Слово на 12 января 1872 года

1 (1)Слово на 12 января 1872 года, произнесенное в церкви Императорского Московского университета ее настоятелем, профессором богословия, протоиереем Н.А. Сергиевским.

Вступая в новый год, уже сто двадцатый год своего существования, старейший русский университет по неизменному благочестивому обычаю, первее всего торжествует в храме Премудрости Божией, благодарит Бога за прошедший год и взыскует Божия благословения наступающему году. Это святое торжество да будет свидетельством, что русский университет, действуя в виду своей великой цели высшего образования, просвещения народного, не забывает отношения своей деятельности к цели еще высшей, к цели просвещения всечеловеческого, христианского; что университет не должен чуждаться церкви, этого единственного истинного вселенского училища, первейшего всех университетов; что университетская наука не должна разрывать жизненных связей истины, то есть связей истинного знания с истинною верою, как самою истинною стороною жизни человечества. Высшей науке, стремящейся обнять все стороны бытия и жизни, конечно, известны все те предубеждения, которыми поддерживается борьба лжи неверия против истинной Веры,—борьба, фальшиво переносимая в разное время на почву разных наук; то умозрительных, то исторических, то так называемых точных наук. Науке, объемлющей все стороны и всю судьбу ведения, без сомнения, известно, что все эти предубеждения доселе всегда разрушались уже собственным ее преуспеянием, неизменно падая в тени перед светом восходящего и восполняющегося познания; что поэтому за временем предубеждения неверия всегда следовали времена возбуждения веры, что вслед за мраком этих предубеждений всегда светлее воссиявал свет верховной, истинно всеобъемлющей Христовой истины. <…> Некогда Россия должна была вступить в союз общения с западом Европы, и русский университет образовался по образцам училищ сего рода на Западе, заимствовался учеными с Запада и постоянно посылал своих ученых для усовершенствования в науках на тот же Запад. По этим обстоятельствам исторической судьбы нашей жизни и нашего образования, не то удивительно, что вместе со светлым потоком благотворного влияний истины заимствованного просвещения к нам доходили иногда путем жизни некоторые мутные потоки заблуждения и маловерия или даже неверия; но удивительно то, как слабо, как поверхностно было у нас их течение, как скоро оно было иссушаемо и пропадало как бы без следа. Чья это заслуга? Не обинуясь, скажу: здесь труд высшей русской науки, скажу словом апостольским, несть тощь пред Господем; она просветляла слепоту подражательных, неразборчивых увлечений; с самого начала ее делания, несмотря на необходимость заимствования внешних познаний, она умела отличать необходимое от случайного, соблюдала свои пределы и хранила истину своих отношений к высшей, внутренней истине, то есть к Вере. <…> Западная мысль, воспитанная в несовершенных формах латинства и протестантства, приходя к сознанию того несовершенства, вела и ведет свою работу собственно в отношении к этим формам Веры; и так как пред собою она не видела и еще доселе ясно не видит иного, истинного образа христианства, хранимого на презираемом от Запада Востоке: то вот причина начала, развития, постепенного образования и распространения систем неверия на Западе. Правда, последняя по времени система неверия, как последний горький плод систем мысли, выродившейся в систему страсти, усиливается противостать уже не только формам исповедания, но самым основаниям или сущности христианства; правда, благовидно приодетая в одежду точной науки, эта система с большею против прежних силою пришла и к нам, казалось, в порывистом и широко захватывающем потоке; она угрожала большею прежних опасностью и нашему просвещению, по причине переплетения лжеучений, льстящих еще чувственности людской, с открытиями, изысканиями, предположениями научными. Но что же? Скажу опять: не то удивительно, как эта язва времени прошла мимо нас; но удивительно то, что она поражала у нас почти только слабых детей да взрослых, и без того бывших уже больными, или полузнанием, или даже решительным незнанием. Силы крепкие, здоровые устояли, иные, временно заболевшие, восстали, и восстают, и подают руку другим к восстанию. Чье это здравие, каким врачевством совершилось и совершается это исцеление? Не обинуясь скажу опять словом апостольским: во всем этом труд нашей высшей науки несть тощь пред Господем. С самого появления у нас зла последнего стихийного мудрования она действовала против него крепкими мужественными силами; обнажала лесть лжезнания, полузнания, невежества; не жертвуя научною истиною, не скрадывая ее, наша высшая наука умела отделять зерно от шелухи, истину от лжи, не позволяя лжи восхищать равенство с истиною. Не обинуясь скажу: этим деланием света даже во время нощи пришедшей,—истинная мудрость человеческая в лице многих и многих своих делателей совершала службу Премудрости Божией. В храме Премудрости, посвященном имени святой мученицы за истину сея Премудрости, да благословятся ведомые ей имена живых ее соработников, и да помянутся имена всех усопших от самого основания сего университета и доднесь! Аминь

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.