Христос и Плотин. Богоподобие или первоединое

1 (1)Какова цель жизни христианина? Если ответить на этот вопрос одним предложением, каждый христианин призван стать подобным Богу, обоженым.

Учение об обожении занимает видное место в духовно-аскетическом и богословском опыте Православия. Это учение имеет своим основанием Священное Писание Ветхого и Нового Завета и в том или ином виде присутствует у всякого церковного писателя. Оно настолько значимо для Церкви, настолько тонко вплетено в ее самосознание и самоощущение, что с безусловной необходимостью определяет весь строй мысли ее членов. Любой христианин, приступая к Евхаристической Чаше, сознательно или бессознательно исповедует это учение, повторяя слова из Последования ко Святому Причащению: «Виждь смирение мое, виждь труд мой елик, и грехи вся остави ми, Боже всяческих: да чистым сердцем, притрепетною мыслию, и душею сокрушенною, нескверных Твоих причащуся и пресветлых Таин, имиже оживляется и обожается всяк ядый же и пияй чистым сердцем».

Истоки этого учения, как уже отмечалось выше, следует искать в Священном Писании Ветхого Завета. Книга Бытия говорит нам о том, почему стало возможно вести речь об обожении как смысле человеческого существования. Из нее мы узнаем, что человек создан по образу и подобию Божию (Быт. 1,27). По словам святого Каллиста Ангеликуда, «венец всех желаний есть единение Бога с душой, превосходящее ум. Для божественного единения необходимо божественное подобие; для божественного подобия необходима деятельность ума, то есть созерцание». В целом святые отцы единодушно говорят о том, что человек изменяется в тот образ, который он созерцает или, говоря иначе, уподобляется тому, что видит. Уподобляясь видимому, человек соединяется с ним, а, соединяясь, начинает жить общей жизнью с тем, с чем он соединился.

Спрашивается, что значит быть подобным Богу? Что общего у Бога и человека? Надо сказать, что православное богословие отвечает на этот вопрос достаточно определенно. По учению Церкви, это благодать или благо-бытие. Еще ее называют Славой Божьей, Нетварным Светом, энергией или действием Бога. В этой благодати-неисчерпаемый источник нашей жизни. Но здесь необходимо иметь в виду, что мы лишь частично можем вместить в себя божественную благодать, лишь настолько, насколько позволяет нам, во-первых, наша природа, а во-вторых, наше желание этого. Кроме того, благодать необходимо понимать очень реалистично, ведь, по учению Церкви, благодать Божья неотделима от Бога и поэтому она есть Сам Бог. Это благо-бытие есть дар божественной, жертвенной любви человеку, который, стяжая его своей добродетельной жизнью, становится богоподобным и начинает жить одной жизнью с Богом. Обожение, таким образом, состоит в усвоении или стяжании человеком благодати, через которую, по словам и преподобного Максима Исповедника, и святителя Григория Паламы, «Бог находится весь во всех достойных, и все святые находятся во всем Боге, получив вместо себя всего Бога, и, как некую награду за свое восхождение, они имеют одного только Бога», «Который находится в них подобно тому, как душа находится в теле и удостаивает их быть как бы Его собственными членами».

Учение об обожении этим, однако, не исчерпывается. Если бы мы остановились на вышесказанном, то наши рассуждения с формальной стороны мало чем отличались бы от рассуждений на ту же тему язычника Плотина. Для примера приведем несколько цитат. «Кто познал такое общение, — пишет он,- тот только знает, что я говорю,- знает, что душа, устремленная к Богу и пришедшая к Нему, начинает жить совсем иной жизнью, ибо становится участницей Его жизни Кто удостаивается такого единения,- тот зрит Бога, зрит в Нем самого себя, насколько это возможно,-видит себя просветленным, в сиянии духовного света ему кажется тогда, что он сам как бы обратился в божество и есть божество Кто удостаивается этого, кто может сказать о себе, что он иногда становится таковым (как Бог), тот конечно, в самом себе имеет образ и подобие Бога». Подобных примеров можно приводить очень много, но для нас в данном случае важно выявить то, что принципиальнейшим образом отличает христианское учение об обожении от учения о нем Плотина.

Святые отцы неоднократно подчеркивают существенную связь между воплощением Бога Слова и нашим обожением. «Слово вочеловечилось, чтобы мы обожились»,-пишет святой Афанасий Великий. Святитель Григорий Богослов говорит, что человек настолько обоживается, насколько Бог вочеловечивается. «Бог настолько стал Человеком, насколько меня делает из человека богом»,-пишет он.

Христос занимает центральное положение в жизни каждого христианина. Именно со Христом мы таинственно со-умираем и со-воскресаем в крещении и именно во Христа мы облекаемся, совлекаясь нашего ветхого человека. Со Христом мы соединяемся и Духом Святым во Христа прелагаемся в таинстве Евхаристии. Мы являемся членами Церкви, которая есть Тело Его. По сути, вся жизнь христианина есть не что иное, как жизнь во Христе.

А что Плотин? Несмотря на то, что он жил в III веке по Рождестве Христовом, и христианство было ему хорошо известно, он сознательно остается язычником. Христа он не знает и не хочет знать. Предел его желаний-Первоединое, в лоно которого и возвращается ниспавшая душа, сбросив с себя узы злой и безобразной материи. С точки зрения христианства Первоединое Плотина абстрактно и безлико, а уподобление ему больше напоминает природный процесс, чем духовно-личное преображение. Плотин никому не молится и не перед кем не плачет, ведь никого и нет. Первоединое не Кто, а Что. У него нет ни имени, ни истории. По сути, как признается сам Плотин, душа приходит не к чему-либо иному, «но к самой себе». А все потому, что философия Плотина есть пантеизм. Душа по существу ничем не отличается от Первоединого, она есть лишь один из его моментов. Строго говоря, не душа возвращается к Нему, а само Первоединое возвращается к себе. По учению же Церкви, каким бы тесным ни было единение Бога и человека, между ними всегда существует природное отличие. «Петр остается Петром, Павел-Павлом, Филипп-Филиппом; каждый, исполнившись Духа, пребывает в собственном своем естестве и существе»,-пишет преподобный Макарий Великий.

Таким образом, обожение, по учению Церкви, возможно только во Христе, что существенным образом отличается от любого нехристианского учения. Кроме того, жизнь во Христе-это бесконечный процесс совершенствования, который, по словам святого Николая Кавасилы, зарождается в этой жизни, а совершается в будущей. «И ни настоящая жизнь не может совершенно вложить ее в души людей, ни будущая, если не получит начатков ее в этой жизни»,-пишет он. Существо этой нескончаемой жизни есть любовь, потому что любящий пребывает в Боге, и Бог пребывает в любящем, как неложно свидетельствует об этом святой апостол и евангелист Иоанн Богослов: «А заповедь Его та, чтобы мы веровали во имя Сына Его Иисуса Христа и любили друг друга, как Он заповедал нам. И кто сохраняет заповеди Его, тот пребывает в Нем, и Он в том. А что Он пребывает в нас, узнаем по духу, который Он дал нам» (1Ин. 3. 23-24).

   Маслов Сергей,
студент III курса МинДА

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.