Дороги, которые выбираем мы

1 (1)Разве святой — это герой легенд или сказок? Разве святость — недосягаемый идеал, доступный лишь избранным? Кто может быть святым и что для этого необходимо? Давайте оглядимся вокруг и попытаемся понять, действительно ли это удел неземных мифических существ или все-таки таких, как мы, обычных людей.

23 мая 1996 года, в день своего девятнадцатилетия, совпавший с православным праздником Вознесения Господня, в чеченском плену был обезглавлен русский солдат Евгений Родионов. До этого в течение трех с лишним месяцев его пытали, предлагая снять свой нательный крестик и тем самым отречься от христианской веры. За окончательный и бесповоротный отказ сделать это православный воин был казнен.

Кто-то может подумать: «Ну и что, еще один солдат из многих тысяч погиб в Чечне. Что тут такого, на что стоило бы обратить особое внимание?» А все дело в том, что Евгений был убит не по причине своей трусости, или малодушия, или нежелания работать в чеченском плену, или просто упрямства. Ему предлагали жизнь при условии отступничества от веры. Если бы он снял крест и принял мусульманство, он бы, возможно, был жив до сих пор.

С 1999 года началось почитание Евгения как святого мученика. Но что мы знаем об этом молодом человеке? Чем он так угодил Богу? Может, он от рождения был отмечен необыкновенными знаками благодати Божией? Нет, из воспоминаний его матери, Любови Васильевны Родионовой, мы узнаем, что Женя рос самым обычным мальчиком. Что-то, конечно, отличало его от сверстников, но это были не более чем просто черты его индивидуальности. С детства он был очень наблюдательным, внимательным ко всему окружающему, любил природу, относился к ней бережно. При свойственной ему тихости и незаметности он обладал достаточно твердым мужским характером. С любовью относился к своим родителям и учителям. Рос самостоятельным, прилежным и ответственным.

Среди прочего Любовь Васильевна вспоминает: «Лет в одиннадцать или двенадцать он вернулся с летних каникул с крестиком на шее. Я удивилась, спросила: «Женя, что это?» Он сказал: «Это крестик. Я ходил с бабушкой в церковь перед школой, так что причастился, исповедался, и это мне дали».- «Женя, сними, ты что, над тобой будут смеяться».

Промолчал, ничего не сказал, но крестика не снял. Потом со временем увидела, что цепочку заменил на веревочку. Начала как-то по-другому, строго спрашивать: «Ты что, в какое время ты живешь? Ты у кого-нибудь из своих друзей видел такое? И коль тебе уж так хочется носить этот крестик, если тебе действительно это нужно, то почему не цепочка, почему эта грубая веревка?» Он ответил просто, тихо, но достаточно твердо: «Мне так удобно, и носить я буду так».

1 (1)

Кроме того, что он носил крестик и иногда ходил в храм, мама святого Евгения не может сказать, что он был как-то сверхъестественно благочестив. Он общался с большой компанией ребят, занимался спортом, слушал музыку, как и все. Любил стихи, иногда сочинял сам, «детские, не всегда складные, но всегда очень ласковые и добрые стихи»,- вспоминает Любовь Васильевна. Несколько раз она видела своего сына с сигаретой в руках, хотя при своей матери он никогда не курил. И конечно, о его жизни мы знаем только из ее рассказов, а разве может мать отозваться плохо о своем ребенке? Достоверно известно только то, что он был таким же, как и многие из нас, обыкновенным человеком.

На могилу Евгения Родионова приезжают священники с прихожанами, журналисты, писатели, предприниматели. Вполне благополучные, не самые бедные люди. Что нужно этим людям? «Они приехали на могилу к неизвестному мальчику, который никого не спас, не подбил несколько танков или самолетов. В том понимании, к которому мы привыкли, он не был герой, он просто погиб. Он сам добровольно выбрал смерть. И вдруг эти люди приехали на могилу, поклонились кресту, и сказали, что это даже не ему нужно, Жене, а именно им нужно; что это имеет для них глубокое душевное значение»,-говорит мать мученика.

Это был простой юноша, получивший обычное образование в советской школе. Церковность не была естественной атмосферой в семье. Нет сведений о том, что он выполнял все предписания церковного устава, но он исполнил главное-закон Христов, закон милосердия, милосердия к своей бессмертной душе, которой не могут повредить убивающие тело. Господь-не грозный карающий Судья, а Судья милующий, Он ждет милости, а не жертвы. Он ждет от человека милости к самому себе, к своей богоподобной душе, дороже которой нет на земле ничего.

Вера Евгения была сознательной. У него было уважение, благоговение к Церкви. Еще будучи подростком он по собственной инициативе исповедался и причастился. Никакие возможные насмешки друзей не могли изменить такого его отношения. Он любил посещать храм. Хоть он и не был воцерковленным в полном смысле слова, он сделал свой выбор-принял смерть за Христа, проявив этим глубокую личную веру в Воскресшего из мертвых.

Что же такое тот подвиг, который принял на себя наш современник, как говорится, парень из соседнего двора? Мученичество-это высший акт отречения от мира, высшая духовность, критерий святости, видимое свидетельство внешне невидимой веры. В греческом оригинале слово «мученик» не имеет такого порой пугающего нецерковных людей значения, оно означает «свидетель». Венец мученичества-победный венец. Церковь верит, что любой духовный подвиг измеряется именно мученичеством, то есть самоотвержением ради Христа. А вера Церкви-больше, чем просто вера, это уже практически знание. Кстати, многие в наше время даже не догадываются, или забывают о том, что венцы на головах у вступающих в брак символизируют именно мученические венцы. Так же, как и головные уборы священнослужителей.

«Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же» (Евр.13,8). Каждый из окружающих нас с вами сегодня людей может быть святым. И для этого совсем не обязательно бросать все, уезжать воевать и погибать в чеченском плену; это достижимо где угодно и когда угодно. Каждый из нас-потенциальный святой. Сила Божия не знает границ ни времени, ни пространства. Новомученики, уже канонизированные Церковью, взошедшие на те же вершины, что и мученики первых веков христианства, жили не так давно. Они были современниками наших дедов, отцов, а с некоторыми мы могли бы быть знакомы сами, лично. Быть может, кто-то из тех, с кем мы сегодня проводим время (кстати, есть смысл задуматься-как), с кем вместе учимся, работаем или служим, он также удостоится дара святости. Или, вернее, сможет найти и раскрыть в себе этот дар, заложенный в каждом грешном человеке. Ведь Царство Божие-внутри нас. И Господь ждет каждого нашего шага к Нему. Шагов ежедневных, пусть нетвердых, пусть нешироких, пусть чередующихся с падениями, но таких ценных в Христовых очах, что ради них Он пострадал на Кресте. И мы становимся свидетелями, воочию видим, что Он прославляет святостью тех, кто не отвергается Его Креста.

В конце концов, именно святость каждого человека есть цель существования нашего мира. К ней мы призваны от рождения. Ради нее мы живем. Забывая об этом, не желая понять это, мы наверняка сбиваемся с пути, потому что если даже тот, кто знает об этой цели, порой блуждает по перепутьям страстей и плотских привязанностей, то что можно говорить о тех, кто сознательно отвергает ее?

   Курапенок Дмитрий,
студент V курса МинДС

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.