Зима, когда все казалось мертвым, ушла. В этих ветвях видна пробуждающаяся жизнь. Так и в наших душах живет ожидание Воскресения Христа, торжества Жизни над смертью. Оно должно вот-вот произойти.

Последняя седмица перед Пасхой—Страстная и каждый ее день мы называем Великим. Эти дни исполнены воспоминаниями о событиях величайшей важности для всего человечества. Первые три дня (понедельник, вторник и среда) посвящены вспоминанию того, как Спаситель всенародно готовил слушающих к приносимой Им Божественной Жертве. Слышна песнь: «Се Жених грядет в полунощи, и блажен раб, егоже обрящет бдяща!» Каждый присутствующий в храме должен осознать, для чего Он приходит. За богослужением прочитываются все четыре Евангелия и Псалтирь. Постепенно мы вводимся в мир чувствований и переживаний апостолов, Божией Матери и Самого Спасителя. Мы должны быть очень внимательными и сосредоточенными. Ведь наступает кульминация всего длительного периода, который вот-вот должен разрешиться. Мы должны вместе со Христом на Кресте умереть греху, чтобы с Ним вместе воскреснуть и уже здесь, на земле, почувствовать вкус победы, вкус жизни в Боге, вступить одной ногой в Царство Небесное, в Рай.

Таким образом, пост для христианина—это духовная пустыня, но она приводит нас к Небесному Отечеству. Другими словами, пост возвращает нам рай. Вспомните израильский народ, который 40 лет странствовал по пустыне—это был их пост. Но она привела их к Земле Обетованной. Они нашли свой рай. А мы? Пусть каждый покажет свою веру, свою любовь к Богу. Пусть каждый в дни поста откажет всякому своему чувственному пожеланию, как Христос отказался в пустыне от хлеба. Пусть каждый отречется от мирской привязанности и суетности мира сего, как Христос отверг всю предлагаемую Ему искусителем славу мира. Пусть каждый воспротивится самолюбию и гордости, как Христос воспротивился подобному обольщению от диавола. Священник Павел Флоренский призывал в дни поста каждому сделаться монахом. Не для того, чтобы уйти от мира, но чтобы пойти навстречу всем трудностям и победить, как и подобает воинам Христа.

   Сергей Шевченко,
студент IV курса МинДС

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.